Лента новостей
Выбрать все
Фильтровать тематики Выбрать

Георгий Логвинский: «Наказание «Кока-Колы» остановит десятки других нарушений, которые планировались в Крыму»

20.01.2016, 12:58 Виктория Чирва для АСН, фото Виктора Ковальчука, АСН Печать
Георгий Логвинский: «Наказание «Кока-Колы» остановит десятки других нарушений, которые планировались в Крыму»

Народный депутат от «Народного фронта» Георгий Логвинский как представитель Меджлиса крымскотатарского народа и многолетний помощник Мустафы Джемилева занимается проблемами Крыма. Он и его команда не смирились с аннексией полуострова и пытаются создать юридическую базу для наказания причастных к преступлению и последующего возвращения Крыма в состав Украины. По мнению парламентария, Крым остается нашим, пока мы за него боремся.

— Каковы перспективы иска, который вы подали против должностных лиц «Кока-Колы» за публикацию карты России с Крымом?

— Это не иск, а уголовное производство. Суть претензий заключается в том, что фактически продажей на территории Украины в Крыму занимается дистрибьюторская компания самой Coca-Cola, а значит, ее шаги и заявления нужно воспринимать как официальную позицию. То есть это не хаотичная продажа – кто-то продал машину «газировки» в Москве, а потом привез в Крым. Это дистрибьюция и сделка. А согласно Закону об оккупированных территориях, все сделки, которые совершаются на территории Крыма, являются недействительными. Кроме того, есть подозрения, что все действия концерна — публикация карты без Крыма, потом – извинения и публикация карты с Крымом, могут свидетельствовать о том, что речь идет об умышленном признании территории Украины частью Российской Федерации. А это уже уголовно наказуемое деяние. Кроме того, мы должны понимать, что «Кока-Кола» продает не воду с газом, а надпись – бренд, который принадлежит Америке. Это усугубляет ситуацию. В любом случае установить факты и степень ответственности могут исключительно правоохранительные органы. В связи с этим я подал заявление в прокуратуру Крыма, с указанием информации, всех данных. И сейчас прокуратура Крыма открыла уголовное производство по моему заявлению, и материалы переданы в Генеральную прокуратуру для установления подследственности.

Георгий Логвинский

— Какого вы результата ожидаете? Извинений?

— Следствие может разобраться, в чем был мотив «Кока-Колы». Если оно установит, что это была ошибка, они не хотели, обязуются больше не делать, и это будет подтверждено, то, вполне возможно, будет признана халатность или отсутствие состава преступления. Такое может быть. Но может быть и другая ситуация. Возможно, конкретные лица в российской «Кока-Коле» заявят: нет, мы все сделали правильно. Мол, вот письма от начальства о том, что мы – российское представительство. И бизнес ради заработка денег является для нас более важным, нежели геополитические моменты. Более того, сама «Кока-Кола» ни разу не дала внятных объяснений по поводу этой ситуации. Во всяком случае ни разу не прозвучало извинение в адрес Украины и признание того, что часть ее территории оккупирована. Но мы этого так не оставим. Знаете, часто у людей складывается впечатление, что мы не боремся за Крым. Пока мы за него боремся, он остается нашим. И другие предприятия тоже должны будут делать выводы, понимать ответственность. И вполне возможно, что этот пример остановит десятки других нарушений, которые планировались в Крыму.

Георгий Логвинский

— Какие, например?

— Сейчас мы готовим ноту протеста в израильское посольство. У нас была информация, что израильские бизнесмены планируют инвестировать часть средств на территории Крыма, а политики собираются посетить полуостров. При этом, когда на встрече с главой парламента Израиля я сообщал, что есть такие планы, нас заверили, что нет. А из прессы мы увидели, что туда ездили журналисты.

— Продолжая тему Крыма. Насколько эффективны действия государства в плане возвращения полуострова в состав Украины? Или заняли позицию: подождем, когда им совсем плохо станет и они попросятся назад?

— Даже самые лучшие начинания можно похоронить под кипами бюрократических бумаг. Только за прошлую неделю я обратился в Минфин, Госпогранслужбу и Минюст с просьбой создать специальные подразделения по Крыму для конкретной деятельности. Получил три отказа. У каждого чиновника нашлись свои причины. Сейчас я написал новые запросы – как народный депутат. Звоню, объясняю, договариваюсь. Вчера опять был у главы Фискальной службы. Вроде бы меня услышали на этот раз. Слишком медленно в нашей стране все идет. Но если ты не делаешь, то оно и не будет сделано.

Георгий Логвинский

— Как вы относитесь к энергетической блокаде Крыма? Разве это не первое, что Украина должна была сделать сразу после аннексии Крыма – отключить электричество?

Можно было бы пойти еще более радикальным путем. Перестать торговать с Россией. Ввести жесточайшие санкции, запретить туда транзит, в том числе въезд гражданам РФ на территорию Украины. Ну а почему бы такое не сделать? Но, к сожалению, государство Украина было полностью интегрировано в Россию

— Отличный вопрос. А можно было бы пойти еще более радикальным путем. Перестать торговать с Россией. Ввести жесточайшие санкции, запретить туда транзит, в том числе въезд гражданам РФ на территорию Украины. Ну а почему бы такое не сделать? Но, к сожалению, государство Украина было полностью интегрировано в Россию. И это произошло не за один день – соседняя держава сделала все, чтобы так случилось. Именно призывы Кремля к местным бизнесменам инвестировать в Украину, покупать здесь недвижимость, заводить сюда активы, стали фундаментом для аннексии. И получилось, что экономика Украины полностью зависима от России. Качество производимой продукции отвечает ГОСТам России, а не Европы. Значит, продать можем только в РФ. Причем в некоторых сферах эта зависимость была критичной. Например, на наших электростанциях используются российские ТВЭЛы. Мы обязаны были покупать их у России, поскольку понимали, что ответные действия россиян могли нанести нам сумасшедший урон. Именно поэтому украинская дипломатия была аккуратной. Я считаю, что она была чересчур аккуратной. Но такие проблемы были.

Возможно, эта осторожность тоже не случайна. Кому-то из высших чиновников сильно не хотелось разрывать экономические связи с Россией…

Георгий Логвинский

Безусловно, были разные заявления. Когда началась блокада, мы слышали от многих энергетиков, что мы полностью зависим от России и без ее угля не сможем. Вплоть до того, что из Администрации Президента звучали фразы, что без поставок энергии из России у нас остановится шесть атомных станций. Правда, были и другие заявления. Допустим, советник премьер-министра на совещании с главой правительства заявил, что это неправда, что мы прекрасно справимся и без РФ. Так оно и случилось. Новый год мы встретили без стандартной эпопеи с закручиванием вентиля и выклянчивания скидок на газ. Впервые мы создали реверс газа, и по этому вопросу от России не зависим. Конечно, хотелось бы многие вещи сделать раньше и действовать более жесткими методами, но здесь работает дипломатия. Самое главное, что каждый день мы снимаемся все с нового крючка России.

— Вы заявляли о возможности банковской блокады Крыма? Опять же: почему так поздно, будет ли это сделано и к каким последствиям может привести?

Возможности судебных споров с Россией практически нет. Кроме Европейского суда по правам человека. Если проанализировать 20 соглашений между Украиной и Россией, выяснится, что вместо конкретных методов рассмотрения споров там предлагается вариант: «Решается дипломатическим путем». Из-за этого подать иск на Российскую Федерацию в рамках международного права не представляется возможным

— Все юридические действия достаточно непростые. Возможности судебных споров с Россией практически нет. Кроме Европейского суда по правам человека. Если проанализировать 20 соглашений между Украиной и Россией, выяснится, что вместо конкретных методов рассмотрения споров там предлагается вариант: «Решается дипломатическим путем». Из-за этого подать иск на Российскую Федерацию в рамках международного права не представляется возможным. Вместе с тем существуют такие возможности зайти немножко «со стороны». В этих рамках открыто уголовное производство по всем банкам, которые работают на территории Крыма. Мы рассчитываем в этом вопросе на международную поддержку. Фактически счета банков, которые находятся на территории Крыма, должны быть заблокированы. Если они в долларах – то в США, если в евро – на территории европейского сообщества. Эти банки не могут функционировать без этих корсчетов. Но там тоже не все просто. Ведь сами европейские банки не открывают корсчета. Это делают посредники – российские банки. Так что там тоже есть свои нюансы. Нам нужно больше информации, и для этого мы отправляем запросы, получаем ответы, на базе которых строим юридическую стратегию.

Георгий Логвинский

— Каковы успехи в юридической сфере – преследовании чиновников, политиков, предпринимателей, которые так или иначе причастны к аннексии Крыма?

— С лета прошлого года добавилось порядка тысячи человек, в том числе и сотрудники правоохранительных органов, которые были найдены и отправлены на допросы. Но мы ежедневно работаем, пополняем этот список. Кроме того, дорабатываются критерии розыска этих людей. Потому что на Интерпол мы слишком рассчитывать не можем. К сожалению, Интерпол не работает напрямую с Украиной, а только через Россию. И московский офис блокирует подачу этих людей в розыск, из-за этого они могут быть задержаны исключительно на территории Украины. Поэтому мы дорабатываем законодательство, чтобы иметь возможность задерживать этих граждан и в других странах. И стараемся работать в тех условиях, которые есть. Так, был арестован господин Ганыш (Василий Ганыш, бывший депутат Верховного совета АРК. — Ред.). Правда, сейчас он находится под домашним арестом в связи с состоянием здоровья. На данный момент под меры пресечения попали еще четверо.

— Каково положение крымских татар в Крыму? Как вы им помогаете?

Положение ухудшается с каждым днем. Усиливается давление на крымских татар. Крым превращается в полуостров строгого режима. Там даже вышиванку надеть становится опасным. Несколько крымских татар были арестованы, частично – задержаны. Но чем дальше давят крымских татар, тем больше сил появляется для противостояния оккупантам

— Положение ухудшается с каждым днем. Усиливается давление на крымских татар. Крым превращается в полуостров строгого режима. Там даже вышиванку надеть становится опасным. Несколько крымских татар были арестованы, частично – задержаны. Но чем дальше давят крымских татар, тем больше сил появляется для противостояния оккупантам. А Украина пытается на международных форумах подавать эту информацию. Например, через неделю будет Парламентская ассамблея Совета Европы, где будут показаны все эти случаи, а европейское сообщество проинформировано. Возможно, будут созданы дополнительные международные миссии по этому вопросу. Россия противостоит этому, но мы будем дальше добиваться этих возможностей. Безусловно, говорить о действиях оккупационной власти в Крыму тяжело, поскольку они не выполняют ни собственные законы, ни международные конвенции. Но мы добьемся правды.

Георгий Логвинский

— Продолжается ли давление на Мустафу-ага, в том числе с помощью его сына, которого держат в российской тюрьме?

— Сразу после аннексии оккупанты пытались давить на Мустафу Джемилева, предлагая и большие деньги, и блага для крымскотатарского народа взамен на предательство. Одним из пунктов был шантаж: если он не согласится признать аннексию Крыма, то его сына Хайсера (в мае 2013 года он по неосторожности застрелил человека. – Ред.) не отпустят из тюрьмы никогда. Если же Мустафа Джемилев пойдет на уступки, то сына отпустят немедленно. Но лидер не пошел ни на какие компромиссы. А мы сделали все, чтобы решить этот вопрос исключительно в рамках закона. Украина провела ряд юридических действий, которые сильно спутали карты России. И фактически суд присяжных в РФ подтвердил тот приговор, который вынесли Хайсеру Джемилеву в Украине. Более того, Верховный суд РФ даже уменьшил ему срок, который дал украинский суд. На данный момент Украина запросила экстрадицию, но Россия отказалась, хотя они были обязаны это выполнить. Украина будет повторно инициировать требование об экстрадиции. Будем надеяться, что Россия хотя бы немного превратит свою юридическую службу во что-то похожее на суд.

— Насколько успешны, на ваш взгляд, Минские договоренности? Такое впечатление, что они уже набили всем оскомину и никто всерьез их не воспринимает.

— Так происходит из-за позиции российской стороны. Если мы зададим вопрос всем участникам Минских договоренностей: «Верите ли вы, что РФ будет выполнять эти договоренности?» — они ответят: «Нет». И никто не верит. Эти договоренности давно превратились в игру «Когда и как Россия обманет нас в следующий раз?». Но именно это нам и нужно показывать. Россия, не выполняя договоренности, превращается в недобросовестного партнера для других стран. Это является основополагающим процессом для санкций, уголовных производств, признания России в качестве агрессора. Второй момент — заложенная в бюджете РФ цена нефти, которая обеспечивает больше половины бюджета Российской Федерации, составляет 50 долларов за баррель. А благоприятная стоимость – 86 долларов. При этом на момент нашего разговора цена составляла меньше 30. Значит, Россия попадает под экономическую инфляцию, рост курса доллара, и все это скажется на бизнесе и благосостоянии страны. Они сегодня начинают понимать, к чему приводит политика Путина. Еще одна важная вещь. Когда европейское сообщество видит, что Россия не является партнером, оно начинает воспринимать экономическое сотрудничество с ней как политическое давление со стороны России. Ведь она не только Украину на крючках держала, но и другие страны. Они считали это экономически выгодным сотрудничеством, а Россия вела свою игру. Сегодня лидеры этих стран понимают, что это политическое влияние, и стараются избавляться от этих ловушек. Развились технологии альтернативных источников энергии. Компания «Тесла» наладила массовый выпуск электрокаров, «Фарадей фьючерз» представила концепцию электромобилей, и в первые же дни собрала миллиард долларов инвестиций. «Тойота» выпустила автомобиль, который ездит на водороде, – с января начинаются продажи в США. Меняются тенденции, и это влияет на стоимость нефти. Замминистра финансов России не стал по привычке врать согражданам, как у них все хорошо, а честно заявил, что цена нефти может упасть до 10 долларов. Они осознают, что должны поднимать курс доллара, потому что иначе их ждет возвращение 90-х. То же самое подтверждает и Герман Греф, который заявил, что Россия проиграла экономическую войну и находится в плачевной ситуации.

Георгий Логвинский

— Давайте вернемся к нашим реалиям. Сейчас представителям «Народного фронта» довольно сложно участвовать в публичных обсуждениях: им задают много неудобных вопросов по поводу деятельности правительства. Яценюка обвиняют в коррупции, но даже если предположить, что это – происки недоброжелателей, нельзя не признать, что жить лучше украинцам не стало. Где обещанные реформы?

— Для начала хотел бы объяснить, какое отношение я имею к «Народному фронту». Когда началась аннексия Крыма, Меджлис обратился к лидерам партий, претендующим на прохождение в парламент, с просьбой включить представителей Меджлиса в свои списки. Поскольку выборы на территории Крыма были невозможны, а мы должны были иметь представительство в Верховной Раде, чтобы защищать интересы крымских татар. Согласились Блок Петра Порошенко, «Народный фронт» и Радикальная партия. Правда, Олег Ляшко потом передумал, и мы не увидели тех людей, которых они включили в свой список. Меня включил «Народный фронт», БПП – Рефата Чубарова и Мустафу Джемилева. Я представляю Меджлис крымскотатарского народа, и я благодарен премьеру, что он сдержал свое обещание.

Что касается сути вопроса. Мы должны понимать, что наше государство 20 лет разрушалось. И не существует такой волшебной палочки, которая во время войны может превратить Украину в Швейцарию. Я на себе испытал, как тяжело пробиться через бюрократическую машину. Это десятки писем, сотни встреч, обивание порогов. Чиновники видят все по-другому – каждый думает о своей шкуре. Многие судьи не поменялись, процесс люстрации не прошел, и они до сих пор еще боятся принимать решения, опасаясь расправы со стороны бывших представителей власти. В прокуратуре Крыма перед подписанием каждого документа увольняется один-два человека. Они боятся.

Опять-таки есть еще и политическая борьба. Ни один премьер, который проводил реальные преобразования, не был популярен во время правления. Та же Маргарет Тэтчер или Лешек Бальцерович получили признание гораздо позже. Но именно их действия были решающими на пути реальных преобразований. Кроме того, я могу назвать минимум 10 вещей, которые казались фантастикой, но все-таки были сделаны. Как я уже говорил, одной из главных побед я считаю то, что нам удалось соскочить с российского газового крючка.

Георгий Логвинский

— Но ведь самые благие начинания разрушаются из-за постоянной и системной коррупции.

— Я все-таки верю в действенность новых органов, которые были созданы, – Антикоррупционного бюро и Антикоррупционной прокуратуры. Они должны работать по примеру новой полиции. Ведь никто не верил, что новым полицейским даже не станут предлагать взятки. Но это так. По такому принципу должна проходить реформа всех госорганов. Уже сейчас возможности для коррупции существенно купированы, что вызывает возмущение некоторых чиновников. Например, в плане сертификации убрано много преград, запущен процесс децентрализации. Исчезла длинная цепочка разрешений и согласований от министерств. Отменено более 50% разрешений, которые раньше получал бизнес. Все государственные закупки сегодня открыты. Прошла первая стадия электронного регулирования. Это значит, что все документы регистрируются в базах, и невозможно незаметно выбросить или переделать какой-то документ. Открыты все реестры, что означает, что можно посмотреть на любого человека, что на нем зарегистрировано. И возникнет справедливый вопрос: как человек, получая 6 тысяч гривен, может жить во дворце и ездить на «Мерседесе»? Кстати, у нас довольно жесткое антикоррупционное законодательство, которое позволяет проверить не только проворовавшегося чиновника, но и всех его родственников. Еще я бы назвал среди достижений то, что мы смогли облегчить жизнь бизнесу с помощью либерализации налогового законодательства и свели на нет возможности для отмывания денег. Повторяю: реформы идут. Просто каждый шаг дается в нашей стране очень тяжело.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции


Новости партнеров
Загрузка...
По теме
marketgid
Новости партнеров
Loading...
Загрузка...