Лента новостей
Выбрать все
26 Февраля
25 Февраля
Все новости

Интервью

Общество Григол Катамадзе: Нельзя забрать у одних и отдать другим. Однажды из-за этого уже был Голодомор 15 Февраля
23:31

Григол Катамадзе: Нельзя забрать у одних и отдать другим. Однажды из-за этого уже был Голодомор

Григол Катамадзе: Нельзя забрать у одних и отдать другим. Однажды из-за этого уже был Голодомор С Григолом Катамадзе мы встретились в Ассоциации налогоплательщиков, которую он возглавляет с лета 2015 года. Сдержанный интерьер его кабинета разбавляют яркие современные картины грузинского художника Давида Шарашидзе, который уже около 20 лет живет в Украине. На журнальном столике – толстая кипа бумаг - черновик проекта нового либерального Налогового кодекса, совместной наработки бизнеса и общественности. Мы сразу переходим к делу - говорим о главных недостатках украинской налоговой политики, которые не дают нашему бизнесу развиваться, почему «новая грузинская команда» в украинской власти не прижилась, имеет ли бизнес в Украине сам Катамадзе и, наконец, почему неосуществленный безвиз - это больше проигрыш для Европы, чем для Украины. - Вы сейчас, как Президент Ассоциации налогоплательщиков Украины, наверное, часто общаетесь с представителями бизнеса. Можно ли сказать, что за последние годы украинским предпринимателям стало легче работать? Что изменилось с 2014 года? - Я был избран в Ассоциацию в конце мая 2015 года и более полутора лет занимаюсь этими делами. У меня за эти полтора года есть свой собственный опыт, когда я делал после государственной службы шаги в направлении бизнеса. Скажу откровенно, было очень трудно открывать бизнес. Я помню регистрацию физического лица - предпринимателя. Это был 2014 год, и когда мы это делали, было много очередей в администрациях, поэтому мы нашли человека, который нам помог. Это не стоило очень много. С этой точки зрения хочу сказать, что не просто изменилось, а многое изменилось. Сейчас, когда мы общаемся с бизнесом, то нам говорят, что открыть бизнес очень легко. Но есть и недостатки. За последние полтора месяца из 800 тысяч физических лиц - предпринимателей больше 160 тысяч прекратили свою деятельность. Очень правильно, что поднимают уровень заработной платы, но это - не системное решение проблем. Сказать, что кардинально изменилась ситуация, - невозможно. Что системно изменилась ситуация к лучшему - тоже нельзя. И это говорю не я, это говорит малый и средний украинский бизнес. У крупного бизнеса есть другие проблемы, и крупный бизнес знает, как их решать. Но все успешные страны опираются именно на малый и средний бизнес. Доля малого и среднего бизнеса в ВВП Украины, по разным оценкам, только от 10-15%. А в развитых, успешных, европейских странах, как, например, в Польше, это - 67%, в Великобритании - 97%. - Какие наработки есть у Ассоциации в вопросе улучшения работы бизнеса в Украине? - Мы полгода работали над проектом либерального Налогового кодекса. В декабре прислали его в Государственную фискальную службу, с 8 февраля по 10 апреля мы будем презентовать этот проект по областям и уже потом хотим обновленный вариант внести на рассмотрение в Верховную Раду. Наша главная цель - подготовить продукт, который будет воспринят большинством общества. С 1 января 2018 года, если будет принят и вступит в силу наш либеральный Налоговый кодекс, надо будет объявить нулевую декларацию. Чтобы каждый гражданин имел возможность за полгода задекларировать все, что у него есть: деньги, движимое, недвижимое имущество. И мы предлагаем, чтобы за задекларированное имущество гражданин не должен был платить проценты и не было правового преследования за то, что люди задекларировали. То есть автоматически признать - все то, что задекларировал человек на то время, он заработала законно. Это не правовая, а моральная сторона, ведь, наверное, тогда начнут говорить - почему мы должны прощать людям, которые, например, брали взятки?! Но, согласитесь, мы так говорим уже три года. И безрезультатно. А такими вот шагами, которые мы предлагаем, можно успокоить общество. Законодатели три года подряд грубо нарушают закон В последние годы происходит прямое нарушение украинского законодательства самим же законодателем. Вот, например, Налоговый кодекс или Закон о государственном бюджете. Там четко прописано - нельзя менять Налоговый кодекс позднее чем за 6 месяцев до начала нового финансового года. А у нас - в декабре 2016-го приняли изменения, которые вступили в силу с 1 января, буквально через несколько дней! То же самое было в 2015-м, 28 декабря были приняты изменения! То же самое было в 2014-м! Вы знаете, требовать у граждан выполнять закон, когда законодатель сам его нарушает, - это нелогично. Сейчас надо делать шаги, чтобы в стране появился большой пласт малого и среднего бизнеса, чтобы наименьший показатель ВВП был 50%. Если будет принят либеральный Налоговый кодекс, то он снизит налоги, их количество, ставки налогов. Тогда, мы убеждены, через три года будем жить уже в новой стране. И это не очередные обещания, я - гражданин Грузии, я не соперник каким-то политическим силам, у меня нет претензий на какие-то должности. Я чувствую себя в долгу перед Украиной за то, что мне дали украинские педагоги, когда я учился в украинском университете. И я хочу частично этот долг вернуть. Как нормализовали налоговые кодексы в других странах Например, в Казахстане, когда принимали налоговый Кодекс, местный бизнес профинансировал его разработку. Теперь в Казахстане доходы на душу населения в год составляют 24 тысяч долларов, а в Украине - чуть больше двух тысяч долларов. На самом деле мне очень больно об этом говорить. С точки зрения ресурсов, возможностей, географического положения - в Украине возможностей гораздо больше, несмотря на то, что в Казахстане есть энергоресурсы. Надо просто послушать собственный народ, очень бережливый, талантливый и трудолюбивый. - Поддерживаете ли вы реформирование налоговой полиции в том формате, который предлагают народные депутаты? - Надо комплексно и системно подойти к этому:        - Принять новые правила игры, объявить трехлетний мораторий на изменения Налогового кодекса, провести нулевой декларирования. Сформировать новый контролирующий орган: разъединить фискальную службу на службу сервисную, которая помогает бизнесу развиваться, и на службу полицейскую - службу финансовых расследований.           - Забрать все контролирующие функции у всех правоохранительных органов и оставить эти функции только у Службы финансовых расследований, которая будет подчинена не Фискальной службе, а Министерству финансов. И это будет единственный орган, который будет заниматься не «маски-шоу», а аналитикой, рисками бизнеса, и только тогда, когда будет доподлинно известно, что там не просто риски, а прямое уклонение от уплаты налога или применение каких-то схем, будет задействовано и подразделение, которое устраивает, в частности, и «маски-шоу». Государство - это карательный орган, и у государства должны быть инструменты, чтобы заставить платить налоги того, кто не хочет этого делать. О такой реформе уже говорят, но мне непонятно, почему говорят о том, что к концу 2017 года году будет это сделано. Почему так много времени требуется для того, чтобы создать новую структуру? Государство платит фискалу, который должен прийти на предприятие и разобраться с проблемами - что скрывает бизнес, сколько на самом деле зарабатывает. И при этом сам фискал получает зарплаты 3,5 тысячи гривен. Кто кого обманывает? Сейчас во всех органах, контролирующих бизнес, работает чуть больше 22 тысяч человек. Мы предлагаем на конкурсной основе выбрать новую службу и оставить только шесть тысяч сотрудников.  Что сейчас происходит? Сегодня пришли фискалы, поработали месяц, через месяц пришли представители соответствующего подразделения МВД, через два месяца пришли представители СБУ. Эти собрали, эти собрали, эти собрали, и ничего не остается для того, чтобы платить в казну! Но главное, чтобы были прибыли, а потом - налоги! Много раз я слышал, что налоги брали на полгода или на год вперед. Сегодня ты работаешь, ты собрал налоги на год вперед, а через год пришли другие люди на должности и снова идут к бизнесу и снова себе забирают! Вот, например, относительно акцизов! Ежегодно их поднимают, надеясь на увеличение поступления в бюджет. Но во всех странах статистика другое говорит, ни в одной стране, где увеличивают акцизы, не было увеличения поступлений в бюджет! Или идут в тень, или сокращают производство. То же самое будет происходить и в Украине. Вы знаете, после электронного декларирования мне очень неприятно было слышать от некоторых политиков такие большевистские предложения, мол, давайте заберем у этих и отдадим другим. Это совершенно не украинский путь, он навязан Украине во времена большевизма! В стране, где находится 20% мирового чернозема, в такой стране был Голодомор! И именно потому, что у людей забирали то, что они заработали, для того, чтобы отдать другим. Если мы сейчас пойдем таким же путем, то будет новый голодомор. Когда нынешние советники украинского правительства из Польши, из Словакии 25 лет назад проводили реформы в собственных странах, они осуществляли дерегуляцию, уменьшали количество налогов и налоговые ставки. Они делали интересной и привлекательной экономику своих стран для внешних инвесторов. Сейчас небольшая Словакия, которая практически никогда не производила автомобили, является страной номер один в мире по производству автомобилей на душу населения! Потому что они сделали свою экономику интересной для мировых производителей, и вы сейчас практически не найдете ни одного известного бренда, который бы ни пришел в эту страну для того, чтобы производить там свои автомобили. А почему этого нельзя сделать в Украине? В чем налоговая проблема Украины Нужно принять лучшие условия, чем у всех стран - соседей Украины, в том числе и в России. Сегодня украинцы зарабатывают в стране и выводят капитал, не оставляя его в собственном государстве. Потому что нет интересных условий, чтобы реинвестировать в собственное производство. Они выводят на офшор, а затем через офшор инвестируют в Украину. Но страна не получает налогов с этого! Что сделали, например, в Эстонии? Там действует закон, что в случае реинвестирования бизнес освобождается от уплаты налога на прибыль. То же самое сделали в Грузии. С 1 января 2017 года там вступил в силу соответствующий закон. Не война пугает глобального инвестора! Человек, у которого есть деньги и который занимается бизнесом, является авантюристом в хорошем смысле этого слова и вкладывает деньги, чтобы получить прибыль. Но инвестора пугают непрозрачные судебная и налоговая системы, незащищенность инвестиций и совершенно непонятные правила игры в налоговой сфере. И самое главное, когда зарубежный инвестор видит, что украинский бизнес зарабатывает деньги в Украине и выводит за границу, то почему он тогда будет инвестировать? - По неофициальной информации, 50% предпринимателей в Украине работают в тени. Как решить эту проблему? Сделано ли уже что-то в этом плане? - По нашему глубокому убеждению, главный инвестор в украинскую экономику - это украинский инвестор. По разным данным, на руках у населения от 60 до 100 млрд долларов. Это означает, что эти средства работают в тени и государство не получает практически ничего. И это будет продолжаться, если правила игры не станут понятными для всех граждан. Если в банковской системе такое будет продолжаться и дальше, то деньги так и останутся «под матрасом». Почему когда-то было принято решение возвращать после ликвидации банка только 200 тыс. по вкладам? Почему не 100, почему не миллион, почему не все ?! В случае принятия либерального Налогового кодекса надо принять и закон, который заставит государство гарантировать 100% возврата всех вкладов, которые находились в ликвидированных банках. Надо обязать коммерческие банки иметь соответствующие резервы. Надо восстановить доверие украинцев к банковской системе. Возьмем Польшу, там в кризис практически ни один банк не был закрыт. Они понимали, что если сейчас будет кризис в банковском секторе, то возвращать доверие населения к банкам будет очень трудно. А если деньги, которые есть на руках у населения, вернуть в банковский сектор, это означает, что денежный ресурс (кредиты. - АСН) будет дешевым, то есть человек сможет брать дешевый ресурс в банке для того, чтобы развивать свой бизнес. Налоговая система в развитых странах имеет такое свойство, как гибкость. У нас сейчас система работает так: исполнительная власть подготовила, законодатель принял, а бизнес и общество должны подстраиваться под эти законы. Как происходит в успешных странах: меняется ситуация в стране или вокруг страны - налоговая система подстраивается под эти изменения. Если не пойти по этому пути, к нам не придут глобальные инвесторы, украинцы так и будут прятать свои деньги за рубежом и в «матрасах». Не хочу сейчас никого обижать, ни поляков, ни немцев, ни венгров, но Украина - намного более сильная страна, и эти реформы необходимы прежде всего украинцам. Сейчас не время мериться собственными амбициями. - Вы трижды были послом Грузии в Украине, работали во властных кабинетах Грузии. А почему сейчас выбрали работу, связанную с налогами, возглавили Ассоциацию налогоплательщиков Украины? - Я помню тот день, когда меня избирали. Я вышел на трибуну и, скажу вам откровенно, не знал, что говорить. Это был аванс. Ассоциация была в таком состоянии, что проголосовали бы за любого. Когда распадался Советский Союз, людям так надоели коммунисты, что они готовы были проголосовать за любого, лишь бы не за коммунистов. И я думаю, что тогда, когда голосовали за меня как за Президента Ассоциации, наверное, думали, что человек, который работал в дипломатии, возможно, поможет какими-то отношениями с международными организациями, будет привлекать какие-то гранты. И я тоже об этом думал. Поэтому это не мой выбор был, но сейчас я хочу сказать, что я очень благодарен людям, которые предложили мне попробовать свои силы в этой ассоциации, в частности народному депутату, вице-президенту Ассоциации налогоплательщиков Анатолию Матвиенко. Я понимаю, что, скажем так, с его легкой руки поверили в меня делегаты съезда и проголосовали. Одну цифру все же назову - минус 15 млн на день избрания и плюс 1,5 миллиона сейчас на счетах АНУ. При этом хочу откровенно вас заверить: никаких денег от политических сил, ни копейки от олигархов. - Многие ваши соотечественники работают или работали в украинской власти. Поступали ли вам предложения возглавить какое-то украинское ведомство? На какую бы должность вы согласились? - Нет. Ни со стороны так называемой грузинской команды, ни украинской никаких предложений на какие-то государственные должности мне не поступало. Возможно потому, что я гражданин Грузии. И, кстати, когда мне предлагали избираться в Президенты Ассоциации, я говорил, если этому будет мешать мое гражданство, то я не буду его менять. Я не знаю, что должно случиться, чтобы изменить свое мнение. Я убежден, никакие советники, даже самые успешные в своих странах, ничего не сделают для этой страны. Я не хочу никого обидеть, но, поверьте, никто не любит Украину так, как украинцы. - То есть, по вашему мнению, не стоит приглашать чиновников из-за рубежа на государственные должности? - Абсолютно! Это - неправильная политика. Поверьте, в Украине есть очень хорошие специалисты, которые сделают эту страну такой, что никому в Европе и не снилось. И это абсолютно возможно. И не надо никого приглашать. Я думаю, что многие ваши читатели, которые были в Грузии, знают такую систему, как дома юстиции. Таких примеров в мире нет. Грузинские специалисты, которые над этим работали, хотели сделать что-то в пользу собственным гражданам, чтобы им было легче жить в собственной стране. - Что такое дома юстиции? - Человек приходит в дом юстиции, и все, что ему нужно, он сделает в одном месте. Не надо бегать по всему городу, из одного органа в другой. Там он может получить 600 различных сервисов. Что, для этого нужно было приглашать иностранных специалистов, ездить по странам, терять время? Нет! - Что скажете о скором завершении в Украине карьеры, например, Хатии Деканоидзе, Давида Сакварелидзе, Александра Квиташвили? - В любой стране, в том числе и Грузии, необходимо, чтобы была команда единомышленников, которые одинаково понимают, что надо делать. Иначе невозможно проводить реформы. Не может быть так, что Президент думает одно, чиновники - другое, политические партии - третье. Так теряется время. Как было в Грузии, когда люди, в том числе и те, которых вы назвали, были частью единой команды и понимали, что надо делать. Вы знаете, я очень хорошо помню времена бывшего Президента, царство ему небесное, Шеварнадзе. Я тогда некоторое время работал заместителем министра обороны. И в то время, когда принимали бюджет, тот министр, который был сильнее и ближе к Президенту, и получал больший бюджет. Но если ты думаешь о реформах и хочешь менять ситуацию, то необходим системный подход к изменениям. Я убежден в том, что один человек в системе не сможет ничего изменить, если не будет команды. В конце 2015 года, когда комитет по налоговой и таможенной политике во главе с госпожой Южаниной обнародовал вариант Налогового кодекса, законопроект №3357, буквально через несколько дней правительство сказало, что у него есть свой проект. Начались эти перетягивания каната, и тогда еле вышли на компромисс, который, впрочем, не дал пользы ни стране, ни бизнесу, ни гражданам. Поэтому я думаю, что в некоторых вещах мои соотечественники были успешными, но я еще раз убедился в том, что украинцы должны делать изменения в собственной стране сами. - Ваш соотечественник Михаил Саакашвили создал в Украине новую партию «Движение новых сил». Не планируете ли принять участие в политической жизни Украины, например, став членом партии? - Если бы и были такие мысли или желания, это невозможно по закону. Я гражданин другого государства и не имею ни возможности, ни права вмешиваться в политическую жизнь Украины. - Менять гражданство не планируете? - Нет пока. Я уже более трех лет имею вид на жительство, это мне дает право абсолютно легально находиться в Украине. Я практически резидент страны, с экономической точки зрения должен платить налоги, но я ограничен в двух направлениях - политика и государственная служба. Когда обострилась ситуация на востоке Украины, у меня было такое внутреннее желание пойти в комиссариат, но я так и не пошел. Сейчас впервые скажу откровенно, почему этого не сделал. В 90-х годах я работал в Министерстве внутренних дел Грузии и с оружием в руках был там, где нужно было моей стране. А здесь не сделал, потому что подумал: сейчас я приду, и появится где-то информация, что это я делаю для пиара, а я очень не люблю пиар. Я просто люблю работать. - Вы бы хотели поработать в украинской власти и на какой должности, в какой сфере? - Есть у меня мысли, но я не буду говорить о том, на какой должности. Если было бы такое предложение, то я думаю, что мог бы быть полезным для Украины. Единственное, что я хочу сказать: мне 55 лет, после окончания Киевского университета я 10 лет работал в Министерстве внутренних дел, а остаток жизни посвятил дипломатии. В конце 2007 года, когда я работал заместителем министра иностранных дел после возвращения из Киева, мне предлагали поехать работать послом в несколько стран. Тогда я сказал, единственная страна, кроме Украины, куда бы я поехал работать послом - это Россия, потому что в грузино-российских отношениях накопилось много проблем. И с точки зрения профессиональной и человеческой очень интересно было бы их решать. Но так судьба сложилась, что в 2009 году я вернулся работать именно в Украину. Когда меня отозвали с должности посла в 2007-м, были предложения от нескольких влиятельных украинских компаний остаться, но я решил, что это будет неправильно. Да, это моя страна - Украина, и я ее очень люблю, но это плохой пример для дипломата. Поэтому, скажу откровенно, я просто не знаю. Все зависит от того, какое было бы предложение. Есть очень интересное высказывание: никогда не говори никогда. - В 2014 году вы основали собственный бизнес в Грузии. Что это за компания? - Я 33 года отдал государственной службе в Грузии. Скажу откровенно, мне очень больно, что уже четыре года я не работаю на свою страну, имею в виду государственную службу. Хотя я за эти четыре года привез в Грузию более двух тысяч бизнесменов из Украины. Я организовывал бизнес-туры и хотел сделать это бизнесом. Но первые шаги я делал для того, чтобы люди посмотрели, что происходит в Грузии. И многие заинтересовались Грузией. Но, к сожалению, этот бизнес пришел в упадок, потому что не хватало времени. Мы зарегистрировали в Грузии компанию с тремя учредителями - я, мой зять и двоюродный брат. Но каждый из нас занимается такими делами, что невозможно было совмещать. Компания есть, но она не работает сейчас как системный бизнес. - То есть работа в Ассоциации - это ваша основная работа? - Фактически да. Когда мы провели первое заседание правления, я выступил с предложением работать на общественных началах. Шесть месяцев у меня были возможности жить без зарплаты, но эти возможности исчерпаны. И тогда мне утвердили зарплату в размере 50 тысяч гривен. - На днях Европарламент проголосовал за предоставление Грузии безвизового режима. Поздравляю вас и вашу страну с этим! Украине в этом вопросе повезло меньше. Вопрос предоставления Украине безвиза затягивается, причем европейской стороной. С вашей точки зрения, как должна действовать сейчас Украина? Возможно, стоит несколько изменить приоритеты и делать акценты на внутренней политике? - Я благодарю за поздравления и хочу воспользоваться возможностью и поздравить свой народ с этим историческим событием. Очень большое событие произошло для Грузии. Когда в конце прошлого года стало понятно, что европейцы начали откладывать украинский вопрос, я тогда сказал - это будет исторически большая ошибка со стороны Европейского союза. Это будет такая же большая ошибка, которую сделали представители НАТО на саммите в Бухаресте в апреле 2008 года, когда не предоставили ни Грузии, ни Украине план действий относительно членства. И на самом деле, сколько бы они ни говорили, что оставили двери открытыми или что-то другое, они дали сигнал России к войне в 2008 году в Грузии и к войне России в Украине. Поэтому я подчеркиваю: если Европейский союз в ближайшие несколько месяцев не примет этого решения - это будет исторической ошибкой. Украина выполнила все, и европейцы это признали. Но, во-первых, не надо обижаться сейчас, не то время, надо сосредоточиться на решении многих проблем внутри страны. И собственное решение всех этих проблем - это и движение в Европейский союз, и усиление позиций Украины в рамках ассоциации партнерства. Поэтому, с одной стороны, нужно решать вопросы внутри страны и одновременно с этим настойчиво говорить с европейцами. И, знаете, это не только дело Президента или Министерства иностранных дел. Это дело каждого, в том числе и общества, и общественных организаций. А когда будет политическая игра, то там тоже будет непонятно, что делать. Хотя я не хотел бы, чтобы мы преувеличивали эти возможности. Это важно, это открывает практически границы для наших граждан, но не надо преувеличивать. Надо говорить открыто, откровенно своим гражданам, что такое безвизовый режим для них. Это не работа в Европейском союзе. Это просто возможность более легкого доступа к этим странам. Но это не значит, что ты можешь приехать, остаться там и работать. И надо об этом говорить.
Общество Глава Госэкоинспекции рассказал, почему отравителей природы в Украине невозможно наказать 27 Декабря
17:13

Глава Госэкоинспекции рассказал, почему отравителей природы в Украине невозможно наказать

Глава Госэкоинспекции рассказал, почему отравителей природы в Украине невозможно наказать Почему в Украине невозможно остановить вырубку леса и незаконную добычу песка и воды; о том, как Бортницкая станция аэрации превратилась в замедленную экологическую бомбу, а вся страна - в огромную мусорную свалку, потому что закон просто не обязывает перерабатывать отходы. О том, что строительство в охранных зонах остановить практически невозможно, потому что за такие нарушения "ничего не будет", почему никому нет дела до ртутного могильника в центре Киева и о том, как устаревшее трудовое законодательство играет на руку "вечнобольным" чиновникам говорим с главой Государственной экологической инспекции Украины Андреем Заикой.   (далее - на языке оригинала) АСН: Относительно заявлений господина Семерака, министра экологии и природных ресурсов. Он недоволен вашей работой. Насколько это соответствует действительности? Я бы сказал так: мы все недовольны работой экологической инспекции в том формате, в котором она сейчас существует. Есть объективные и субъективные факторы. Вопрос лежит в плоскости полномочий инспекции. После Революции Достоинства был принят ряд декларативных актов по различным отраслевым направлениям. Как они выполняются или не выполняются в других отраслях – это не моя компетенция. Я могу сказать, что происходит у нас в инспекции. Было принято коалиционное соглашение, которое, насколько я понимаю, де-юре все еще действует. Там один из пунктов, если я не ошибаюсь - пункт 1.2.3. в разделе 17 предусматривает создание единого контролирующего органа в сфере окружающей среды, которому должны быть переданы все контролирующие функции. То есть должен быть один орган, который будет контролировать все. Сегодня контролирующие функции в природоохранной отрасли –рассеяны.   АСН: Что это означает на практике? К примеру, есть Государственное агентство лесных ресурсов. Оно, безусловно, делает важную для страны вещь - вырубает лес, продает его на экспорт, страна получает валюту, которая сегодня очень нужна. Но, в то же время, оно само себя контролирует. Логики в этом нет. Не может субъект проводить какую-то деятельность и сам себя контролировать. То же самое в меньшей степени есть в Государственном агентстве водных ресурсов. Та же ситуация в Службе геологии и недр. Коалиционное соглашение ориентировалось на европейский опыт, на который сейчас так модно ориентироваться, на мировой опыт, и в конце концов – на здравый смысл. То есть один орган контролирует, другой – непосредственно занимается какой-то производственной деятельностью. Вследствие этого коалиционного соглашения был принят ряд законодательных актов, в частности было принято Постановление правительства № 442, которое предусматривает в части дерегуляции расформирование Сельхозинспекции и передачу ее функций в различные органы. Часть – в новый орган, Госпродпотребслужбу, часть – в Госгеокадастр, часть – в Госэкоинспекцию именно в части контроля за землями. К примеру, у нас существует очень серьезная проблема, о которой все сейчас говорят - я имею в виду мусорные свалки. Почему мы не можем эффективно влиять на эту проблему? Именно потому, что это постановление правительства не выполнено и нам эти функции до сих пор не были переданы. В этом я вижу определенную политическую волю. Сначала была абсолютно логическая цепочка: создаем единый контролирующий орган и, соответственно, он имеет права и несет ответственность. Нельзя нести ответственность, не имея прав. На сегодняшний день наши функции очень сильно распылены. И кроме того меры наказания за преступления в природоохранной сфере - неадекватные. То есть неадекватно низкие. Европейское законодательство на порядок более жесткое по сравнению с украинским. Но как только мы начинаем об этом говорить, сразу же Регуляторная служба и общественность говорят о давлении на предпринимательство.   АСН: Можете привести какие-то конкретные примеры? Недавно ко мне на прием пришли представители общественности поселка Тарасовка Киевской области с жалобой на незаконную свалку и с вопросом "почему вы ничего не делаете?". Свалка незаконно заняла около 10-15 гектаров земли. Мы оштрафовали владельцев на 9000 гривен, поскольку в Украине существует именно такая методика расчета штрафов. Мы не можем с потолка взять размер штрафа. К чему это приводит? Субъект хозяйствования государственной или частной формы собственности, прежде всего, руководствуется экономической целесообразностью. Понятно, что есть единичные действительно социально ответственные предприятия, но в большинстве случаев все просто подсчитывают, что выгоднее. Сегодня гораздо выгоднее оплатить мизерные штрафы и дальше незаконно действовать. Можно эту ситуацию сравнить с тем, как постоянно увеличиваются штрафы за превышение скорости на дорогах и за употребление алкоголя за рулем. Представьте, что штраф за превышение скорости будет 201 гривну, а за употребление алкоголя – 2 гривны. Думаю, множество людей и рюмку себе позволит, и будет ездить, и при этом будет выполнять требования закона. Штраф оплатил - поехал дальше. Размер наказания должен быть такой, чтобы при выборе опций выполнять требования законодательства или оплатить штрафные санкции, люди все-таки выбирали выполнять требования законов.   АСН: как за три года действия этой новой власти не принять новые законодательные акты, которые бы увеличили это наказание?   Госэкоинспекция не является субъектом законодательной инициативы, хотя мы, разумеется, сотрудничаем с профильным комитетом Верховной Рады, и сотрудничаем плодотворно, имеем поддержку. Причины связаны частично с политической волей, частично с бюрократическими препонами. Я на государственной должности - впервые, всю жизнь работал в бизнесе, и для меня некоторые вещи выглядят абсолютно дико. Когда я зашел на эту должность и посмотрел существующее Положение об экоинспекции, природоохранное законодательство, мы собрали экспертов, выписали концепцию, наше видение того, какой должна быть Госэкоинспекция. А потом начались бесконечные скитания.  АСН: Ваш концепцию не поддержали? Были какие-то замечания, обсуждение? Ну, во-первых, в Министерстве экологии со времен Майдана это уже третий министр и, кроме того, было двое исполняющих обязанности министра. То есть фактически пять руководителей ведомства сменились за неполных три года. А согласно украинского законодательства мы, как центральный орган исполнительной власти, деятельность которого направляется и координируется правительством через министра, так вот мы Положение о Госэкоинспекции подаем через министерство на другие органы государственной власти. И вот документ снова и снова возвращался. То есть мы со своей стороны неоднократно подавали свои предложения, и продолжаем это делать.   АСН: То есть все ваши концепции, все ваши предложения о реформировании экологической инспекции заворачиваются назад уже на уровне руководства? Они заворачиваются, они тонут ... И это не только вопрос Минприроды. Это вопрос даже в большей степени других органов. Положение имеет заюстировать Минюст, его должны завизировать ряд смежных министерств - Министерство АПК, другие министерства и ведомства. То есть ничего не происходит.   АСН: Почему, по Вашему мнению, по Вашим оценкам, ничего не происходит? Откровенно говоря, я думаю, что не хватает политической воли и согласованности. К сожалению, если взять отсутствие политического консенсуса наверху, то это так или иначе проецируется на все этажи вниз. Плюс огромной проблемой является собственно правила функционирования государственного механизма, что для меня лично было настоящим открытием.   АСН: О каких правилах идет речь? Возьмем такой простой пример, который для меня был просто шоком. Речь идет о Законе о труде – кадры, назначения и увольнения. Когда я работал в бизнесе, я понимал, что самый важный человек – это финансовый директор. Самый важный человек на государственной службе, по моему мнению – это кадровик. Уволить человека просто невозможно. Есть случаи, когда люди за должности судятся годами. Вот недавно к нам поступило постановление Исполнительной службы о восстановлении на службе человека, который судился с 2009-го или 2010-го года. Фактически у нас патерналистское государство, и суд принимает сторону работника, а не работодателя. Учитывая то, как у нас работают суды, если у нас таких судебных процессов десятки, то наш юридический отдел большую часть времени тратит на суды внутри инспекции за восстановление в должности. С 1 мая текущего года вступил в действие новый Закон о государственной службе, который действительно несколько улучшил ситуацию, но он очень далек от совершенства.     АСН: Наверное, и с "больничными" также возникают проблемы? Это вообще отдельная тема. Возможно, стоит пригласить МОЗ сделать какое-то исследование, потому что уровень заболеваемости руководящего состава в Экоинспекции зашкаливает. Думаю, что шахтеры или рабочие на урановых рудниках меньше болеют, чем наши сотрудники. Причем раньше можно было четыре месяца болеть, потом день на работе, потом снова болеть, и так - годами. Сейчас, к счастью, закон четко определяет: или четыре месяца болезни непрерывно, или пять месяцев совокупно за год. И тогда руководитель имеет основания уволить человека. У нас был случай, когда человек болел 119 дней, а на 120-й день он вдруг выздоравливает, чтобы потом снова болеть. Это вопрос реформирования системы государственного управления в широком смысле. Мы четко понимаем, что ответственность за "больничный", по большому счету, никто не несет. Поэтому для того, чтобы государство эффективно работало, любой орган, не только Экоинспекция, нужна управляемость, возможность назначать и увольнять людей, и иметь действенный законодательный инструментарий - то, чего у нас сейчас нет. Большинство претензий к экоинспекции, к сожалению, не беспочвенны, но мы фактически не можем работать так, как мы хотели и как мы могли бы работать.   АСН: Как Вы считаете, в чем выход из такой ситуации? Нужны изменения в законодательстве о деятельности экоинспекции как таковой, и, наверное, более широкие изменения. Кстати, я знаю, что сейчас будут изменения в Закон о государственной службе, потому что понятно, что ни один закон не совершенен на все 100%. Отдельный вопрос - это материально-техническое обеспечение. Что такое экоинспекция? Вот инспекторы едут на рейды по браконьерам, по рыбе, чрезвычайные ситуации произошли. Но автомобили последний раз закупались 7-8 лет назад, компьютеры - образца десятилетней давности, формы нет. На следующий год у нас бюджет около 250 млн гривен. Из них 90-95% - это зарплата. У нас не хватает средств даже на оборудование лабораторий, реактивы. А если у нас нет реактивов в лабораториях, не поверены приборы, мы не можем выполнять свои непосредственные функции. Зачем просто тратить средства на зарплату, если у нас нет средств на то, чтобы выполнять нашу работу? При этом, на бюджетном комитете я докладывал о нашем бюджете, наше видение, сколько средств мы просим на лаборатории. Это относительно небольшие средства по сравнению с зарплатой, 10-20 миллионов гривен. А один из народных депутатов говорит: "А зачем? Мы же вам зарплату повысили ". Вот такой уровень осведомленности и восприятия. И это при том, что по результатам проверки Госэкоинспекции в Днепропетровской области предприятия «АрселорМиттал Кривой Рог», после судебных процессов в бюджет было взыскано более 72 млн грн. убытков, причиненных государству в результате сверхнормативных выбросов загрязняющих веществ в атмосферу. Я уже не говорю о том, что идет системный процесс урезания полномочий экоинспекции именно как контролирующего органа и некоторые вещи доходят до абсурда.     АСН: Какие полномочия экоинспекции у вас забрали? В течение полутора лет действовал мораторий на проверки – мы вообще ничего не могли проверять. Со второго полугодия 2015 году этот мораторий был отменен. Но ведь у контролирующего органа в сфере окружающей среды должны быть определенные чрезвычайные полномочия. Что я имею в виду? Например, какое-то предприятие начинает сбрасывать в реку вредные вещества. Мы не можем ждать месяц-два пока нам дадут разрешение. Мы должны выехать на это событие на реке так же, как пожарные выезжают на пожар. Что же у нас происходит по факту? У нас есть два вида мероприятий: плановые и внеплановые. Планы заранее составляются, внеплановые - это когда к нам обращаются граждане с жалобами и мы выезжаем на проверку. Сейчас планируются изменения в закон, согласно которым мы должны будем на нашем официальном сайте публиковать сообщение за определенный срок, что мы едем на внеплановую проверку. Мотивация такова, что это – снижение давления на бизнес. Но как это выглядит на практике? Граждане пожаловались на предприятие, мы разместили на сайте информацию о том, что мы приедем с проверкой через 10 дней. Владелец выключает все оборудование и уже ничего не загрязняет. Доказательств загрязнения у нас нет. Это то же самое, если Нацполиция будет сообщать заранее об обыске или задержании. Второй момент. Есть такая норма - о недопуске инспекторов. Вот когда произошла эта трагедия на Грибовецкой  свалке, нас спрашивали, почему мы ничего не делаем. Извините, но последние четыре или пять лет нас туда вообще не допускали.   АСН: Почему? Как это возможно? У предприятия есть право нас не допустить на проверку. Зачем тогда нужна такая инспекция? Конечно, когда случилась беда, открыли уголовное производство, все приехали - прокуратура, полиция - тогда уже и нас допустили. Но что из этого, если трагедия уже произошла? То есть это вопрос полномочий инспекции, управляемости, кадровой политики, ну и конечно вопрос, с которого я начинал - это вопрос соответствия наказания преступлению. Тематика, за которую нас все время критикуют - незаконный намыв песка. Мы нарушителей штрафуем, штрафы оплачиваются. Но по сравнению с тем, что получают эти незаконные копатели с теми суммами, которые они платят в виде штрафов - им очень выгодно эти штрафы платить. Они нарушили закон, штраф оплатили, понесли наказание. АСН: Есть какой-то бизнес интерес, или политическая воля, или определенная заинтересованность того же министра Семерака и других, кто Вас критикует в том, что ничего не сделано и у Вас нет реальных рычагов влияния, ни законодательных актов, ни финансового обеспечения? Почему Вас так критикует тот же министр и его сторонники? С одной стороны – неудобно критиковать руководство, хотя согласно Закону о центральных органах исполнительной власти субъектом моего назначения является Кабинет министров Украины. Просто деятельность центральных органов исполнительной власти направляется министром через соответствующее министерство. Я не вижу какой-то личной неприязни. Просто, к сожалению, инспекция в пределах тех полномочий, которые есть сегодня - неэффективна и в принципе не может быть эффективной. Но вопрос в том, что просто всех уволить и всех новых набрать в ту матрицу, которая существует абсолютно ничего не изменит. То, что надо в значительной мере обновлять состав - это тоже, безусловно, правильно. Люди работают годами, люди держатся за должности и очень непросто их освободить. Мне стыдно об этом говорить, но это факт - примерно раз в месяц происходит задержание нашего работника. Причем иногда это доходит до абсурда. Вот например Черновицкая область. Год назад инспектора (фамилию называть не буду) задержали на получении взятки за разрешение на незаконную добычу песчано-гравийной смеси. Уволить его мы не можем. Несколько недель назад тот же работник, та же история, та же песчано-гравийная смесь. Вот как так можно? Этот человек до сих пор работает. Это не вопрос, что я его держу или хочу видеть.   У нас идет ряд судов, в основном это, конечно, касается руководящего состава территориальных органов экоинспекции, то есть руководители инспекции, их заместители, те люди, которые работают там годами. Для них это – средства существования, конечно не совсем легальные и они держатся за места всеми силами.   АСН: А они попадают под нормы закона об очищении власти, если они годами работают на руководящих должностях? Насколько я понимаю, под люстрацию попадали только руководители территориальных органов и заместители.   АСН: А на местах что-то изменилось? Ничего не изменилось. Те же люди, которые годами в этом варятся. Вот такая сегодня ситуация. Поэтому, с одной стороны критику в адрес инспекции я воспринимаю как объективную, а с другой при такой законодательной модели, при таком Положении о государственной экологической инспекции можно всех уволить, новых людей набрать, но ничего не изменится.   АСН: Просто чтобы поставить своих? Не без этого. Понимаете, руководитель центрального органа исполнительной власти так или иначе, конечно, фигура неполитическая, но он вынужден маневрировать. Есть какое-то видение депутатов, есть видение глав областных администраций, потому что раньше они согласовывали назначения руководителей территориальных органов. Ну и вообще, должен быть какой здравый смысл, консенсус относительно деятельности экоинспекции. Однако в таком расшатывании ситуации вокруг Госэкоинспекции я конструктива не вижу. Нужно сначала изменить модель, а затем менять людей.   АСН: Давайте поговорим еще раз не о политике, а реальные проблемы. Контролирует экоинспекция экологичность общественного транспорта? С проверкой транспорта так же есть проблема, поскольку порядок, согласно которому Госэкоинспекция может это делать, отменен. То есть мы и здесь сталкиваемся с проблемой несовершенного законодательства в природоохранной сфере.   АСН: В последнее время в столице возникает много скандалов, связанных с работой автомобильных моек, расположенных вблизи жилых домов, работают круглосуточно и даже чистят интерьерные ковры. Является ли это законно и как с этим борется Госэкоинспекция? Дело в том, что большинство автомоек как субъекты хозяйствования работают по упрощенной системе налогообложения. К сожалению на сегодня экоинспекция не имеет полномочий проверять такие субъекты.   АСН: Такое уточнение. Которые сейчас грязные места в столице? И кто в этом виноват? Скажу коротко. Я достаточно давно и долгое время был причастен к природоохранной тематике, это была скорее общественная деятельность. Мне казалось, что я представлял себе ситуацию с окружающей средой. Но она значительно хуже, чем себе может представить любой, кто не углублялся в эту проблематику. У нас дела очень плохи. Недавно было опубликовано международное исследования ВОЗ, согласно которого в Украине - самый большой в мире уровень смертности людей от выбросов в атмосферный воздух. Не в абсолютных цифрах, а относительно численности населения. Конечно, эти исследования относительные, это трудно доказать и зафиксировать, но это очень тревожный сигнал. Возможно, мы не первые, а третьи, но ведь что это, по большому счету, меняет? В столице - ужасная ситуация с Дарницкой ТЭЦ, Бортнической станцией аэрации, заводом "Радикал"… Это я называю загрязнителей, которые всем известны, на кого постоянно жалуются люди и эти вопросы нужно решать, поскольку это вопрос больших денег. Кроме того, все время возникают какие-то точечные проблемы и, к огромному сожалению, причина – в отсутствии у нас рычагов влияния с точки зрения полномочий. Вот я приведу пример.   Обратились мои знакомые, которые живут на Левом берегу в Киеве в районе Ленинградской площади. Там работает предприятие "Фанплит", которое занимается обработкой древесины. Так вот это предприятие осуществляет отопление опилками и отходами деревообработки, хотя они должны отапливать газом. Соответственно, и уровень загрязнения воздуха принципиально разный. Это то же самое, когда вам надо вскипятить чайник на плите или вы то же самое можете сделать, разведя у себя на кухне костер. Результат будет одинаковым, но дышать там будет нечем. Люди жалуются постоянно. Но мы, фактически, ничего не можем сделать. Мы пришли проверять днем, они котел выключили, а ночью снова включили. Мы пишем в Нацполицию, прокуратуру, но ничего не происходит.   АСН: А как должно быть? Какие, по Вашему мнению, в такой ситуации нужны полномочия экоинспекции, чтобы подобные случаи не повторялись? Экологическая инспекция должна иметь такие полномочия, чтобы мы пришли и просто закрыли предприятие. Или выписали такой штраф, чтобы предприятию было выгоднее отапливать газом, чем оплачивать штраф. Почему я привел этот пример? Когда к нам поступает жалоба, то есть гражданин обращается к нам, то мы не можем не выйти на проверку. Иногда бывает так, что подобные ситуации возникают из-за недобросовестной конкуренции, кто-то на соседа обиделся, но бывают ситуации абсолютно объективные, как в случае, о котором я только что сказал. Сначала мне позвонил знакомый, потом пришла ко мне делегация жителей того района города, то есть люди массово жалуются, люди болеют. Но наши возможности - минимальны. Та же ситуация с Дарницкой ТЭЦ - это частное предприятие, за которым стоят средства, прибыли. Опять же, мы можем сколько угодно жаловаться на Бортническую станцию ​​аэрации, но Киев не может остаться без очистных сооружений. Так же, мы не можем отключить водоканалы, которые являются серьезными загрязнителями.   АСН: Какой выход из такой ситуации? Как нам решать эти проблемы? Должна быть системность, должна быть государственная программа, когда подобные предприятия постепенно выводятся из эксплуатации, вводятся новые мощности. С другой стороны, есть субъекты хозяйствования, и государственной, и негосударственной форм собственности, когда от того, что мы их закроем, никто не умрет, город не останется без света или воды, они действительно безумно загрязняют окружающую среду. Например, раньше инспекция, выходя на проверку, имела полномочия приостанавливать деятельность предприятия, если фиксировались серьезные нарушения. Сегодня мы обязаны судиться. А этот процесс может длиться годами. Во-вторых, в судах на одной стороне инспекция и юристы с зарплатой 3 тыс. гривен, а на другом - мощное предприятие, которое зарабатывает серьезные средства и имеет квалифицированных юристов, которые работают за большие деньги. А потом нас спрашивают, почему мы ничего не делаем. Мы отвечаем, что вот мы подали в суд, что мы еще можем сделать? Есть полномочия, в рамках которых мы делаем максимум того, что возможно.   АСН: Сколько в Киеве и под Киевом незаконных свалок? Как с этим борется экоинспекция? Точное количество незаконных свалок трудно назвать, поскольку куча мусора в 5 кв.м. - это уже незаконная свалка. Кроме того, в Украине законы не обязывают перерабатывать мусор. Предусмотрено только захоронение. Одной из наиболее злободневных и нерешенных проблем для большинства населенных пунктов является ликвидация незаконных свалок. Согласно нашего законодательства решение вопросов сбора, транспортировки, утилизации и обезвреживания бытовых отходов возложено на органы местного самоуправления, которые медлят с внедрением современных технологий обращения с бытовыми отходами. По этой же причине в населенных пунктах, как правило, в частном секторе, долинах рек, отдаленных лесах ежегодно обнаруживаются сотни и тысячи несанкционированных свалок. Это одна из самых острых экологических проблем сегодня.   АСН: Мусорные свалки так опасны для здоровья человека? Во-первых, разлагаясь, мусор отравляет землю, грунтовые воды и даже воздух. Кроме того, нередки случаи, когда люди сами сжигают отходы, сухие листья. Но при сгорании выделяется еще больше вредных веществ, таких как окись азота, метан, углекислый газ и т.д. Их содержание может быть до десятков процентов от состава воздуха. Более того, мусор самовоспламеняется, поскольку происходят химические реакции, повышается температура. Чтобы преодолеть эту проблему, Украине нужны инвесторы, расширенная ответственность производителя.   Другой важный момент - мусор как ресурс имеет большой потенциал. Его можно перерабатывать, использовать для отопления метан, который образуется на полигонах. Только на Львовской свалке образуется около 10 млн кубических метров метана ежегодно. Шведы - мировые лидеры в переработке мусора. Сегодня у них почти половина отходов перерабатывается, а другая половина используется для выработки тепла. И только около 1-2% мусора остается непереработанным. В Украине же до сих пор отсутствует национальная система обращения с отходами, которая должна начинаться с уменьшения количества отходов, внедрять раздельный сбор мусора, транспортировку и собственно преобразование мусора в ресурс.   АСН: Недавно экологи показывали журналистам места на Днепре, где реку можно перейти вброд, она мелеет. Говорят, что это из-за незаконную добычу песка. Почему это происходит и каковы последствия? У Госэкоинспекции нет полномочий проверять субъекты хозяйствования, которые осуществляют работы по добыче полезных ископаемых в части надзора за соблюдением законодательства об охране и использовании недр на землях водного фонда и других землях. То есть полномочия, предоставленные Госгеонадра, применяются на официальных месторождениях. А самовольная добыча полезных ископаемых за их пределами, в том числе на землях водного фонда, остается бесконтрольной. При этом согласно ст. 23 Кодекса о недрах землевладельцы и землепользователи в пределах предоставленных им земельных участков имеют право без специальных разрешений добывать для своих хозяйственных и бытовых нужд полезные ископаемые местного значения общей глубиной до двух метров. Таким образом, осуществляется добыча песка и его присвоение без соответствующих разрешительных документов. Более того, в настоящее время отменена Методика расчета размеров возмещения убытков, причиненных государству вследствие нарушения правил охраны водных ресурсов на землях водного фонда.   АСН: Как, по Вашему мнению, можно решить эту проблему? Госэкоинспекция должна иметь полномочия, которые позволят нам оперативно реагировать и немедленно пресекать нарушения требований природоохранного законодательства. Для этого нужно ввести рейдовые проверки. Необходимо также ввести понятие целесообразности и обоснованности осуществления расчистки рек, разработать порядок реализации незаконно добытых природных ресурсов, в том числе и водных живых ресурсов с правом законного использования средств на материально-техническое обеспечение для осуществления оперативных мероприятий.   АСН: В Киеве некоторые новостройки строятся с нарушением законодательства, в том числе и экологического. Например - новостройка в прибрежной зоне Днепра возле метро "Левобережная", или история с озером "Утиная". Подобные дела вы оспариваете? Госэкоинспекция осуществляет надзор за соблюдением законодательства об использовании и охране земель, в том числе водного фонда (прибрежно-защитные полосы). Согласно части 2 Ст. 61 Земельного Кодекса Украины, Ст. 88, 89 Водного кодекса Украины ограничен режим использования прибрежных защитных полос, но административная ответственность за нарушение режима не установлена. Во время расчета убытков, причиненных самовольным занятием земельных участков, мы используем методику определения размера ущерба, в соответствии с которой начисляются суммы убытков. Но эти суммы не соответствуют размерам даже нормативно-денежной оценки земель за 1 кв.м. Таким образом существует проблема очень небольших штрафов и сумм убытков за нарушение природоохранного законодательства. Например, по действующим методикам начисления убытков за самовольное занятие 1 кв. земель лесного фонда сумма убытков составляет - 4,83 грн, природно-заповедного фонда - 21,90, прибрежно-защитной полосы - 0,63 грн. То есть, например, за самовольное занятие 10-ти соток прибрежной полосы на острове Труханов насчитывается ущерб в сумме 630 грн. Что касается столицы, то, как я уже сказал, у Государственной экологической инспекции в городе Киеве отсутствуют возможности для оперативного реагирования на нарушения природоохранного законодательства. Поэтому очень нужны изменения в Закон Украины «Об основных принципах осуществления государственного надзора (контроля) в сфере хозяйственной деятельности», необходимо разработать Порядок проведения рейдовых проверок по охране и использованию водных живых ресурсов, растительного и животного мира и других природных ресурсов.   АСН: Многострадальная Бортнической станции аэрации весной находится на грани прорыва. Какова ситуация там сейчас? Бортническая станция аэрации ОАО «АК «Киевводоканал» - это единственные очистные сооружения сточных вод Киева и близлежащих городов и поселков Киевской области, достаточно сложный комплекс инженерных сооружений для полной биологической очистки сточных вод. На станции проходят очистку все бытовые сточные воды, а также стоки промышленных предприятий после предварительной их очистки на самих предприятиях. Проектная мощность станции - 1800000. М3 сточных вод в сутки (проектная мощность каждого из 3-х блоков - 600 тыс. М3 в сутки). Фактический расход сточных вод, поступающих на очистку на сегодня составляет 800 000 - 1000000 м3 в сутки. Однако, этот расход является максимальным, при котором возможно обеспечить качественную очистку сточных вод. Станция была спроектирована еще в 50-60-х годах прошлого века институтом "Киевпроект" и с тех пор никаких существенных изменений в нее не вносилось. Очевидно, что сегодня такая схема является морально устаревшей и не пригодной для применения, поскольку изменился состав сточных вод, собственно качество осадков. Проблема и в том, что разрушаются железобетонные и металлические конструкции технологических сооружений, от коррозийных процессов разрушаются технологические трубопроводы. Существующие иловые поля перегружены, поскольку отсутствуют эффективные технологии утилизации осадков, образующихся в процессе очистки стоков. Думаю, что в дальнейшем ситуация может еще больше ухудшиться и приведет, в конечном итоге, к сбросу неочищенных стоков города в Днепр и к возникновению экологической катастрофы не только украинского, но и европейского масштаба.   АСН: - Большое спасибо!   Спасибо!
Общество Элла Либанова: В Украине демографический потенциал исчерпан. Мы вымираем уже 50 лет 05 Декабря
19:56

Элла Либанова: В Украине демографический потенциал исчерпан. Мы вымираем уже 50 лет

Элла Либанова: В Украине демографический потенциал исчерпан. Мы вымираем уже 50 лет О том, как изменилось украинское общество за последние годы; о том, что на западе нашей страны живет не меньше «непатриотов», чем на востоке; о катастрофическом росте бедности в стране и важности позитивных новостей, о том, как вернуть Донбасс, что могло бы спровоцировать очередную революцию, во что трансформируется институт семьи в Украине, говорим с директором Института демографии и социальных исследований, академиком Национальной академии наук Украины, доктором экономических наук, профессором и заслуженным экономистом Украины Эллой Либановой. - За три последних года после событий на Майдане изменились ли ценности в украинском обществе? - Я бы не сказала, что изменились ценности. Скорее, изменились ожидания. Мне очень нравится одно высказывание кардинала Гузара: "Украинцы всегда считают, что на ивах родятся груши". И каждый раз, когда мы что-то делаем, я не хочу говорить "революция", но что-то такое резкое, почему-то всегда ожидаем: все, завтра точно начнем жить! Как в Швейцарии как минимум! Но всем понятно, что это невозможно. Что касается ценностей, то некоторые вещи меня лично радуют. Люди чаще стали убирать собственный двор. Я согласна с тем, что неброшенный окурок на улице, это патриотичней, чем лента на автомобиле. - Стала ли молодежь более патриотичной? Последние исследования говорят, что очень много украинцев хотят уехать за границу? - Это не патриотизм. Просто сейчас мы видим нормальное формирование культуры у людей. Адекватного поведения у людей. - Не «совковой»? - Да. Что касается молодежи и настроений, то у меня большие сомнения по следующим основаниям. Более половины, более 50% заявляют, что хотят уехать за границу. Но у меня возникает вопрос: вы хотя бы паспорт для этого получили? То есть знаете, когда социологи задают вопрос: хотел бы ты жить за границей? - на него теоретически отвечают "да". Я тоже теоретически хотела бы быть королевой Англии. Разумеется, это невозможно. Поэтому считаю, что к этому надо спокойно относиться. Это с одной стороны. С другой - у меня вообще осторожное отношение ко всем выборочным опросам. Мы плохо понимаем, сколько в Украине живет населения конкретного возраста и пола. Примерно это 42 млн. Это правда. А вот как они размещены по территории, сколько у нас 18-летних, сколько 20-летних? Почему мы этого не знаем? Это объясняется рядом объективных причин. В частности, 15 лет не было переписи населения, 15 лет невозможно "тянуть" миграцию, ошибки накапливаются. С другой стороны - события на Донбассе добавили проблемных вопросов. - Сколько украинцев работает и учится за границей? - У нас всегда была трудовая миграция: с Россией она была циркулярной, а с ЕС - абсолютно нет. Кто туда попадал, тот уже пытался остаться там. Нет точной цифры: сколько населения Украины работает за рубежом. Кстати, таких цифр нет в других странах, нет и у нас. Мы думаем, что это где-то 2,5-3 млн. Это те, кто в каждый конкретный момент там работают. - Какое сейчас в Украине соотношение работающих и неработающих людей? - Я могу сказать, что у нас легально работающих - 9,5 млн. А в остальном - не могу, не знаю. Однако понятно, что остальные же люди не вылетели на Луну! Они где-то работают. Некоторые из них работает за рубежом, а кто-то - работает нелегально. - Есть цифры, которые демонстрируют тенденцию безработицы? - Мы не видим, чтобы это количество увеличилось за последние три года. Примерно безработных у нас официально 1 млн. 900 тыс. И эта цифра примерно постоянна в последние годы. Не один десяток лет, но восемь так точно! В 2006-2007 годах ситуация была лучше. Затем, когда начался кризис 2008-2009 годов, она ухудшилась. Далее было уменьшение. С 2012 года вновь начало увеличиваться это количество. Но здесь надо учитывать наши мягкие критерии занятости сельских жителей. Если человек живет в сельской местности, он работает на своем приусадебном участке, если он что-то там продает, то он уже считается занятым. Извините, если бабушка вырастила пусть десять пучков укропа, неужели она уже занята? - Если сравнивать Украину с Европой, у нас такой же показатель безработицы? Есть ли особенности? - У нас ситуация лучше. По очень простой причине. У нас пенсионный возраст меньше. Когда мы считаем уровень безработицы по европейским стандартам, то это когда человек достигает пенсионного возраста, он преимущественно уходит с рынка труда. Он не ищет работу. По крайней мере он так отвечает на эти вопросы социологов.    - Уровень жизни за эти три года упал? - Конечно. Это касается и покупательной способности, и соотношения зарплаты большинства работающих со средней заработной платой, доходов со средними по стране. Я очень люблю использовать показатель "относительная бедность". Он точный. Потому что сравнивает уровень жизни каждой семьи с так называемым медианным уровнем. Этот показатель делит все население ровно на две группы: ниже и выше медианного уровня совокупных расходов. Так вот, у нас удельный на вес тех, чьи доходы ниже медианного уровня превышает 50%. - В каких еще странах такой показатель? - Честно говоря, в Европе таких стран не знаю. - А не в Европе? - Там мы уже не анализируем. Мы проводим сравнение со странами Европы, где такого показателя, как у нас, нет. У нас черта бедности - 75%, в Европе обычно используется 50-60%. Мы в свое время добились международного признания нашего уровня, нашей грани бедности. Благодаря тому, что у нас население скапливается слева. Подавляющее большинство сидит слева и в группе низких доходов. А в группе больших доходов - эта карта так вытянута, но людей там уже не так много. - Насколько беднее мы стали за три последних года? - Количество бедных увеличилось. Было где-то 26-27%, а теперь 51%. И это показатель 2015 года. Что будет в 2016 году, я не знаю. Прежде всего я связываю это с инфляцией, замораживанием заработной платы, событиями на Донбассе. - Несколько лет назад, когда начались выплаты на детей, в Украине, казалось, был небольшой бум рождаемости, а сейчас? - Бума рождаемости тогда не было. Повышение показателя, да. Но я хочу сказать, что во всей Европе, где не было таких выплат, повышение рождаемости началось с 2001 года. Самым сложным в этом смысле для Европы был 2000 год, для Украины - на год позже. Потому что мы нация немного суеверная, поэтому в високосный год не хотим жениться. Если в високосный год меньше браков, то, соответственно, первенцев в следующем рождается меньше. Соответственно, у нас рост рождаемости начался с 2002-го, а в Европе - на год раньше. Насколько это было связано с выплатами при рождении, я не знаю. Единственное, могу сказать, что 2009 год был первым поствисокосный годом после переписи с 1959 года, когда было падение рождаемости. Первый и пока единственный. То есть выплаты повлияли, но не так, как мы бы хотели рассказывать. То, что сейчас это сошло на нет, честно говоря, закономерно. Такого рода способы поощрения рождаемости всегда действуют три-четыре года. А потом надо либо повышать выплату, либо мириться с тем, что эффект будет уменьшаться. - Какое соотношение тех, кто умирает и рождается? - Разумеется, рождается меньше. - Украинская нация остается одной из вымирающих? - Для того, чтобы обеспечивалось простое воспроизводство населения, чтобы поколение родителей замещалось поколением детей, надо, чтобы обычная женщина рожала 2,13 - 2,15 детей. Такого нет 50 лет в Украине. Разумеется, потенциал демографического роста исчерпан. В Европе такая же ситуация. Просто там это компенсируется миграционным напливлом. Во-первых, приезжают молодые люди, которые охлаждают возрастную структуру. А в странах, где доля лиц молодого возраста меньше, уменьшилась доля тех, кто потенциально вот-вот умрет. И наоборот. Если выше доля молодежи, выше способность рожать. Во всех без исключения, подчеркиваю, европейских странах, не будь миграции, которая охлаждает структуру, плюс приезжают из стран, где традицией является рождаемость, то депопуляция была бы по всей Европе. В Украине депопуляция не компенсируется миграционными процессами. Разница где-то около 300 тыс. в год. В Украине потенциал демографического роста сохранялся до 91 года. Поверьте, это никакого отношения к независимости не имеет. В 91 году мы увидели, что фактически смертность уже превысила рождаемость. Но еще до 2004 года это компенсировалось миграционным напливлом из бывших республик Советского Союза. Происходил распад СССР, тот, кто имел украинские корни, пытался сюда приехать. Обычно из Средней Азии. - Возвращаясь к третьей годовщине Революции Достоинства, какие сейчас настроения преобладают у украинцев, на каком уровне доверие к власти? И почему так?  - Ненависти и массового отвращения я не вижу. Скорее, это ощущение "вы себе живите, мы себе". Бесспорно, есть разочарование. Но это объективные вещи. Просто у нас эти события произошли очень быстро. То же самое мы пережили после Майдана 2004 года. Абсолютно. Я очень хорошо помню тогда выступление уже покойного Гавела, который сказал Ющенко, что самым тяжелым будет соответствовать тому огромному доверию, которое демонстрирует население. Он сам через это прошел. - Что же изменилось в сознании населения? Что является уникальным сейчас? Ведь и тогда, и сейчас разочарование. Но есть что-то новое? - Уверенность в том, что мы не дадим сесть себе на шею. Люди четко дают понять: будешь вести себя не так, будет третий Майдан! Мне кажется, что это есть. Я надеюсь, что этого не произойдет, мы сможем спокойно пережить, потому что любая революция не на пользу обществу. - Какую роль сыграли в формировании уровня доверия к власти электронные декларации? Как вы оцениваете их роль в жизни страны? Как вы относитесь к "электронным декларациям"? - Это огромный объем информации, который нужно проверить. Это же не просто люди дали эту информацию и все, виват! Это индульгенция! Так не будет. Я, честно говоря, ожидаю следующих шагов. Если они будут, то это огромный шаг вперед в плане создания демократического общества, формирования нормальных отношений в обществе, между властью и населением, и понимание, что власть не является безнаказанной. Если этого не будет, то это огромный шаг назад. Поэтому сейчас очень важно, каким будет следующий шаг. Что касается населения, если и вводить нулевые декларации, то они должны быть совсем другие. Смысл их может быть другой. С населением можно поиграть в индульгенцию: ты декларируешь все, что у тебя есть, а дальше ты платишь налоги. Но докажи, что доходы у тебя не криминального происхождения. - Какие проблемы сейчас являются наиболее приоритетными для украинцев: высокие тарифы, инфляция, безработица, вопросы европейской интеграции, войны? - Первое, что беспокоит украинцев, это война. Все хотят прекращения войны. Но не любой ценой. - Как здесь различаются взгляды? - Трудно сказать. Я сейчас не очень верю в социологию. После событий в США вообще. - Странно, что на фоне бедности, роста цен и тарифов людей все же больше всего беспокоит война. - Да. Потому что это цена жизни. Кстати, что у нас изменилось. Мы стали больше ценить каждую жизнь. Это не последний год, два, пять. Это произошло постепенно. В советское время кто был героем? "Он погиб, но трактор спас". Извините, трактор - это груда железа. Его завтра можно заменить. А человека - нет. Человеческая жизнь неповторима. Такая идеология формировалась. Сейчас, к счастью, все понимают, что человеческая жизнь - неповторима. Думаю, именно с этим связано желание мира. Мы проводили несколько фокус-групп с работодателями, представителями бизнес-структур. Их мы спрашивали: что для вас важнее, чтобы бизнес был постоянным? Абсолютное большинство отвечало: прекращения войны. У всех одинаковый ответ. - Вы сказали, что люди хотят мира, но не любой ценой. Какие здесь стремления?  - Есть люди, которые говорят: давайте отдадим этот Донбасс. Пусть он где-то там будет, чтобы у нас здесь был мир. Но это небольшая часть людей. Это меньшинство, это 15-18%. Основная часть хочет вернуть Донбасс. Чтобы мир был установлен на нормальных для Украины условиях. И не хотят, чтобы кто-либо, или это жители Донбасса, или жители Банковой, условно говоря, определяли для всех, как им жить. Этого люди не хотят. - Относительно тех, кто готов на военные действия? - Их тоже немного. Примерно их столько же, сколько тех, кто готов отдать Донбасс. Люди безумно устали от войны. Даже не столько от войны, сколько от того, что мы не видим конца. Грубо говоря, когда была война с Германией, то все понимали: возьмем Берлин, все! Все закончится. А здесь это может продолжаться десятки лет. - Как все замороженные конфликты. - Да. Надо откровенно об этом говорить. Все от этого устают. Показательно, когда-то в супермаркетах стояли тележки, куда все бросали продукты для воинов АТО. Раньше они были заполнены. Сейчас - нет. Волонтеры жалуются, что сейчас труднее собрать деньги. А вот когда нужна кровь для конкретных раненых, то стоит очередь. Причем хоть в Днипре, хотя в Одессе, где угодно. - Возможно, это зависит от того, что доходы у людей стали меньше? - От этого тоже. Но все же, знаете, мы же не умираем от голода. Да, мы живем плохо, мне очень не нравится система субсидий, но тем не менее она самых бедных защищает. - Насколько высокие тарифы могут переломить настроения людей? Что будет, когда все получат первые платежки? - Не будет ничего страшного. Потому что, во-первых, часть людей уже оформила субсидии. Те, кто понимает, что может получить субсидию, а практически это большое количество, они это сделают. Для небольшого количества действительно состоятельных, для кого эти тарифы не будут "кусаться", их не так много уже в Украине, к сожалению. Но я не думаю, что будет шок для всех, кто получит новые счета. Даже если кто-то получит большие счета без субсидий, он сможет пойти, ему все объяснят и пересчитают. Эти люди не будут просто платить. Лучше не заплатить, чем потом ожидать, что тогда-то компенсируют. Поэтому будут ждать, пока сумма долга уменьшится. Все. Здесь я не думаю, что будет что-то особенное. С другой стороны, события на Донбассе все же сдерживают людей от каких-то радикальных действий. Все понимают, что это отнюдь не в пользу Украины. - То есть третьего Майдана не будет? - По крайней мере я надеюсь, что не будет. В ближайшее время. - А когда возможен такой протест? Вы говорите, что основным уникальным явлением стало то, что власть нам на голову уже сесть не сможет. При каких условиях люди снова могут выйти на улицы? Что должно быть тем стимулом и толчком? - Мне кажется, что и первый, и второй Майданы были связаны с тем, что люди почувствовали, что их обманули. Это была реакция. А второй Майдан вообще, если бы тех студентов не побили, я считаю, что ничего и не было бы, честно говоря. Это была такая ошибка той власти, я сама себе объяснить ее не могу. Что может быть новым стимулом? Не повышение тарифов, не отказ в безвизовом режиме с ЕС. Вот если нас снова обманут, если появится вдруг информация. Знаете, если, не дай Бог, выяснится что-то страшное о причинах событий на Донбассе. Мне кажется, что это может побудить людей к решительным действиям. - То есть правда о том, кто сдал Крым и Донбасс... - Да. Это болезненно. Если, не дай Бог, к этому причастны люди, которым мы хотим верить, это может спровоцировать. Мне так кажется. - Исследовали ли вы каким-нибудь образом, как живется украинцам, фактическим заложникам террористов на Донбассе? Вероятно, не все они ходят на митинги в честь местных главарей или на их похороны, такое обобщенное шаблонное мнение уже бытует. - То, что я знаю, я знаю из писем, информации из социальных сетей. Ни одного серьезного исследования там провести пока нельзя. Об этом мне говорили очень авторитетные социологи. Даже если там проводится социологическое исследование, то это обычно телефонные опросы. То, что не вызывает доверия, честно говоря. То, что мы знаем: там остались разные категории людей. Я ни в коем случае не могу критиковать людей старшего возраста, которые там остались. Потому что они старые, им некуда ехать. Там есть жилье. Да, есть бомбардировки. Но, насколько мне известно, хуже ситуация сейчас в так называемой "серой зоне". В самом Донецке сейчас бомбардировок нет. Я не осуждаю людей, если они пытаются получить две пенсии: от Украины и от этих «ДНР-ЛНР». Честно говоря, я не понимаю позиции интеллигенции. Мне кажется, что человек среднего возраста просто был обязан оттуда уехать. Это уже вопрос, знаете, личной чистоты. - Сейчас очень активно обсуждаются вопросы способов реинтеграции оккупированного Донбасса. Чиновники, правда, ограничиваются пока только популистскими фразами. По вашему мнению, что реально должна делать власть для этого, и, наверное, начинать это делать надо уже сейчас? Что надо сделать, чтобы эти люди захотели жить в Украине? - Я бы задала вопрос по-другому: что нужно сделать, чтобы остальная Украина захотела их возвращения, чтобы они жили в Украине. Тепер уже вопрос стоит так, к сожалению. - Согласно одному из последних социологических опросов, около 30% тех, кто проживает на Донбассе, боятся возвращения в Украину из-за возможных репрессий. Это так? - Репрессий точно не будет. Никто их не тронет. Кроме, конечно, тех, на чьих руках есть кровь. Надо, чтобы эти люди их приняли. С этим проблемы. Эта эмоция, безусловно, есть. И она неизбежна. Знаете, я долгое время думала, что в свое время ФрАнко смог примирить две части испанцев после войны. Но я ошибалась. Там до сих пор есть семьи, где одна половина не разговаривает с другой из-за того, что были по разные стороны баррикад. Поэтому это практически неизбежно. Я думаю, что нам не надо вообще заниматься проблемой мировоззрения старших людей. Мы ничего там не изменим. Что есть, то есть. Хотя если бы туда зашла сильная власть, то и они бы по-другому сразу относились. Именно эти люди. А вот что касается молодежи, то всем нам надо стараться формировать патриотические настроения в нее. И это касается не только Донбасса. Вы думаете, что на Западе меньше тех, кто хочет уехать из Украины, чтобы их не забрали в армию? И это не власти надо что-то с этим делать. Это нужно обществу. Мы почему-то считаем, что власть может изменить мировоззрение. Не может! Мы сами это должны сделать. - В последнее время очень часто появляются новости о том, что мать убила ребенка, отец за бутылку водки или пакет сухарей забил младенца. К сожалению, почему-то таких новостей много. С чем это связано? - Вы хотите сказать, что это нормальный человек? - Нет. - Такие родители были всегда! Доля психически больных во всем мире примерно одинакова. - 2%? - Примерно. И когда в стране происходит много массовых акций, то градус в обществе поднимается. Это не значит, что люди сходят с ума. Нет. Это означает, что эмоциональность просто зашкаливает. И они начинают массово кричать, как когда-то: «Хочу ребенка от Гитлера!". Но это не та ситуация. В таких случаях - это просто психически больные люди. Честно говоря, я бы на месте СМИ на этом не акцентировала так внимание. Потому что если человеку все время кричать, что он свинья, то он рано или поздно захрюкает. Надо хоть немного показывать позитив. Он есть. - За последние 5-10 лет какова статистика в целом среди украинцев, которые уходят из жизни? - Эта статистика за все последние годы не изменилась. Эти цифры стабильны. Причем у нас этот показатель, если сравнивать с Европой, не так еще и плох. Знаете, где показатель самоубийств самый высокий? В Швеции! Бедные шведы! Не знаю, как они там живут. Но не все измеряется экономическим состоянием. Очень многое зависит от психологии, идеологии, культуры, религии. - Корреляции с войной нет? - По крайней мере я не вижу. Нет. То, что те, кто возвращаются из зоны АТО, больше склонны к радикальным действиям, безусловно. Здесь сомнений быть не может. Это люди, которые держали оружие в руках, пережили страшные психологические нагрузки. Когда вернулись сюда, пережили стресс. - Один из западных психологов писал, что последствия, в частности резкий рост числа самоубийств среди военных, обычно наступают через восемь лет после военных действий. Чего нам ожидать? - Знаете, в каждой стране по-разному. Советский Союз пережил Афган, США - Вьетнам. Вся Европа - Первую мировую. Вы же помните "На Западном фронте без перемен". Все мы читали эти книги. Неправда, что теми, кто возвращается из зоны АТО, никто не занимается. Ими как раз пытаются заниматься, насколько это возможно. И волонтеры, и власть. То, что получается, как у слона в посудной лавке, это другой вопрос. - Что касается здоровья нации, насколько украинцы здоровы? Сколько украинцев сейчас употребляют алкоголь, наркотики и курят? - Алкоголь, к сожалению, принимают очень многие. Динамики роста нет. Потому что сельское население употребляет алкоголь собственного производства, что плохо контролируется. Алкоголь - традиционно распространен. Что касается наркомании, то были и худшие времена, чем сейчас. И в 90-е, и в середине 2000-х были худшие времена. Сейчас я не вижу существенных сдвигов. Что касается вообще здоровье нации, то катастрофа. 39% сегодняшних 20-летних юношей не доживают у нас до 65 лет. Для сравнения: в Польше этот процент вдвое меньше, а в Швейцарии, Швеции - вообще меньше 10%. Более 50% новорожденных не доживает до 65 лет. Это катастрофа. Потому что в современном мире 65 лет - это еще не старость. С чем это связано у нас? С образом жизни, культурой занятости, отсутствием дорог, недоверием к врачам. Мы не обращаемся вовремя к врачам. Кстати, у женщин ситуация значительно лучше. - Число женщин всегда было больше, чем мужчин. - Женщины везде в мире, кроме Сьерра-Леоне (Западная Африка. - АОН) живут дольше, чем мужчины. Но если в европейских странах эта разница 5-6 лет, то на всем пространстве бывшего СССР это 10-11 лет. Это касается и Эстонии, и Латвии, и Литвы, и Украины, и России, и Казахстана. - Учитывая, что уже почти третий год у нас война, сколько мы потеряли мужчин? - Не знаю. Президент сказал, что около 10 тыс. Мы исследуем массовые явления. Бесспорно, это массовое явление, которое пока не отражается. - А когда будут последствия? Через 5-10 лет? - Я надеюсь, что никогда. Просто умереть должны не 10 тыс., а 50-100 тыс. Тогда будут последствия. Надеемся, что этого не будет. - Институт брака отмирает? - Нет. Он не отмирает. Он просто приобретает другие формы. Люди меньше регистрируют свой брак. Кстати, когда мы говорим о гражданском браке, то это любой нецерковный брак. Честно говоря, между браком, который зарегистрирован в мэрии, и тем, что не зарегистрирован, особой разницы я не вижу. Во всем мире популярна сейчас так называемая испытательная семья, испытательный брак. Так молодежь ведет себя. Я не сторонник того, чтобы бороться с тем, что для меня является странным или мне не нравится. - Есть украинцы, которые, даже заключая брак, откладывают рождение детей? Почему? - Во-первых, сегодня в Украине средний возраст матери при рождении ребенка 27,5 года. Это меньше, чем в среднем по Европе. Там это 31 год в большей части стран. Кстати, бывшие страны соцлагеря, за исключением Словении, имеют средний возраст матери меньше 30 лет. А все «западные» более 30 лет. Почему? Женщина сначала социализируется, завершает обучение, приобретает профессию, вместе с мужем решает вопрос с жильем, с работой. После этого рождается ребенок. В советские времена доминировала другая традиция. Сначала рожали, как правило, в 21-22. Я не вижу абсолютно ничего плохого в том, что повысился возраст матери. Это нормальный процесс. Если женщина имеет профессию, она, простите, нагулялась, ей есть что дать ребенку. Она не хочет бежать в кино, когда надо быть с ребенком. Она ее не оставляет с бабушкой, а воспитывает уже сама. - Киев в вопросе перенаселения стоит отдельно, столичная власть до сих пор не знает точно, сколько здесь людей живет постоянно, сколько только работает. Как вы считаете, сколько в Киеве на самом деле живет людей? И как в перспективе это количество изменит город? - Проблема регистрации для Украины стоит очень остро. Люди абсолютно немотивированы регистрироваться. Насильно этого сделать невозможно. Я помню, как в начале 90-х была в Голландии. Там ко мне приехал человек в пределах Голландии из одного города в другой. Мы должны были встретиться, он попросил меня встретиться позже, поскольку ему надо было зарегистрировать карту социального страхования в новом городе. Я тогда удивилась: зачем нужна регистрация в каждом новом городе? А он мне объяснил, что не получит помощь в случае страхового события, если не будет регистрации. Так что там есть прямая заинтересованность. У нас ее нет. Теоретически, если у тебя есть киевская регистрация, то ты можешь получить какие-то услуги в больнице. Но я боюсь, что это только теоретически. И об этом никто не заботится. Это плохо. Так как трудно спланировать правильно транспортные потоки и тому подобное. - Сейчас политика так называемой децентрализации, которая якобы и должна поддержать жизнь маленьких регионов, укрепить их, на самом деле вызывает их упадок, когда в маленьких селах исчезают школы и медицинские пункты, они становятся непригодными для жизни. Люди их оставляют. Регионам не хватает средств на развитие и еще долго не будет хватать. Каков ваш прогноз на этот счет? - Можно скажу грубо? Села умерли бы в любом случае. Поскольку у нас нет дорог. Бездорожье обрекает на смерть села, маленькие монофункциональные населенные пункты. Они обречены. И так во всем мире. Человек идет туда, где есть работа, учебное заведение. Если нет дорог, то закрываются даже больницы. Ведь как довезти врача или пациента? То же самое касается школ. Ненормально, когда дети вынуждены проводить в дороге по 5-6 часов, чтобы доехать до школы. Поэтому другого выхода, чем строительство дорог я не вижу. Если будут дороги, они не будут умирать. Они будут нормально существовать.
Экономика Игорь Смилянский. Как «Укрпочта» собирается открывать своим клиентам счета, продавать дешевые товары и вооружать почтальонов 01 Декабря
14:55

Игорь Смилянский. Как «Укрпочта» собирается открывать своим клиентам счета, продавать дешевые товары и вооружать почтальонов

Игорь Смилянский. Как «Укрпочта» собирается открывать своим клиентам счета, продавать дешевые товары и вооружать почтальонов Летом этого года сменилось руководство Украинского государственного предприятия «Укрпочта». Новый глава активно взялся за реформирование предприятия почтовой связи. О вооруженных почтальонах и их маленькой зарплате, карточных счетах граждан от «Укрпочты», продаже почтальонами вермишели и печенья и о том, останутся ли услуги госпредприятия в малых населенных пунктах вообще говорим с генеральным директором ГП «Укрпочта» Игорем Смелянским. - «Укрпочта» заявила, что хочет сконцентрироваться на предоставлении финансовых услуг. Что здесь имеется в виду? «Укрпочта» откроет своим клиентам счета? - Это базовые услуги - расчетные счета, сберегательные счета, переводы, карточки. Мы не будем кредитовать. Мы государственное предприятие. Украина сегодня ниже ЮАР находится, это же ненормально. Мы в Европу идем, а у наших людей нет даже базовых счетов. Но они не появятся. Вы же понимаете, что банковские учреждения не открывают, а закрывают свою сеть. Поэтому «Укрпочта» - это такое уникальное предприятие, которое, с одной стороны, предоставит все возможности привлечь эти услуги, с другой - это дополнительный доход для наших почтальонов. Мы очень рассчитываем, что Верховная Рада нас поддержит и Национальный банк. - Появилась информация, что в рамках реформы у каждого почтальона будет обязательный месячный план - 4 тыс. грн. Именно на эту сумму нужно продать товара, не корреспонденции, а другого сопутствующего розничного товара? То есть почтальоны станут продавцами? - Это не новшество, это было до меня. Это, во-первых, возможность почтальонам заработать дополнительные деньги, потому что они получают от 8-10% от объема продаж. (Отдельные ставки почтальонов в небольших населенных пунктах достигают лишь 760 грн. При этом количество дворов для обслуживания превышает 100. - АСН) А в маленьких деревнях мы не имеем достаточного объема почтовых услуг. Там четыре конверта и одна посылка может быть в месяц. Вы понимаете: у меня нет объемов, чтобы платить премии этим почтальонам, и они действительно работают там один, два, три часа в неделю. Что нужно изменить? К сожалению, эти товары до сегодняшнего дня закупались по неправильным ценам. И поэтому действительно было трудно почтальонам продавать. Поэтому сейчас мы работаем, во-первых, над исправлением ассортимента. Например, в селях это семена, а второе - чтобы были конкурентные цены. Я считаю, если мы исправим эти два фактора, то в дальнейшем не будет вопросов. Потому что если у вас есть конкурентный товар, а рядом вообще нет магазина, то это возможность нашим почтальонам что-то заработать и это возможность людям получить качественные услуги. - И здесь возникает другой вопрос: почтальоны передвигаются обычно на собственном транспорте - велосипеде или автомобиле. Насколько это правильный подход, чтобы почтальон самостоятельно решал проблему, как ему корреспонденцию и этот товар везти, например, зимой в отдаленный населенный пункт? - Мы сейчас очень тщательно будем смотреть на нормативы. Прежде всего, «Укрпочта» - это очень нормативная организация. Здесь использование автотранспорта не предусмотрено вообще. То есть у каждого почтальона есть нормативы прохода - 4,5 километра в сутки. Поэтому, если люди используют свой автотранспорт, надо разобраться, почему это происходит. Возможно, они не хотят идти пешком, потому что это будет целый день, и они взяли машину и проехали этот маршрут за два часа, а деньги получают как за восемь. И это так, как им удобно сделать. Если есть такой вопрос, я обязательно рассмотрю. Каждый почтальон имеет свой согласованный маршрут, мы же не можем поставить почтальона, чтобы он шел 20 километров, нет таких норм. - Есть такой факт, что когда речь идет о нескольких небольших населенных пунктах, которые обслуживает одно отделение, то ставку одного почтальона делят на несколько, чтобы суметь доставить в эти все села корреспонденцию и пенсии. Получается, что у них ставки колеблются в районе 700-800 гривен в месяц? - У нас есть 11,5 тысячи отделений. Я считаю, что, возможно, это где-то происходит. Есть нормативы, которые, я подчеркиваю, надо пересматривать, потому что они были утверждены в 1998 году, некоторые в 2002-м, но не пересматривались. Эти нормативы предусматривают, сколько почтальонов, сколько отделений, сколько почтальонов приходится на населенный пункт, сколько нужно, чтобы там жителей проживало. Никто не может пойти против норматива, потому что это будет нарушение законодательства. Что касается различных населенных пунктов - это сложный вопрос. Сейчас мы имеем большое количество сел, где проживает 200 - 500 человек. Это даже не полная ставка, там работы на два часа. Поэтому у нас много людей, которые работают не полный рабочий день. Они работают час, два, три на 0,3, 0,4 ставки. Что мы можем с этим сделать? Мы можем купить им машины, и тогда будет один почтальон на три села, но тогда количество работников уменьшится. Поэтому это не очень простой социальный вопрос. Ведь если вы поговорите с председателем сельского совета, то он скажет, что надо оставлять все как есть. - Вы сторонник больше какого варианта? В стратегии реформирования «Укрпочты», которая находится сейчас на согласовании в Кабмине, предусмотрены изменения именно в этом направлении? - Предполагается, что нам надо в селе выработать ту модель, которая будет работать. Я говорил, что нет компьютеров. Если у нас есть сельские отделения, которые работают два часа в сутки дважды в неделю, я не могу туда компьютер поставить, там зимой -20, этот компьютер умрет. Если мы посмотрим в других странах, есть такие примеры, когда в маленьких селах почтальоны работают из дома и почта компенсирует им все расходы. И это нормально как для почтальона, который работает в нормальных условиях, так и для жителей. Это одна из моделей, которые могут быть использованы. То же самое касается доставки. К сожалению, мы имеем большое количество сел, куда машина идет один раз в неделю. Что с этим делать?  Или найти средства, чтобы машина каждый день туда ездила, и будут «золотые» конверты, поскольку большая машина будет везти два конверта, или использовать другие средства. Например, договориться с автобусными компаниями, которые едут, чтобы почтальоны выходили, принимали мешок опечатанный с этими конвертами и разносили. Тогда это будет каждый день, качество улучшится, а мы уменьшим свои расходы на те машины, которые на наших дорогах не очень долго живут. Поэтому все те вещи, которые мы сможем использовать, мы обязательно будем использовать. И сейчас мы запускаем особый отдельный проект, что мы можем сделать на селе. Потому что надо смотреть правде в глаза, если нет объемов, а их нет, зачем заставлять этого сотрудника работать целый день, что он будет делать? С другой стороны, я не могу ему платить за целый день, у меня нет денег. - Решается ли проблема относительно того, что почтальоны, рискуя собственной жизнью, разносят пенсии, перенося немалые суммы? Речь шла о том, чтобы обеспечивать почтальонов оружием. Какой выход вы видите? - Еще до меня действительно закупили эти пистолеты, ну, вы знаете, кто у нас почтальоны, (имеется в виду, что в основном женщины. - АСН)... Она отдаст и пистолет и сумку. Что нужно сделать. Мы предлагаем, чтобы «Укрпочте» предоставили возможность вести счета. Если такая возможность появится, то нам не нужно будет столько наличных. Зачем мы сейчас раздаем пенсию, а потом собираем коммунальные платежи? Мы можем сделать взаиморасчеты и не везти, точнее везти, но это уже будет не тысяча гривен, а, например, триста. Если мы в этом селе и у нас покупают масло, хлеб и т.д., мы же можем списать это со счетов и вообще оставить только ту часть, которую следует отдать наличными. Если нам дадут возможность, то мы откроем и сберегательные счета для этих людей, потому что 35% украинцев не имеют доступа к базовым финансовым услугам. Поэтому, если нам предоставят такую возможность, мы сможем значительно уменьшить объемы наличности и это снизит риск для наших почтальонов. - А вам не кажется, что это дискриминационно относительно тех, кто получает эти средства, ведь они хотят распоряжаться ими по своему усмотрению? - Они имеют право получить это все наличными, а затем принести. Но мы хотим предоставить им возможность не идти никуда. - То есть вы будете согласовывать такие действия? - Обязательно. Если мы сможем сделать эту систему, мы будем рассказывать о преимуществах. Мы сейчас работаем с коммунальными компаниями, чтобы они предоставляли счета в электронном виде, чтобы, когда мы с человеком общаемся, мы их уже видели. Никто не будет заставлять, это добровольно. Мы просто будем предоставлять такую возможность. И не только возможность. Мы будем предоставлять какие-то бонусы для людей, например, если вы платите по безналичному расчету, мы предоставляем скидку 10%, нам это выгодно, мы не будем передвигать эту наличность и сэкономим на инкассации. - Относительно аудита «Укрпочты». Вы сказали, что уже выбрана компания, которая его будет проводить, известно ли, в какие сроки она должна это сделать? - Это компания PricewaterhouseCoopers. Она где-то в первом квартале следующего года закончит аудит «Укрпочты» за 2015 год и где-то за полгода во втором квартале аудит за 2016 год. - Руководители «Укрпочты» неоднократно отмечали, что уже выявлено немало коррупционных злоупотреблений, в том числе в региональных отделениях. Какие наибольшие нарушения были обнаружены? - Знаете, они есть, я не буду скрывать, мы их находим, но я очень не хочу, чтобы у меня лично был имидж человека, который борется с «попередниками». У нас уже много людей на политическом поле, которые себе сделали карьеру на этом. Я не хочу этого, мое дело, чтобы компания работала. Во-вторых, если я буду лить грязь на компанию, ко мне не придут клиенты, которые нужны «Укрпочте». Таким образом, эти процессы идут, вы знаете, что у нас очень сложная судебная система, а тем более правоохранительная, поэтому мы раскрываем эти случаи. И прежде всего мы работаем, чтобы вернуть эти деньги в компанию. - О каких злоупотреблениях идет речь? - Закупки, ремонты, товары. К примеру, я увидел мыло, которое стоит 10 гривен, оно в магазине напротив стоит 6,5 гривны. Ну кто-то же закупил это мыло и получил какое-то вознаграждение за это, а сейчас мы имеем проблему, а как государственная компания мы не можем это списать, ведь это влечет за собой возбуждение уголовного дела. - О каких суммах идет речь? - О миллионах гривен.
Политика Глава Штаба УДА: 12 облсоветов уже признали добровольцев участниками АТО 21 Ноября
11:47

Глава Штаба УДА: 12 облсоветов уже признали добровольцев участниками АТО

Глава Штаба УДА: 12 облсоветов уже признали добровольцев участниками АТО С добровольцем, отставным офицером и ближайшим соратником Дмитрия Яроша – Сергеем Ильницким говорим о причинах конфликта внутри уже почти канувшего в лету Правого сектора, о том, какая «зарплата» у добровольцев сейчас на фронте и как идет процесс признания их участниками АТО. - Давайте для начала вы расскажете о себе. Мы таким образом не раскроем никакую государственную тайну? (Смеется. – Авт.) Ничего такого. Мы открытые люди, это раньше мы прятали свои имена. Я - Сергей Ильницкий, начальник штаба Украинской добровольческой армии, профессиональный военный, полковник в отставке, в ВС прослужил 23 года, с 2011 года – на пенсии. Осенью 2014 года присоединился к добровольческому движению, тогда это был Добровольческий украинский корпус «Правого Сектора». Решением Дмитрия Яроша был утвержден на должность начальника штаба 5 ОБАТ ДУК ПС, потом – заместителем начальника штаба ДУК ПС. А после того, как мы вышли из ПС в 2015 году, я возглавляю Штаб Украинской добровольческой армии. - Сергей, почему так случилось, что вы – профессиональный военный, когда началась война, пошли не в армию, а в добровольческий батальон? - Для этого есть несколько причин. С 2011 года имею инвалидность II группы. Я получил инвалидность во время прохождения службы. Потому, как бы я ни хотел призваться или мобилизироваться в Вооруженные силы или в другую структуру, у меня ничего бы не получилось. Во вторых – главным фактором того, что я присоединился именно к добровольцам стало то, что летом 2014 года мой сын-студент пошел служить в это подразделение. Поэтому у меня просто не было выбора – я обязан был поддержать своего сына.   - Вы с Дмитрием Ярошем встретились случайно или были знакомы и раньше?Я раньше с ним не был знаком. После того, как мой сын уже служил в Добровольческом украинском корпусе, он служил в медицинском подразделении «Госпитальеры» Яны Зинкевич, был ее заместителем на то время, потом начальником медицинской службы в том батальоне, в котором я служил, я целенаправленно искал возможность встретиться с Дмитрием Анатолиевичем, для того, что бы предложить свою помощь. И на первой же встрече он мне поставил задачи, которые нужно выполнить, и сказал, чего он ожидает от меня. - Почему вы разошлись с «Правым сектором»? Когда я пришел в батальон, с каждым служба безопасности «ПС» проводила собеседование. В том числе задавался вопрос: «Если будет приказ пойти на Киев, сняться с оружием с фронта и идти на столицу, вы пойдете?». Я сказал: «Нет, я не пойду на Киев. Оружие должно оставаться там, где оно нужнее, а это линия фронта».В то время, пока Ярош был ранен и лежал в больнице, часть «Правого сектора» решила, что главная задача - это борьба с режимом внутренней оккупации - с «злочинною владою». При этом некоторые лидеры не побрезговали получить участников АТО у этой «злочинной влады». Наши бойцы, кстати, до сих пор не имеют этого статуса.Ярош с этим не был согласен. Когда ведутся боевые действия, в первую очередь – победа над внешним агрессором. После того, когда он будет побежден, можно будет приступать к следующему шагу… - Ну, знаете, даже когда Ярош был у руля «ПС», с его стороны часто звучали такие фразы, мол, «такую власть надо гнать»… а потом, в какой-то момент он остановился. Что вдруг с ним случилось? Причина очень проста. Почему еще тогда, в 2013-2014 гг., не взяли власть в свои руки … - А был такой шанс? Да, был! Тогда это можно было сделать, но проблема была в дефиците кадров. На самом деле, да, власть можно взять, но что с ней дальше делать? Это слова Яроша. Поэтому, реально оценивая ситуацию за последние два года, мы понимаем, что без кадров, без подготовки своих людей, объединения с другими патриотическими организациями, которые есть в стране, это сделать невозможно. Простой пример. Вот сейчас у Яроша два заместителя – по военной работе я и Андрей Шараскин – по политической. Мы сейчас пошли учиться в Академию госуправления. Ведь у меня только военное образование, у Шараскина – тоже далеко от госуправления. Мы учимся как военному делу, так и гражданским специальностям. Своим примером мы и других мотивируем. Господин Ехануров, который тоже в нашей команде, открыл двери школы «Молодых Политиков». Я лично интересуюсь реформами в Вооруженных силах Украины. К сожалению, они проходят не очень быстро, а иногда не так, как хотелось бы. Например - территориальная оборона, ее в Украине практически не существует. Вот наш проект Об Украинской добровольческой армии, который Дмитрий Анатольевич подает (в парламент. – Ред.). Мы не изобретали велосипед, мы взяли опыт европейских стран, а именно – Эстонии и организации «Союз обороны Эстонии «Кайтселийт». Там добровольцы с 1918 года существуют, и только с 1991 года, когда Эстония стала независимой от советской оккупации, добровольцы уже были представлены как часть сектора безопастности и обороны страны. Опыт показал, что первые добровольцы, которые пришли в 2014 году стихийно, необученные, -  это самые мотивированные в стране люди. - А вы не считаете, что контрактники, которых сейчас набирают в армию, составят вам, добровольцам, конкуренцию? Я не считаю. У каждого свои мотивы, свои идеалы. - А значит ли, по-вашему, доброволец – бесплатно? У них есть семьи, их тоже нужно содержать. Мы на сегодняшний день воюем уже 2,5 года. Раньше – да, это было добровольно без материальной поддержки. Сейчас мы ищем всевозможные способы для того, чтобы выплатить, как мы называем, материальную помощь. В этом нам помогает малый и средний бизнес. - То есть у вас есть какой-то фонд, из которого эти люди получают оплату? Совершенно верно. - По какому принципу в нем распределяются эти средства между бойцами? Или есть такие, что вообще ничего не получают? Материальная помощь выплачивается в зависимости от занимаемой должности, а также от ее наличия. Бывает, что средств нет, тогда никто ничего не получает… Все понимают, мы были добровольцами и остаемся по сей день ими, государственной поддержки у нас нет. - Вы можете назвать, что это за суммы? В районе 5 тыс. грн.   - Тогда какая разница между вами и контрактниками? У них же зарплата больше? Зачем людям к вам идти? Чем мы отличаемся? Тем, что мы доверяем своему командиру, в нашем случае – это Дмитрий Ярош. Мы знаем, что делаем. Мы не конкурируем с ВСУ, а помогаем. Плюс основной задачей для нас является не научить людей воевать, а уметь обороняться на своей земле, используя знания той местности, где люди проживают. Ведь каждый гражданин своей страны, независимо от пола, возраста, вероисповедания, должен уметь защитить себя, свою семью, свою страну. Наши воинские подразделения 2,5 года воюют на той местности, которую нам вверили как зону ответственности. И поверьте, наши командиры знают досконально своего врага. Это не секрет, что добровольческих подразделений сейчас на фронте быть не должно. Их всех вывели на вторую или третью линию, ну или вообще расформировали. Тот же пресловутый «Азов». Его лидер Белецкий обещал, что они не оставят Мариуполь. Но полк Национальной гвардии «Азов» приказом командующего НГ из Мариуполя все-таки вывели и выставили на блок постах в Запорожской области. - А был ли у него вообще тогда выбор? Что он мог следать? У полка есть лидер, он же его куратор, как я понимаю. Это Белецкий, который основал батальон «Азов». Он депутат, как и Ярош, на том же уровне пользуется депутатским мандатом. Не знаю, может, это политическая договоренность или игра. - Почему до сих пор Украинская добровольческая армия не легализовалась, не стала частью Вооруженных Сил Украины? На каких основаниях вы выстраиваете отношения с Минобороны? Люди, которые хотят к вам присоединиться, они же наверняка задумываются - а это вообще законно? А они получат УБД? Первое. Инициатива нашего политического крыла, это общественная организация «Державницкая инициатива Яроша», осуществляет на данный момент такой вид деятельности, как признание добровольцев на уровне местных советов. Что это значит? Это по опыту признания воинов УПА воюющей стороной во Второй мировой войне. Юристы в одной из областей изучили материалы и предложили подобную инициативу для признания всех добровольцев. То есть на уровне местных советов признаются добровольцы участниками АТО, а это добровольцы УДА, ДУК, «Донбасс», «Айдар», «Шахтарск» и др. Уже 12 областей Украины приняли решение и признали добровольцев участниками антитеррористической операции. - ?? А почему этот процесс так мало освещался в прессе? Я вас уверяю, это действительно происходит. Вот среди этих областей – даже Харьковская и Одесская. Почти единогласно признали. Кстати, решение означает, что только по месту жительства в своей области будут действовать льготы. Это мало, но это первый шаг. На очереди Черкасская, Николаевская, Херсонская области. - Я правильно понимаю, у вас не получилось приравнять добровольцев через центр, но вы сделали это через облсоветы? Верно! Но роботы еще полно. В конечном итоге рано или поздно ВР признает всех добровольцев! Я в этом уверен! Второе. Мы выполнили все условия, которые нам поставило государство. Летом 2015 года мы приняли предложение о легализации в одно из спецподразделений. Личный состав прошел медицинский, профессиональный и специальный отбор. Все личные дела лежат в данном ведомстве. То, что нас не легализовали, это вопрос не к нам. На наших базах находятся представители военной контрразведки, которые отвечают за ответственное хранение оружия и боеприпасов. Все наши действия согласованы с командованием АТЦ. Более того, командиры разных уровней в ВСУ просят нашей поддержки для своих подразделений, ведь они время от времени ротируются, а наши подразделения находятся в зоне АТО постоянно. - А сколько у вас людей?Давайте обойдем эту цифру… (долго препираемся. – Авт.).  Я могу сказать цифру, которую мы озвучиваем, это около двух тысяч активных бойцов.  - Как вы думаете, почему вас до сих пор не легализовали? В чем смысл? Наверное, нас просто выгодно держать не легализованными. Мы, знаете ли, удерживаем такой баланс между властью и всеми недовольными этой властью. Не имея достаточно оружия, мы единственные, кто везет это оружие со всей Украины на передовую, притом доставая его разными способами. Таким образом понижая его уровень в стране. Шутка! Но в каждой шутке лиш доля шутки! Продолжение следует...
Политика Татьяна Козаченко: Лидерами саботажа люстрации оказались ГФС, МВД и СБУ 10 Ноября
16:11

Татьяна Козаченко: Лидерами саботажа люстрации оказались ГФС, МВД и СБУ

Татьяна Козаченко: Лидерами саботажа люстрации оказались ГФС, МВД и СБУ В первой части интервью с директором Департамента по вопросам люстрации Министерства юстиции Татьяной Козаченко мы говорили об органах власти, которые наиболее сопротивляются люстрации, о давлении на люстраторов. Во второй части нашего разговора - о просчетах системы э-декларирования, о том, каким образом и кому именно со времен Януковича удается усидеть в высоких кабинетах и почему Конституционный Суд держит люстрацию «в заложниках». (Далее - интервью на языке оригинала.) В Адміністрації Президента могли вплинути на нормалізацію ситуації з декларуванням   - Згідно з "Законом про очищення влади", який діє два роки, люстровано 98% чиновників. Чи можна стверджувати, що люстрація насправді відбулася?   Закон "Про очищення влади" - це люстраційний Закон, але не Закон про люстрацію. Він навіть назву іншу має. Сам Закон передбачає декілька люстраційних критеріїв, за наявності яких застосовується тимчасова заборона доступу до державних посад. Перший критерій передбачає боротьбу з тоталітарним режимом, тобто усунення недемократичних еліт, керівництва. Мова навіть не йде про їхню відповідальність (це прерогатива правоохоронних органів і судів), а про їхнє усунення від посад, бо держава визначилася, що не потребує їхнього досвіду для відновлення державного управління та для проведення реформ. Це перше. От у цій частині закон спрацював на 98%.   Друга частина - це боротьба з комуністичним режимом. В цій частині я не можу перевірити виконання закону, бо це частина відпрацювання СБУ, яка не надає можливості перевірити повноту інформації. Частково виконана ця частина, але наскільки, об’єктивно не оцінити.   Третє. Це майнова перевірка на визначення законності джерел набуття майна за час державної служби посадовцями, про що вони повинні пояснити. Така процедура фактично була знівельована органами ДФС. В країні  700 тис. посадовців, зокрема 300 тис. державних службовців на момент набуття законом чинності. Зараз цей обсяг посадовців вже менший. Отже, в реєстрі щодо майнових декларацій у нас всього з 700 тис. осіб, що підлягають перевірці після двох років - 110 осіб!   І там не буде осіб, імена яких пов’язують з реальними статками і корупційними ризиками екс-голови Вищого господарського суду Татькова або його заступника судді Ємельянова, Єршова, який звільнився фактично через майновий скандал з МВС, та всіх інших. Тому цей останній критерій щодо майнової перевірки - повністю нівельований. Треба визнати, що в цій частині закон не спрацював. Але очищення відбувається різними шляхами й інструментами. Зараз запроваджуються інші механізми очищення, які мають зробити те очищення, яке не спромігся  забезпечити  цей закон, бо його виконували ті органи, які не оновилися. Це антикорупційне законодавство, запровадження електронного декларування.   -         У Вас були труднощі з поданням е-декларації?     По е-декларуванню найбільше часу зайняло отримання довідок з відповідних органів, щоб не було помилок. Були деякі питання. Вони полягали у тому, що я хочу задекларувати деякі моменти, але ця електронна декларація цього не дозволяє. Наприклад, ще в 2014 році я надала позику фізичній особі , яка забезпечена нотаріально іпотекою. Тобто свої власні кошти за угодою з нотаріальним оформленням за рік до державної служби надала іншій особі. І в неї переді мною є борг. Але немає графи, де я можу зазначити іпотечні зобов’язання переді мною. Або, наприклад, ще 10  років тому, в 2006 році, я з чоловіком  купила будинок. Після цього ми цей будинок покращили: замінили вікна, дах. Ця програма не дає можливості це відобразити, а я це хочу зробити. Є моменти які, я вважаю, пропущені, наприклад,  за витратами разова виплата, що менше 50 мінімальних заробітних плат, не декларується. Багато посадовців витрачають великі кошти на навчання дітей, зокрема за кордоном, якщо такі витрати щомісяця разово на гривню  - менше ніж 50 МЗП, а на рік реально становлять 500 МЗП за сукупністю, то в декларації цього не буде видно. Але навіть зараз, безперечно, е-деклорування є надзвичайно важливим. Але ще важливішим буде реалізація, якщо не відбудеться реальних оцінок і наслідків від антикорупційних органів, то це може повернути нас у гіршій стан, ніж було за часів вседозволеності посадовців за Януковича.   - А хто винен у тому, що така програма написана? Що депутати та міністри до останнього не могли подати електронні декларації?   Програма написана нормально. В неї нормальний інтерфейс, вона не складна. Питання у тому, хто складав технічне завдання. Які це фахівці робили? Бо ІТ-фахівці, компанія відображає лише замовлення. Їм дали технічне завдання – вони реалізували. Цікаво, чи не заклали «жучки», які можуть в подальшому рятувати  чиновників.   - Програмісти говорять, що ці "жучки" та проблеми були закладені з самого початку. Що вони прогнозовані. Питання справді до тих органів, які забезпечують роботу цієї системи. Хоча в результаті ми бачили, як НАЗК та Держспецзв'язку "переводили стрілки" один на одного. На Вашу думку, хто стоїть "на горі" за тим, щоб закон у цій частині, а саме електронного декларування, був провалений?   Знаєте, не треба шукати темну кішку в темній кімнаті. Це є просто очевидним. Електронне декларування 100% демонструє рівень державного управління. При наявності Адміністрації Президента, при тому, що Президент пропонує Генерального прокурора, а він є екс-головою його фракції, має більшість у парламенті, більшість міністрів в уряді, ви уявляєте, що державні органи та інші здатні діяти поза волею Президента? Ви уявляєте, що голова СБУ чи Генпрокурор можуть діяти поза ініціативою Президента? І досі цієї незалежності та автономії немає, вона відсутня. Тому, в принципі, Адміністрація Президента має всі можливості та механізми і ресурси  державного управління для забезпечення належного функціонування саме цього напрямку.   В тому числі, розуміючи, яким чином обиралося НАЗК, яким чином його члени призначалися Президентом, як працюють всі державні органи. Якщо взяти Держспецзв'язок та інші державні органи, то я навіть собі не уявляю, що вони та їхні працівники здатні виступити проти Адміністрації Президента чи робити власну політику, чи бути відокремленими. Тому в країні при наявності політичної волі можна все це усунути, а правильніше  - притягти до відповідальності всіх, хто «влаштовує» штучні проблеми.   - Раніше Ви та Єгор Соболєв говорили, що після першого етапу люстрації, потім після е-декларування, розпочнеться третій етап очищення влади. Що це буде за процес? Буде якась обробка внесених чиновниками даних? Які нові ініціативи Ви готуєте найближчим часом?   Ви хочете, щоб ми розкрили усі плани? Знаєте, яка проблема робочих процесів на сьогодні? Багато експертів мають спільну думку, що має бути в результаті, але дуже часто думки відрізняються щодо механізмів та процедур досягнення, і вже на стадії процесів з'являються розбіжності. Поки плани не набули остаточної об'єктивної форми, не прийнято рішення, не хочеться це анонсувати. Бо ті сили, які зацікавлені тільки у власному існуванні, а не нормальній країні, можуть нашкодити процесам, щоб нівелювати ризики для себе. Тому ми нікого не попереджаємо. Нехай чекають на те, що ми у боротьбі з корупцією будемо займати найактивнішу позицію та застосовувати відповідні процедури. Ідеї однозначно у нас є. Зміни і запровадження всіх люстраційних і антикорупційних механізмів відбувається досі завдяки людям, активістам, журналістським розслідуванням.     Закон про люстрацію все ще можуть скасувати   - Раніше ви говорили, що люстрації підлягає і 21 народний депутат. Вони через суд оскаржують свою люстрацію. Якщо Конституційний суд, наприклад, зараз скасує Закон "Про очищення влади", якими будуть наслідки? Чи справді існує загроза, що КСУ "заверне" Закон "Про очищення влади"?   Чудові запитання у тій частині, що ви ставите запитання, які є риторичними або треба мати талант передбачення. І в більшості випадків запитання так побудовані, що ви й самі на них відповідаєте.   - Тобто Конституційний суд без проблем може своїм рішенням відмінити закон? По суті, за ініціативою депутатів колишньої Партії регіонів.   Я поясню, чому тут є гра слів. Свого часу, коли я займалася юридичною, адвокатською практикою, то один з клієнтів мене спитав: "Чи може, Тетяно, бути так? Чи може державний орган зробити так?". І я його спитала у відповідь: "А чи може тебе міліціонер вдарити по голові?" Він подумав і сказав:  "Може!"- «А чи має право?» -  «Ні!»   Так от. Треба розрізняти: чи може Конституційний суд і чи має право? Чи може? У цьому складі суд може це зробити. Враховуючи, що у цьому складі є 6 суддів, які мають конфлікт інтересів з цим законом. А це юридична перепона. Тому, так – такий склад може!   Інше питання, чи має право?  Вже той факт, що КСУ замість одного місяця розглядає це конституційне провадження вже більше півтора року, багато про що говорить! Враховуючи, що в ЗМІ вже з'явилися проекти їхніх рішень, підписані суддями доповідачами, де вони вбивають усі системні норми закону, то знову – так, можуть! Але є думки експертів, екс-членів КСУ, наприклад Домбровського, який сказав, якщо вам цей закон у чомусь не подобається, то це питання поліпшення закону, внесення змін до нього. Однак це не означає, що він є неконституційним. І це питання юридичної практики, а не конституційного провадження. З міжнародної практики це є очевидним. Більш того, міжнародна спільнота підтримала цей закон. Якщо ознайомитися з рекомендаціями щодо безвізового режиму з ЄС, то там теж є вимоги щодо люстраційного законодавства. У висновку Венеціанської комісії є також прямі ствердження, що цілі саме цього  закону є правомірними. Крапка. Тобто насправді всі, хто не обіймає і не обіймав найвищих посад, намагаються нас підтримати у цьому законі, суспільство підтримує цей процес. А всі перепони на шляху його реалізації, які ми бачимо, чиняться з боку влади, старого складу частини Конституційного суду. Ці 6 суддів, у яких є конфлікт інтересів, по суті, є блокуючим пакетом. Все, що вони мали б зробити, це не їхнє право, а обов'язок, так це взяти відвід. Вони мали б заявити про самовідвід. Однак вони не готові це зробити. Не хочуть допустити цього. Вони і досі користуються правом, що їхнє рішення не підлягає скасуванню. А зараз вже, відповідно до норм судової реформи та конституційних змін, не буде такої підстави звільнення судді КСУ, як порушення присяги.   - Коли буде поставлена крапка Конституційним судом?   27 жовтня у них був черговий розгляд у закритій частині засідання конституційного провадження. І вони знову перенесли питання на невизначений термін. Вони вже півтора року як  повинні були винести рішення. Але що вони будуть далі робити - нікому невідомо! Не можна прогнозувати подальше порушення законодавства  суддями КСУ. Можна прогнозувати лише дотримання законодавства, але в цьому випадку це не працює   - Тобто за політичною мотивацією вони можуть відмінити закон у будь-який час?   Я думаю, що Конституційний суд обрав наступну політику: вони були здатні та були готові скасувати системні норми закону, щоб він був "вихолощений". Коли, наприклад, "Опозиційний блок" та ті, хто подав це конституційне подання, говорять, що вони намагаються скасувати не сам закон, а виключно деякі  його положення, це надзвичайна маніпуляція та лукавство. По-перше, тому що там ідеться не про деякі положення, а там зачіпаються системні норми. Після їх відміни закон просто стане порожнім. І, по-друге, Конституційний суд необмежений поданнями, він може відмінити закон в цілому, якщо буде вважати це за потрібне. Тому, в принципі, передбачати, що буде далі відбуватися з Конституційним судом, вкрай важко і на цьому етапі слід не розгадувати їхні подальші дії, а проводити таку громадську роботу та реформи, щоб дії державних органів, зокрема КСУ, могли бути виключно законними.   - І ще про скасування Закону. Може бути все, що завгодно?   Так. Може бути все. Але в цьому випадку Конституційний суд візьме на себе цю відповідальність. Бо цей закон прийнятий для дотримання саме прав всіх людей на належне державне управління. Закон не порушує фундаментальних прав посадовців, а стосується права держави визначати умови доступу до державної служби,  держава повинна регулювати цей доступ для забезпечення порядку і життя країни, а не забезпечувати працевлаштування на конкретних посадах окремих людей, які вже проявили «здатність» здійснювати державне управління повною мірою, наслідком саме їхнього управління ми маємо понівечену розграбовану країну. Хоча сам закон не забороняє їм реалізовуватися в будь-якій іншій сфері, державні посади - це не приватна власність, вони можуть бути навіть народними депутатами, багато з них переховуються в парламенті, користуючись недоторканністю. Чи готовий  Конституційний суд повернути на державні посади тих, кому забороняє це забороняє закон? Побачимо. Пройшло два роки Закону, залишилося ще 8, може, КСУ здатен не розглядати належно конституційне подання не півтора року, а ще вісім? І таким чином надалі ухилятися від своїх функцій? В будь-якому разі всі процеси, що відбуваються, є публічними і люди можуть дати власну оцінку тому, що відбувається. Все це впливає на майбутнє, на лідерів, партії, політику, сприйняття, реформи.       Топ-3 порушників люстрації   - Які органи влади є "лідерами саботажу" люстрації? Рік тому це були ДФС та МВС? Наразі ситуація не змінилася? Які ще органи в цьому списку?   Після ДФС - це МВС, а потім - СБУ. Я поясню чому. Тому що МВС та СБУ взагалі не визнають, що у них є самостійні структурні підрозділи в центральному апараті, керівники і заступники яких підлягають люстраційній забороні за умов, що вони перебували на своїх посадах більше року за президентства Януковича, або під час акцій масових протестів взимку 2013-2014. Тобто за кількістю посад в центральному апараті, в Києві, є відомства, які відповідають за цілі напрямки по всій Україні: слідчі департаменти чи управління  карного розшуку, внутрішньої безпеки, представництва у судах тощо. А МВС каже, що у них нема самостійних структурних підрозділів, окрім ДАІ та Державної служби охорони. При тому, що береш положення про кожний такий департамент центрального апарату, де просто у заголовку написано, що це є самостійний структурний підрозділ.    - Це пряме порушення закону?   Так. Це пряме недотримання закону. Щодо СБУ, то у них інші пояснення. Вони кажуть, що у них структурні підрозділи називаються "функціональні". Слова "самостійні" нема, тому ми їх не розглядаємо. От такий казус. Таким чином вони ховають на посадах тих, хто підпадає під дію закону.   - Ви заявляли про те, що на своїх місцях залишається "недолюстрованих" 2% чиновників, яким чином їм це вдається?  Хто це, прізвища скажете?   На сайті Міністерства юстиції Департамент оприлюднив звіт, де є вся ця інформація. Найбільш гучні ситуації порушень можу оприлюднити: Олег Валендюк - це екс-виконуючий обов'язки прокурора Києва. Зараз Луценко призначив його першим заступником прокурора Криму. Він 100% люстраційна особа, але яка має рішення суду, що забороняє Генпрокуратуру його звільняти. При тому, що він першим в країні отримав таке рішення суду. Це рішення ховали 6 місяців, про нього ніхто не знав, воно не було опубліковане в реєстрі, Генеральна прокуратура, як відповідач у справі,  в суди не ходила, це рішення не оскаржила, а відразу поклала його в особову справу, щоб у подальшому призначити його на більш високу посаду. Друге найбільш гучне порушення - це Людмила Демченко - перша особа податкових органів столиці, в 2013 році була призначена в керівництво податкової Печерського району. Зараз вона очолює головне управління ДФС міста Києва. Коли почалися перевірки, щоб до неї не було запитань, вона звільнилася, ДФС нам прозвітувала, що вона підпадає під люстрацію та вона є звільненою, тому вони не можуть застосувати до неї заборону (люстрацію). А після цього вона була призначена Насіровим очолювати податкову Києва. При тому, що до цього вона була помічницею народного депутата Ніни Южаніної - це Блок Петра Порошенка, голова парламентського комітету податкової та митної політики. Всі збіги, звичайно, «випадкові». Після того, як Кабінет міністрів наполіг на дотриманні закону і вона була звільнена і навіть відомості щодо неї включені в державний Реєстр, Демченко звернулася до суду та протягом трьох робочих днів там порушили справу та винесли рішення на її користь щодо її відновлення на посаді. Відразу після цього справу зупинили, щоб неможна було її переглянути. І третє яскраве порушення - це Павло Пашко - керівник найвищого податкового вишу у країни , в Ірпені. Цей ВНЗ формує всі податкові кадри країни. Це саме той ВНЗ, який раніше очолював пан Мельник, з цим вишем весь час пов'язують корупційні скандали. Пашко також має люстраційні критерії і вже 2 роки повинен бути в Реєстрі і не на посадах, зокрема ректора. Більше того. Спочатку пан Ігор Білоус, будучи головою ДФС, публічно громадськості і студентам обіцяв його звільнити, але цього не зробив. Потім це повинен був зробити і за дорученням Уряду Роман Насіров, але теж не зробив. Незважаючи на безліч публікацій, запити Міністерства юстиції, наполягання Кабміну, його не звільнили. А потім Павло Пашко в районному суді отримав рішення щодо захисту своєї честі та гідності щодо спору з невідомим журналістом, що він  нібито не підлягає люстрації. А які цікаві вибори під його патронатом пройшли щодо вибору ректора, які він «переміг» і закріпив посаду за собою. Зафільмовано, як проводилися ці вибори, як отримували бюлетені і "голосували" люди, яких взагалі немає в списках виборців. Пашко прикривається зв’язками, Роман Насіров так «переймається» необхідністю реформ і змін, що робить все, щоб усі старі кадри залишалися при посадах.    Як тільки випадок щодо підстав люстрації Павла Пашка став публічним, на його захист став народний депутат Андрій Деркач. Саме після цього на радіо "Ера" пішла хвиля аудіозаписів з дискредитації люстраційних процесів. Саме після цього була створена група "Заборонено забороняти", в яку входять «всі неупереджені, демократичні, нелюстраційні» -  Вілкул,  Бойко, Добкін, Ківалов та інші. Саме Андрій Деркач намагався через парламент у законодавчий спосіб скасувати е-декларування.   - Чимало державних чиновників мають відношення до певного бізнесу. Це всіляко вуалюється. Однак є прямим порушенням закону про держслужбу? Будуть ухвалюватися рішення щодо них? Як з цим боротися?   Єдине, на чому зараз треба найбільше зосередитись, це е-декларування. Навіть якщо посадовці мають прихований бізнес, то «наклонувати» осіб, які не пов'язані родинними зв'язками, переоформити на них свій бізнес, дуже для них ризиковано, їм все важче і важче приховувати порушення Закону.  Журналістам і громадськості слід бути пильними, і правда стане відома. Всі антикорупційні заходи, е-декларування, - все це має бути механізмом для очищення влади. І роботи в цьому напрямі ще надзвичайно багато.  
Экономика Остап Семерак: Добыча ископаемых никем не регулируется. Никто не знает, сколько чего нужно 01 Ноября
18:57

Остап Семерак: Добыча ископаемых никем не регулируется. Никто не знает, сколько чего нужно

Остап Семерак: Добыча ископаемых никем не регулируется. Никто не знает, сколько чего нужно О том, почему в Украине до сих пор нет даже стратегии обращения с опасными отходами, почему количество свалок растет в геометрической прогрессии, почему мы неправильно сортируем мусор, о реформе работы экологической инспекции, а также - об изменениях в недропользовании говорим с министром экологии и окружающей среды Остапом Семераком. (интервью на языке оригинала) -         Які ключові реформаторські кроки можна чекати від міністерства найближчим часом? Цей тиждень є невипадковий і непересічний для світу в контексті охорони навколишнього природного середовища, бо 4 листопада вступає в силу і в дію Паризька угода. Україна є серед учасників цієї угоди. Це є новий стандарт, нове бачення побудови світу, який буде будуватися на нових принципах здійснення не тільки природоохоронної діяльності, але й взагалі побудови економіки. Тому ми повинні розуміти, що один з наших пріоритетів це є якраз виконання тих зобов’язань, які ми взяли як країна, ратифікувавши цю угоду. Там дуже амбітні плани, які Україна собі визначила. Але крім амбітності я в цьому бачу і шанс держави зробити великий стрибок в розвитку технологій. Тому що весь цивілізований західний світ відходить від технологій добування енергії спалюванням вугілля чи спалюванням дров, чи спалювання газу. Світ переходить на нові технології. Це є інструмент, коли Україна може імплементувати ці технології в партнерстві з іншими розвинутими країнами, які теж хочуть змінити світ. І успіх такої політики має шанси дуже високі, бо світ почав боротися з озоновою дірою декілька десятиліть тому, 2016 рік є роком, коли науковці підтвердили, що результатами цієї стратегії світової  є зменшення озонової діри. І так само світ буде мати успіх в боротьбі зі зміною клімату.   В боротьбі зі зміною клімату економіка стає зеленою і циклічною. Для багатьох українських політиків є, на жаль, поки невідомим термін циклічної економіки. Циклічна економіка це є в тому числі поводження з небезпечними чи просто відходами. І ті сміттєзвалища, які є по всій Україні, їх є там декілька десятків тисяч - легальних чи нелегальних, організованих чи неорганізованих. Це є той напрям, куди ми повинні рухатися – сміття повинно стати сировиною. І це є основний принцип циклічної економіки. Тому серед наших пріоритетів є виконання і імплементація Паризької угоди. Частиною цієї роботи, звичайно, є гармонізація українського законодавства до стандартів Європейського союзу. Ми багато зробили за цих півроку, але ще більше нам потрібно зробити. В нас є чіткий план, ми по ньому рухаємось. Дуже важливо, щоб в українському суспільстві охорона навколишнього середовища чи боротьба зі зміною клімату стала пріоритетом нашої політики. На жаль, поки що, це не є пріоритетом в державній політиці, це не є пріоритет в суспільному усвідомленні і в суспільній моралі. До кінця року в наших завданнях є підготовка Національної стратегії поводження з відходами, яка повинна дати відповідь на багато серйозних запитань це і сміттєзвалища, це і небезпечні відходи, це і утилізація починаючи з ртутних ламп закінчуючи результатами фармацевтичної промисловості. Цієї стратегії немає, інструментів немає поки що, але ми повинні це імплементувати. Це наше завдання до кінця цього року. -         Питання сміттєзвалищ одне з найболючіших напевне в екологічному контексті. Доки немає цієї концепції про яку ви говорите, яка не схвалена, як вирішується наразі це питання? Ця концепція вже обговорюється, створена робоча група з написання Національної стратегії поводження з відходами. І відходи це є не тільки тверде побутове сміття. Зрештою тверде побутове сміття це є частина житлово-комунальної послуги, яке не регулюється міністерством екології, а є інші центральні органи, які регулюють цю діяльність і органи місцевого самоврядування, які беруть кошти. І в них є всі інструменти для того, щоб здійснювати роздільний збір, утилізацію, сортування і таке інше. Ті катастрофи, які ми спостерігали в Україні, є в першу чергу через низьку екологічну свідомість органів місцевого самоврядування і напевне суспільства загалом. Міністерство екології відреагувало миттєво на проблематику поводження з твердими побутовими відходами в частині нашої відповідальності. Ми створили реєстр і провели інвентаризацію сміттєзвалищ. Зрештою, ми її ще не закінчили, тому що ця робота проводиться в співпраці з органами місцевого самоврядування, а вони на жаль дуже в’яло працюють і нам доводиться їх заставляти. Але в міністерстві на нашому сайті існує інтерактивна карта. За місяць роботи цієї карти близько тисячі звернень громадян про виявлення сміттєзвалищ маленьких, середніх, легальних, нелегальних. Ця система працює для того щоб виявити і ліквідувати. Результати роботи цієї системи ми будемо презентувати найближчим часом і в моєму баченні що ми раз в місяць будемо давати статистику по областях скільки було звернень, скільки було вжито заходів для того щоб це ліквідувати. Коли говоримо про стратегію, то перші напрацювання цієї стратегії вже . Зараз ми проводимо експертне обговорення і до грудня ми запропонуємо проект цієї стратегії для обговорення широкого вже з політиками. -         Що зміниться? У нас наразі один завод на країну, який займається утилізацією відходів… В Україні за 25 років незалежності не було цієї стратегії. Кожне місто робило хто що хотів і не було стратегії підготовки і прийняття законодавства. Моя позиція, в цій критичній ситуації ми повинні разом зробити вибір. -         Які основні моменти передбачені в цій стратегії? Я не можу сказати…працюють експерти, вони обговорюють. -         Але ж якісь напрацювання у вас як міністра уже є? Це є не час говорити про те, що ми пропонуємо як міністерство. Як тільки ми завершимо роботу ми її покажемо. Роботу ми закінчимо до грудня і я закликаю всіх до дискусії. Більше того я закликаю український парламент не голосувати зараз за точкові закони, яких є 16 в українському парламенті. Тому що це не є вирішенням комплексно цієї проблеми. Так Україна прогаяла 25 років часу – це правда. Але це не дає нам підстави робити неправильні рішення сьогодні для того, щоб потім міняти щось переробляти і таке інше. Над цією стратегією зараз працюють і західні експерти, ми враховуємо і їхній досвід. Більше того, світові експерти сьогодні кажуть, що нові тенденції говорять про неправильний підхід роздільного збирання сміття, а про сортування сміття вже на пунктах видалення. І логіка дуже проста, якщо у вас буде 6 пакетів сміття стояти під вашим будинком, це означає, що до вашого будинку повинно приїхати 6 машин, зупинитися, газонути, спалити пального. А сучасні технології, які є в світі вони дозволяють на пунктах сортування розсортувати це сміття і утилізувати зі 100% рівнем. І зробити сміття не сміттям, а відходи не відходами, а сировиною. Сучасний світ, західні країни, країни Європейського союзу рівень переробки сміття мають 100%, Україна має тільки 5%. 5% сміття в Україні переробляється, 95% вивозиться на сміттєзвалища. Це є дорога в катастрофу. Ми є категорично проти цієї тенденції і напрям куди ми позначили рухатись це є напрям 100% переробки. І тут виникає питання як організувати ц переробку, як її стимулювати, де здійснювати сортування, як здійснювати освіту людей, для того щоб вони бережно до цього ставилися, адже чисто не там де прибирають, а там де не смітять. -         Щодо реформи екологічної інспекції, в чому вона полягає? Хотів би зупинитися на реформі екологічного контролю і переведення контролю на моніторинг. І реформа екологічної інспекції якраз покликана це зробити. Звичайно, це в тому числі є реформа, яка своєю метою і завданням ставить боротьбу з корупцією, яка на жаль присутня в цих перевіряючих органах. Ми запропонували політичну пропозицію для обговорення в суспільстві і до кінця року хочу щоб український уряд розглянув цю концепцію, схвалив і дав можливість міністерству продовжити реформу в системі контролю і моніторингу. -         Ви говорили, що варто звільнити всіх і набрати нових працівників з екологічної інспекції… Я прихильник стратегії коли ми повинні повністю очистити майданчки, так як це відбулося зрештою з українською поліцією. Ця робота показала правильний результат. На жаль, останні декілька років намагалися міняти керівництво, сподівались, що керівництво змінить ситуацію, але це не спрацювало. Тут повинен бути комплексний підхід, ми повинні підібрати нових людей, які не є уражені бацилою корупції і екологічної індиферентності. Друге, ми повинні навчити цих людей, провести з ними правильний тренінг і для цього в нас є партнери, які працюють з Україною – це уряди Сполучених штатів в першу чергу і проект, який працював з українською поліцією, сьогодні почав працювати з екологічною інспекцією і ми напрацьовуємо план як ми це будемо робити. Третє на що треба звернути увагу  це мотивація людей. Сьогодні заробітна плата є недостатньою для виживання – це 1900 грн для екологічного інспектора, який має спокусу порушувати норми і правила і збагачуватися в неправомірний спосіб. Ми повинні це змінити. -         В чому ж зміниться підхід в роботі інспекторів? Основна філософія реформи екологічної інспекції це її перехід від тотального контролю, який виявився неефективним, до моніторингу екологічної ситуації. Інспектор, яких є небагато і не завжди має мотивацію і інструменти ходити і перевіряти, не може забезпечити існування в Україні екологічно дружнього виробничого середовища. Інспектор вночі спить, на вихідних він вихідний, замкнуті цикли чи безперервні цикли виробництва вони працюють і вдень і вночі, на вихідні і в святкові і в робочі дні, і регулювати викиди і скиди можна в ті дні, коли інспектор не працює. Наша ідея зводиться до того, що повинна бути створена нова система моніторингу, яка буде використовувати сучасні технічні методи для того, щоб контролювати все в режимі 24/7. Тобто цілодобово, цілорічно ця система працювала, моніторила і в автоматичному режимі  реєструвала всі показники. А коли вони переходять гранично допустиму норму, система давала сигнал і включалися інші регламенти роботи щодо зупинки цього забруднення і ліквідації наслідків. Коли ми говоримо про ліквідацію ми теж повинні запропонувати нову модель здійснення цих заходів по ліквідації. На жаль інструментів зупинити і ліквідувати ці катастрофічні наслідки, приміром забруднень річок, в української влади є доволі мало. Підприємство, яке забруднює річку воно може бути банкротом, може не мати коштів, для того, щоб ліквідувати наслідки своєї діяльності, а ще потрібно довести що це вони зробили. Тому ми будемо пропонувати нові сучасні інструменти, які до речі обговорюються сьогодні в Європейському союзі і якщо ми їх застосуємо, то ми будемо в авангарді. Це можуть бути різні інструменти починаючи від застави, закінчуючи фінансовими страховими інструментами. Саме сьогодні іде процес обговорення цієї політичної пропозиції. Наступний наш крок це є теж наш пріоритет – це є реформа в надрокористуванні. І тут теж велике поле для змін правил і умов роботи і ми вважаємо, що надрокористування має зазнати такої реформи, яка буде стимулювати сталий розвиток української економіки. Сьогодні те, що добувається з надр ніким не регулюється і ніким не запитується. Тобто економіка України не має планування скільки в цьому році, в наступному році, через 5 років, через 10 років потрібно яких корисних копалин. Починаючи від піску, залізної руди закінчуючи нафтою, газом чи глиною. -         Тобто цей видобуток ніким зараз не контролюється? Він ніким не регулюється. Тобто ніхто не розуміє скільки чого нам потрібно добувати. І хто яке родовище знайшов, хто оформив собі спецдозвіл і починає його там видобувати, держава не регулює в розумінні скільки в нас є потреба, яку економіку ми будуємо, чи потрібно стільки руд видобувати, можливо потрібно збільшити частину переплавки брухту. Сьогодні в Україну починають везти брухт з інших країн і це є більш екологічно чисте виробництво. Тому що з руди тонну сталі отримати можна нанісши суттєво більшої шкоди, аніж тонну сталі, переплавивши брухт. Це є такі маленькі приклади, але з яких ми повинні побудувати систему.  І ставлення до надрокористування повинно перерости в нову філософію бачення. Ця філософія бачення повинна складатися з сталого використання надр, замовлення української економіки на стале використання надр, розділення функцій дослідження видачі спецдозволів і контролю їхнього виконання, а як наслідок знищення тої корупції, яка, на жаль, тут існує. -         Коли можна чекати затвердження цих положень? Зараз ми текст цієї концепції обговорюємо з асоціаціями, з виробниками, з бізнесом, з громадськими організаціями. Але я, поки що, не до кінця відчуваю політичну волю українського істеблішменту для імплементації і затвердження цієї реформи. 
Политика Татьяна Козаченко: Старая власть до сих пор имеет большой административный ресурс 28 Октября
20:50

Татьяна Козаченко: Старая власть до сих пор имеет большой административный ресурс

Татьяна Козаченко: Старая власть до сих пор имеет большой административный ресурс Директор Департамента по вопросам люстрации Министерства юстиции Татьяна Козаченко в интервью "АСН" рассказывает о давлении и уголовных делах против нее, о том, что государственные органы до сих пор не обновилась, что много госслужащих так и остались безвольным «планктоном», а ДФС и таможня все еще - самые коррумпированные государственные органы. Чому люстратор йде   - Ви заявили про свою відставку у найближчі місяці. Коли ви плануєте піти з посади і чи знаєте, хто буде вашим наступником?   Це однозначно не відставка. У мене нема політичної посади та владних повноважень. Немає права підпису, що би створювати якісь юридичні наслідки. Це заява про моє звільнення. Це не примха, не випадкове рішення. Я неодноразово говорила, коли йшла на цю службу, що готова два роки свого життя присвятити саме державній службі, змінам системи. І рік тому, і зараз, зазначаю - моя державна каденція - два роки. Чому саме два роки, бо закон ("АСН": "Про очищення влади") дає десять років. Протягом двох років повинні бути перевірені всі чинні посадовці. Після цього закон має працювати як фільтр. Фактично ті, хто переховувався, захочуть повернутися. Тобто, претендувати на державні посади, закон їх має не пропустити. Для цього мені не треба  бути десять років на державній службі.   - Тобто, ви виконали свою частину роботи?   Є Департамент, який працює абсолютно злагоджено. Можете зайти та подивитись: працюють люди від 25-ти до 30-ти років. Вони молоді, принципові. Здатні вести ефективну роботу. Більш того, перевірки особливо відповідальної категорії посад вже відбулися. І до того, як відбудеться моє звільнення, Департамент прозвітував про 2 роки роботи. Ми зробили це у цифрах, фактах, інфографіці. "Закон про очищення влади" стосується невеликого сектору проблем за кількістю посадових осіб. Однак саме цей сектор є надзвичайно важливий. Так, закон усуває від державних посад лише певну кількість посадовців. Але яких високопосадовців - корумпованої, олігархічно-фінансової та адміністративно-політичної заангажованої системи, всіх, хто тривалий час були на цих посадах. Бо вони не здатні провести реформи. Люстрація лише дає підгрунття для майбутніх реформ, які мають відбутися. У зв'язку з тим, що основна місія закону реалізована, я хочу рухатися далі. Адже очищення влади не обмежується лише цим законом.     - Ви написали вже заяву?   Заяви не підписані. Але моє рішення доведене до міністра. Я йду у листопаді.   - З чим пов'язане ваше звільнення?   Я хочу займатися більше широкою сферою очищення влади на громадських платформах. Бо зараз громадські інститути, журналісти, я вважаю, є найбільш ефективним механізмом проведення подальших реформ. Я хочу бути на тих платформах, де зможу бути найбільш ефективною. На жаль, це на сьогодні не про державні органи.   - Не боїтеся, що ті хто прийде слідом, просто не зможуть на достойному рівні продовжити розпочате?    Знаєте, цікаве питання. Я взагалі не думала тай ніколи не ставлю так питання: "чи можу я зробити? Чи раптом щось станеться щось погане?" Я завжди вважаю, що все що відбувається, то до кращого. Будь-які зміни, то нові можливості. Наприклад, зараз ще нема 100%-вого розуміння, хто буде виконуючим обов'язки до проведення відповідного конкурсу за обов'язковою участю громадської ради. Колектив провів свої збори, щоб звернутися до міністра ("АСН": юстиції Павла Петренка) щодо призначення виконуючого обов'язки.   - А кого рекомендує колектив на Ваше місце поки що як "в.о"?   Знаєте, до того, поки міністр не розглянув усі ці пропозиції, я хочу, щоб право приймати рішення все ж залишалося за Міністерством, як передбачено законом. Нехай це буде маленькою інтригою сьогодні. Але я хочу зазначити, що склад департаменту залишається у повному обсязі. І тут побудована така дисципліна та формат, що рішення приймається тільки з обговоренням та вислуховуванням пропозицій. У нас тут є субординація, але нема підпорядкування. У нас кожен тиждень є обов'язкова нарада, де ми визначаємо що хочемо зробити. І той звіт ("АСН": про два роки люстрації) - це не мій звіт, не про мою діяльність. Це звіт про діяльність департаменту під моїм керівництвом. В цьому приймали участь всі представники департаменту. Тому вони знають цю методологію і організацію. Те що я є фактично публічним обличчям, це не змінює того, що роботу роблять люди, які зараз є в Міністерстві юстиції.   - А от які у Вас відносини з міністром юстиції?   А які бувають? (посміхається) ("АСН": після паузи).   - Робочі, натягнуті, проблемні…?   Робочі бувають натягнуті. Але вони все рівно робочі. Відносини у нас робочі, привітні! Але це не стосується державної служби. ("АСН": посміхається)…   Стара система все ще сильна   … В мене взагалі є великі зауваження до того, як працюють державні органи, які не оновилася. До всіх цих кадрів, які є планктоном на державній службі.   Мені постійно, знаєте, що казали? “Люстрація вихолощує професіоналів". Це перший міф! Бо люстрація не стосується взагалі середньої ланки. Вона не стосується тих, хто виконує роботу, а тих, хто безпосередньо приймає рішення. Я жодного разу не бачила серед, тих, хто пробув у системі багато років, і був готовий, коли бачить порушення закону чи незаконні рішення, про це заявити. Кожен з технократів, бо так побудована система державної влади, робить усе, щоб відвернутися, наче вони нічого не знають. І це і є проблемою. Бо ці технократи формально підтримують видимість того, що державна служба працює. Але злочини та усе, що відбувається, вони не здатні зупинити. Таким чином вони створюють ілюзію роботи, будуючи 100%-ою частиною системи, яка не здатна змінитися на краще. Вони самі підтримують її існування.   Але час змінився. Потреби суспільства теж змінилися. Люди вже не готові утримувати весь цей роздутий штат, який насправді не надає нам відповідного сервісу. Вже очевидно, що проблеми є серйозні. Неможна сказати, що за Януковича було краще лише тому, що зараз “не по-другому”.   Зараз – це прямі наслідки їх державного управління. Того, що вони викачували ресурси з країни, розставляли виключно представників "сім’ї", родичів-знайомих, щоб ділити країну на приватні інтереси для власного збагачення. Після цього вони не просто проявили неповагу, а насильство до цивільного населення та мирних зібрань. Це привело до того, що були системні та масові порушення прав людей, а головне - до смертей. Після цього сталася воєнна агресія, анексовані території. Це все наслідки їх державного управління.   Нам нема куди повертатися.   Це потрібно усвідомити та усунути. Але що робити, коли система настільки згнила? Коли нема професійних підготовлених кадрів, політичних еліт, які можуть бути призначені? Реанімація держави відбувається дуже складно. Бо фактично у владі змінюються обличчя, однак люди настільки звикли використовувати посади для власних інтересів, що це з менталітету дуже важко викорінити.   Більше того, ті, хто був при владі десятки років цілими сім'ями, вони мають великий адміністративний ресурс. Всі їх люди так само залишаються в прокуратурі, в судах, на державних посадах. Вони мають величезний матеріальний ресурс. Те, що вони награбували, отримали безкоштовно, а це «заводи-пароходи-фабрики», так само використовується для накопичення ресурсів. Вони продовжують вести тут бізнес. Навіть ті, хто втік з країни. Виникає наступне питання: чому за 20-ть років всі ці псевдоеліти не побудували тут нічого нового, щоб країна могла жити? Ні нових фабрик, ні заводів, нічого не розвинули та нічого не створили? Що ми насправді виробляємо? Що ми можемо запропонувати світу? При тому, що українці складають світову еліту науковців, винахідників, але мешкають в інших країнах. Ми форварди з написання IT-програм, величезної аутсорсингової платформи. Можна подивитися, які посади та місця українці займають в інших державах світу. Люди були вимушені виїжджати. Проте багато що змінюється.  У 2004 році були "проблиски" того, що в країні народилася свобода слова. Незважаючи на всі проблеми, цей здобуток дав можливість людям, які є освіченими, бути вільними у своїх висловлюваннях.   Українці не хочуть жити в країні крадії, тому вони й вийшли на Майдан, бо євро вибір стосується їхнього майбутнього, їхньої самореалізації.   І зараз громадські інститути теж бачать, що влада вимушена зважати на інтереси суспільства. Світ змінюється.   Люди мають можливість виїхати в Європу, подивитися, як там живуть, що там відбувається, можуть порівняти. У тому числі, побачити, що відбувається поряд, в Росії. Саме тому люди зробили свій вибір.   Бо Янукович тоді торгувався. В чому, по суті, є узурпація влади? Що не народ вирішував подальший курс країни: Захід або Схід? Іти нам до Європи або до Митного союзу?   Не люди це вирішували, народ до останнього не знав, що обере одна особа в країні - президент, який не зважав взагалі на волю людей. Люди вийшли на Майдан не для того, щоб змінити владу, а щоб показати свій вибір, що вони хочуть йти до тих цінностей, які є в європейському світі.   В принципі, зараз дуже важливо, щоб демократичні активісти, як би їх не намагалися дискредитувати, щоб вони надалі нарощували свою масу. Бо від цього буде залежати: чи будуть далі відбуватися зміни чи ні.   Хто і як тиснув на люстратора   - У своїй роботі ви відчували тиск на себе? Якщо так, то від кого, чи від якої структури? У чому це виражалося?   Я спостерігала і не відчувала…. Я не чутлива! ("АСН": сміється). Проблема в тому, що я не чутлива!   - Тобто, тиск був? Я можу сказати, що було. Були обшуки безпосередньо у мене вдома. При тому, що про злочин я заявила сама. Але до кого прийшли в першу чергу перевіряти та робити обшук? До мене, а не до людей, які підписували документи! От цікава тема! Так? Після цього є порушені кримінальні провадження по заявах, перевірки та запити від народних депутатів, а також псевдо розслідування від телеканалу "ІНТЕР". - Які саме депутати? Конкретні прізвища?  Каплін ("АСН": нардеп фракції БПП).   - Він ініціював порушення проти Вас справи?   Зараз неможна порушити кримінальну справу за заявою. Це внесення заяви до реєстру. У будь-якому випадку, заяву треба внести до реєстру, присвоїти їй номер. Просто фігурантом є особа, якій пред'являють порушення. Але не оголошується підозра, обвинувачення.   Проте, у цей час можна провести слідчі дії, наприклад, прослуховувати телефон, про що не буде знати особа. Робити інші дії, перевірки, іншим чином тиснути на особу.   Я допускаю, що є й інші кримінальні провадження, про які я навіть не знаю. Зараз є кримінальне провадження проти мене про внесення завідомо неправдивих відомостей моєї декларації.   - Щодо Вашої квартири?   Так, що мною не була задекларована квартира, її вартість. Але це є не правдою. По-перше. Ця стаття Кримінального кодексу України діє виключно до електронних декларацій, а не паперових. Тому саме ця справа підлягає закриттю. По-друге, все, що викладене у заяві, не відповідає дійсності.   От хочете, я зараз вам покажу, як це відбувається?! (Дістає з шухляди столу велику червону теку)  Ось! І це не єдина папка. Ось ця папка - це перевірки мене особисто. Тут немає ще чотирьох податкових перевірок щодо мене! У тому числі, був виписаний штраф на суму 211 тис. грн.   - За що?   У мене був юридичний бізнес. Треба розуміти, що таке юридичний бізнес. Ти є, в тебе є клієнти. Ти пішов, їх немає. Фактично юридичний бізнес не можна продати в нашій країні. Це сервіс в нашій країні. Його не можна захопити, бо це ти сам, мозок - твій робочий стіл, який без тебе нікому не потрібен. Мої партнери по бізнесу сказали: "ти йдеш на державну службу, ми готові в тебе викупити частку по номіналу". Я за це їм вдячна, бо саме за ці гроші я і жила. Отже, я продала свою частку цієї компанії за ті гроші, які офіційно внесла в статутний фонд через банківську установу.   Податкова мені сказала: "ви продали компанію майже за 1 млн. грн, доведіть, що ці гроші вносилися у статутний капітал вами особисто через банківську установу". Плюс. Ми сповіщаємо вас, що перевірка закінчується завтра. У вас є один робочий день, щоб надати усі документи за 7 років. Покажіть усі  квитанції».   Зрозуміло, що за один день я всі квитанції показати не змогла. І мене виписали податкову вимогу - 211 тис. грн. Я звернулася зі скаргою до ДФС Києва. До тієї самої ДФС столиці, яку очолює Людмила Демченко, яка підпадає під люстрацію, вона є в реєстрі.   - Не люстрована й досі?   Люстрована. Але суд її відновив за три дні. А після цього зупинив справу, щоб ми не змогли її оскаржити.   Щоб ви зрозуміли, що відбувається. Абсурд у тому, коли я принесла усі-усі квитанції, всі оригінали за всі 7 років, вони мені сказали: "так, ми бачимо, що нам принесли оригінали, але ми хочемо окрім оригінальних виписку банків, касовий чек на кожну операцію, коли ви їх вносили!". Це просто нонсенс. Це маніпулювання юридичними процедурами. Весь час вони сподіваються, що людина пропустить строки, або неправильно оформить документи. Тобто, вся податкова система країни не направлена на те, щоб розібратися. Я ж не бізнес вела. Я створила юридичний сервіс, робочі місця, сплачувала податки. Але країну це не цікавить. Податкову це не цікавить! Вони за будь-яких умов хочуть зробити найбільш негативні наслідки для будь-якого суб'єкта оподаткування. А не так, щоб був бізнес і він мав можливість сплачувати ці податки.   Це рішення я оскаржила. І вони скасували штраф в 211 тис. грн., залишивши штраф приблизно в 5 тис. грн. При цьому, жодної відповідальності посадовці в податковій не понесли за необґрунтовані висновки і остаточний штраф я оскаржила в суді. Це принципово!   - Ми пам'ятаємо, що відповідно до статистики минулого року саме ДФС була "лідером" по невиконанню закону про люстрацію.   Я можу сказати, що ДФС і зараз така! Так. Саме в ДФС найбільше прикладів саботажу Закону "Про очищення влади".   Бо податкові та митні органи досі залишаються найбільш корумпованим органом у державі. Корупція включає в себе всі складові: політичні, фінансові, адміністративні. Всі посадовці, які там перебували, так там і залишаються досі.   Чи можемо ми говорити, що митниця у нас працює прозоро? Хто у це вірить? Коли у мого друга (Карла Волоха) вкрали авто, то я зателефонувала в Одесу хлопцям, які там працюють в МВС та запитала: які шанси знайти машину? То мені відповіли: "Тетяно, у нас ділянки кордонів, які взагалі не контролюється! Можна завезти і вивезти будь-що. ДФС про це знає".   Подивіться як живуть керманичі митних, податкових органів, як живуть їх діти, як розквітає бізнес їхніх родичів! Навіть у люстраційних питаннях вони найбільш винахідливі!  Користуються  судовими рішеннями, винесені іменем України, як бронею. Тому вони йдуть у суди, які видають їм індульгенції і повертаються на свої посади. Цікаво те, що у випадку, якщо судова справа стосується звичайного посадовця, то вони відмовляються розглядати судові справи. І лише у виключних випадках, коли це дуже велика посада, владна посада чи з корупційними ризиками, то саме для таких людей суди не зупиняють справи, а виносять рішення-індульгенції.   Коли, наприклад, Роман Насіров, буде прикриватися, що він не може звільнити когось із своїх підлеглих, бо є рішення суду, це неправда. Бо у нього був термін, щоб їх звільнити. Але він їх спеціально не звільняв. Він спеціально чекав, щоб йому приносили рішення судів і була можливість їх не звільняти. Наприклад, один з "яскравих" таких прикладів - це пан Андрухів. Це людина, яка очолювала Дніпропетровську податкову області.  За Януковича?   Ні, зараз. За Януковича він займав іншу посаду, але теж люстраційну. Після цього він був призначений та виконував обов'язки голови Дніпропетровської податкової, всієї області. Коли Кабмін доручив всіх звільнити, то частину звільнили, а по Андрухіву - чекали, не звільняли. Поки він не приніс ухвалу, яка забороняє його звільняти. Він і далі працює в податкових органах…   Продовження буде      
Политика Павел Мороз: Мы хотели ввести и «развод за сутки», но страна пока не готова 11 Октября
16:44

Павел Мороз: Мы хотели ввести и «развод за сутки», но страна пока не готова

Павел Мороз: Мы хотели ввести и «развод за сутки», но страна пока не готова Об эффекте от принятия "антирейдерского" закона, который перекрывает кислород рейдерам, нечистым на руку государственным регистраторам и нотариусам. О проекте "Бракосочетание за сутки", реформе по отмене рудиментных норм, предстоящих новациях от Минюста и даже о "внебрачных детях" Обамы говорим с заместителем министра юстиции по вопросам государственной регистрации Павлом Морозом. - Минюст вместе с народными депутатами подготовил "антирейдерский" законопроект №5067, который был принят в Верховной Раде после неоднократных попыток его заблокировать. Какие конкретные депутаты, группы влияния были против его принятия? - Во-первых, надо объяснить, как вообще возникла эта инициатива по подготовке такого антирейдерского закона. Еще в начале этого года заработала комиссия, которая рассматривает жалобы на действия государственных регистраторов. До создания этой комиссии, например, в 2015 году, если было нарушено право лица или по бизнесу, или по вопросам недвижимости, это лицо могло обратиться в суд. Сколько времени нужно для того, чтобы получить решение суда? Напомню, решение суда первой инстанции вступает в силу через 10 дней или 6 дней в зависимости от суда. При условии, если не подана апелляция. Конечно, апелляцию подавали. Поэтому процесс искусственно затягивался минимум на полгода. Комиссия, которая была создана на основании двух профильных законов, не является судом, но у нее есть полномочия отменять регистрационные действия в случае, если государственный регистратор нарушал закон, когда их проводил.  А рейдерские захваты без участия государственных регистраторов, разумеется, невозможны. Комиссия, которая была создана на основании двух профильных законов, не является судом, но у нее есть полномочия отменять регистрационные действия в случае, если государственный регистратор нарушал закон, когда их проводил. Комиссия проверяет пакет документов, которые были поданы на предмет комплектности и соответствия требованиям законодательства. Если это рейдерский захват, то там всегда много ошибок: не хватает документов и так далее. Поэтому основания для отмены этих рейдерских действий всегда находятся, если мы имеем дело действительно с таким захватом. В комиссию также поступают жалобы, когда у лиц длительный корпоративный конфликт. Такие примеры тоже есть. Поступают жалобы, где просто действительно технические ошибки, что-то перепутал регистратор, когда проводил регистрационные действия. Почему не нужно путать комиссию с судом? Потому что это орган, который рассматривает жалобы на действия государственного регистратора. Во-вторых, сама государственная регистрация, ее отмена не влияет на пакет документов, подтверждающих право собственности на бизнес или недвижимость. Когда заработала комиссия, начали поступать жалобы, которые мы изучили и выяснили почти все рейдерские схемы, которые используют рейдеры в нашей стране. Были схемы, которые используют еще с 2002 года. Это схемы регистрации на основании поддельного или несуществующего решения суда. - Какова статистика рейдерских захватов за последний год? Какие сферы страдают больше всего? - У нас есть статистика за 2015 год. Это 3000 случаев, из них 2700 - успешные. Да! Тогда комиссии еще не было, поскольку она создана в начале 2016 года. Разумеется, статистика за этот год будет доступна в 2017 году. Изучив все рейдерские схемы, весной этого года мы создали рабочую группу, куда официально пригласили представителей бизнеса, в частности Европейской бизнес ассоциации, Американской торговой палаты, Американского делового Совета, Германской торговой палаты, французов, представителей украинского бизнеса и представителей общественности, Министерства юстиции и нотариата. Эта группа начала работать в мае. К концу лета мы разработали законопроект 5067, который очень успешно 5 сентября этого года был подан в парламент депутатом Оксаной Продан. Под этим законопроектом подписались представители всех фракций. Потому что к каждому депутату были обращения о рейдерских захватах. Но две недели назад состоялось заседание профильного комитета и было отрицательное заключение по законопроекту. Сказать или обвинять кого-то конкретно невозможно. Можно только догадываться, кто саботировал это. Как только это произошло, мы начали сразу кричать: "Смотрите, это рейдеры! Они блокируют наш законопроект!" (Смеется. -АСН). - А какие конкретно фамилии? - Смотрите. На заседании профильного комитета звучали вроде бы правовые основания того, почему этот законопроект нельзя принимать. Сейчас я понимаю, что их просто настроили так. Они не виноваты. Они были настроены, чтобы его не принимать. Но, знаете, сейчас уже не надо кого-то обвинять. Накануне принятия законопроекта в целом на заседании комитета наш законопроект дополнили. Эти нововведения хорошие. Даже не просто хорошие, а супер! Это 13 нововведений. Все, что мы предлагали, осталось. Несколько изменили юридическую технику. Я хочу сказать, что от этого суть закона осталась такая, какой она была. Мне он нравится даже больше, чем до этого. Отменили норму об обязательности нотариального заверения протоколов для общественных объединений, ведь возникла определенная критика представителей общественности. То есть удовлетворили потребности как бизнеса, так и общественности.  Главное, что законом закрыли все существующие рейдерские схемы. Могут появиться новые. Предусмотреть их невозможно, потому что общество развивается и придумывает что-то новое. В конце концов мы получили 100-процентную поддержку комитета.  Главное, что законом закрыли все существующие рейдерские схемы. Могут появиться новые. Предусмотреть их невозможно, потому что общество развивается и придумывает что-то новое. В конце концов мы получили 100-процентную поддержку комитета.  Голосовали все "за". Затем, как известно, законопроект был вынесен на рассмотрение парламента с голоса, его даже не было в повестке дня! И в результате 295 "за" включение в повестку дня и сразу: "давайте его проголосуем по сокращенной процедуре в целом". - Ну, это "нормальная" практика сейчас в Верховной Раде, когда так выносятся законопроекты, а затем голосуются по несколько раз, если не хватает голосов. - "За" проголосовало 271, только 20 - "воздержались". "Против" - один голос. Это успех, закон уже принят. Поэтому зачем сейчас выяснять, кто там блокировал... С моей точки зрения, это уже лишнее. Да, это надо было делать, когда закон блокировали. Тогда надо было искать "представителей рейдеров". Тогда это было важно, а сейчас уже - нет. Рейдеры проиграли. Несколько юристов и адвокатов стали очень печальными. Даже кто-то поставил под постом о законе не лайк, а "слезку"! (Опять смеется. - АСН). - Потому что теряет рейдерскую работу? - Надо перепрофилироваться и заниматься более приятными делами, чем рейдерство! Теперь мы получим статистику за 2016 год, которая будет "комбинацией" статистики жалоб, рассматриваемых судами первой инстанции, и случаи, которые рассмотрела и удовлетворила комиссия, где не было судебного процесса. А такие случаи, когда есть решение комиссии и они не оспаривались, действительно есть. И они громкие. Например, по таким компаниям, как UNIQA Real Estate, Novus. Было решение комиссии отменить эти действия и привлечь к ответственности государственного регистратора. Рейдеры не получили то, что они хотели.   Например, по таким компаниям, как UNIQA Real Estate, Novus. Было решение комиссии отменить эти действия и привлечь к ответственности государственного регистратора. Рейдеры не получили то, что они хотели. Просто не успели! И в суд никто не подавал. В обоих случаях право собственности было изменено на кого-то, кого вообще никто не видел: жив он или нет. Поэтому некому было даже оспаривать решение комиссии. Сейчас комиссия за 2016 год уже рассмотрела около 500 жалоб по существу, 220 - удовлетворила. Рейдеры сядут за решетку на 5-10 лет - Вы можете озвучить самые распространенные схемы рейдерства? - Все они закрыты законом, который принят. Это регистрация на основе поддельного или несуществующего вообще решения суда. Каким образом мы это закрыли? Мы предусматриваем норму, которой вводится взаимодействие между реестрами недвижимости, бизнеса и реестром судебных решений. Мы говорим исключительно о техническом взаимодействии. Как только она заработает, регистратор или нотариус, который захочет провести регистрационное действие на основании решения суда, принимает это решение, вводит информацию в реестр, и это решение автоматически должно подтянуться из судебного реестра. Чтобы это запустить, нужно время. Важно также, чтобы судебный реестр был полный и работал нормально и быстро. Сейчас они не могут гарантировать, что он работает нормально. Пока это взаимодействие не заработает, так скажем, тогда зачем эта мертвая норма, мы предусмотрели в переходных положениях к закону соответствующие нормы. А именно, пока не заработает это техническое взаимодействие, когда к государственному регистратору или нотариусу поступают решения суда, он должен зайти в реестр и убедиться, что это решение есть, а также, что оно совпадает с тем решением, которое ему принесли для осуществления регистрационных действий. Если он не находит такое решение в реестре, он должен приостановить регистрацию, обратиться официально в соответствующий суд. И только после получения официального ответа, что оно действует и все там нормально, проводить любые регистрационные действия. Если же он это не выполнит, такая регистрация будет незаконной. И его могут привлечь к уголовной ответственности. Это второе нововведение закона. Первое - предусмотрена уголовная ответственность именно государственного регистратора. Его за эти преступные действия можно посадить на срок до пяти лет. Также введена уголовная ответственность заявителя, заказчика и организатора. Срок заключения - до 10 лет. Также введена уголовная ответственность заявителя, заказчика и организатора. Срок заключения - до 10 лет. Также мы говорим об ответственности за подделку документов. Потому что рейдерский захват - это в первую очередь - подделка документов. Другая схема - это когда на основе поддельных документов проводят регистрационные действия. Как и в случае с поддельным решениям суда, так и с поддельными документами регистрации пострадавшему надо обратиться в Национальную полицию. Потому что это преступление. Уголовная ответственность - это не сфера Министерства юстиции, это вопрос правоохранительных органов. - Министерство юстиции Украины ранее инициировало создание совместной с Национальной полицией группы по противодействию рейдерству в Украине. Что с этой идеей сейчас? - Да, Минюст заключил с Нацполицией меморандум о противодействии рейдерству. Это взаимодействие уже работает. Все случаи, когда мы видим, что есть грубое нарушение со стороны регистратора, он уже привлечен к ответственности на уровне Министерства юстиции, мы передаем все в полицию. Поскольку максимум, что мы можем сделать, это административный штраф и аннулирование доступа государственного регистратора, нотариуса к реестрам. Так вот, когда есть грубое нарушение, этот пакет документов мы отправляем в Нацполицию. Мы уже направили несколько серьезных дел в НАБУ, потому что там большие средства. Например, пострадала такая компания, как Bunge. Эта корпорация вложила в экономику Украины средства, которые по размеру составляют 15% от всего бюджета Украины на текущий год. Правда, за всю историю работы компании в Украине. Но все же! Это 15% от бюджета страны на этот год.  Например, пострадала такая компания, как Bunge. Эта корпорация вложила в экономику Украины средства, которые по размеру составляют 15% от всего бюджета Украины на текущий год. Правда, за всю историю работы компании в Украине. Но все же! Это 15% от бюджета страны на этот год. Это американские инвестиции в нашу экономику. Ну как можно такую компанию прийти и рейдонуть? Мы передали это дело и другие резонансные в Нацполицию, часть в ГПУ, часть - в НАБУ. Я точно знаю, что по одному из дел уже начато уголовное производство. Я не могу назвать компанию, поскольку это тайна следствия. Возможно, уже открыты такие же уголовные производства и по другим делам. Пусть занимаются. Когда преступники будут наказаны, тогда можно говорить, что, вот, смотрите, преступника наказали. Стать нотариусом за взятку уже невозможно - Какие еще важные нововведения антирейдерского закона? - Есть часть нотариусов, которые тоже загрустили после принятия закона (улыбается. - АСН). Что им не понравилось? С вступлением в силу закона нотариус может быть лишен свидетельства на осуществление нотариальной деятельности на основании нарушения закона. Если нотариус будет поступать так же незаконно, как государственный регистратор. Сегодня привлечь нотариуса к ответственности и лишить свидетельства за совершение нарушения закона при регистрации прав собственности невозможно. Но с принятием закона это будет возможно. Если он нарушит закон в сфере государственной регистрации, он не просто будет привлечен к административной ответственности, но и будет рассмотрен на комиссии вопрос о лишении свидетельства. Сейчас получить свидетельство на нотариальную деятельность очень трудно. - Как всегда. - Нет. Раньше нужно было шесть месяцев стажировки, юридическое образование, взятка и получение свидетельства. - Даже были свои расценки. $100 тыс. - и ты нотариус? - У нас Департамент государственной регистрации и нотариата. Я также отвечаю за эту сферу. Как только нам отдавали нотариате, кто-то из друзей меня спросил: "Слушай, а можно там свидетельство получить?». Я говорю: "Да!" А мне: "Сколько? Что нужно для этого?». Я отвечаю: "Нисколько! Надо сдать экзамен. И все!". А в чем тогда подвох? Я говорю: "Ни в чем, пусть приходит, сдает экзамен и все абсолютно честно". - То есть сейчас коррупции у вас нет? - Нет! Все честно. Как сейчас проходит экзамен. Во-первых, чтобы получить доступ для сдачи экзамена, надо только иметь минимум три года стажа помощника нотариуса. Один нотариус может иметь только одного помощника, который официально зарегистрирован в Нотариальной палате Украины. Чтобы стать таким помощником нотариуса, кроме диплома о высшем юридическом образовании, надо иметь минимум три года юридического стажа работы. Следовательно, надо иметь диплом и минимум шесть лет опыта, чтобы тебя только допустили к сдаче экзамена. Чтобы стать таким помощником нотариуса, кроме диплома о высшем юридическом образовании, надо иметь минимум три года юридического стажа работы. Следовательно, надо иметь диплом и минимум шесть лет опыта, чтобы тебя только допустили к сдаче экзамена. Как выглядит экзамен? Это 30 столов, на столах - компьютеры и мышки. И все! Никаких бумаг, с собой ничего нельзя брать. Сидит комиссия представителей нотариата и Министерства юстиции, следит и проверяет. Минимум 8 членов должны присутствовать на экзамене. И в режиме online в течение двух часов ты должен ответить на 74 вопроса из 90! И те, кто отвечает на 74 вопроса правильно, у них загорается "зеленое" сообщение, что значит: "экзамен сдан". У кого ответы неправильные, у того горит "красное", тому - на выход. Такие соискатели могут подать документы на сдачу нового экзамена только через год. Те, кто сдал первую часть экзамена, остаются на практическое задание, которое предусматривает 10 вопросов. Надо правильно ответить минимум на 7 из 10 этих вопросов. Что мы имеем? Из сотен претендентов свидетельства получают только 5-6! И это на всю страну. В год у нас максимум 30 новых нотариусов. Свидетельство на право нотариальной деятельности сейчас очень ценное. Потому что купить его невозможно. А сдать экзамен - очень сложно.   - Будет ли Минюст разбираться с "рейдерским наследством", начиная с 90-х, а затем 2000-х? Когда, например, в СМИ неоднократно упоминалась т.н. группа экс-вице-спикера Госдумы РФ Александра Бабакова, которая захватила много объектов в центре столицы... - Эти дела сейчас в судах. Это не дело Министерства юстиции. Это не наше! Важно, что мы сделали все для принятия базового закона. Я думаю, что после принятия антирейдерского закона мы не просто выровняем рейтинг Украины по защищенности права собственности, но и поднимемся. Если мы на 20 пунктов упали, то поднимемся на 40 пунктов. Важно, что не пострадал наш рейтинг по упрощению административных процедур. Потому что очередей сейчас нет, взяток нет. Сейчас мы создали здоровую конкурентную среду. И в течение часа действительно очень легко провести любое регистрационное действие по недвижимости, бизнесу без очередей и взяток. Сейчас мы создали здоровую конкурентную среду. И в течение часа действительно очень легко провести любое регистрационное действие по недвижимости, бизнесу без очередей и взяток. С официальными платежами. Если вы хотите зарегистрироваться как физическое лицо-предприниматель, то вообще можете сделать это online. Очень скоро будет возможность регистрации таким образом общества с ограниченной ответственностью. Не нужно будет ехать, к кому приходить и т.п. Хотели ввести "развод за сутки", но страна не готова - Вы были одним из авторов пилотного проекта "бракосочетание за сутки", которым срок от подачи заявления до регистрации брака сокращается с 30 дней до суток. Минюст запустил пилотный проект в нескольких городах Украины. Какие результаты эксперимента? Когда практика сокращенной процедуры может быть распространена на всю страну? - Да, мы запустили этот проект в шести городах: Северодонецке, Херсоне, Киеве, Одессе, Львове и Мариуполе. 50% браков зарегистрировано в Северодонецке, Мариуполе и Херсоне. То есть в зонах, приближенных к АТО. Есть случаи, когда некоторые приезжают даже из незаконных т.н. "ДНР" и "ЛНР", чтобы зарегистрировать брак в течение суток.   Есть случаи, когда некоторые приезжают даже из незаконных т.н. "ДНР" и "ЛНР", чтобы зарегистрировать брак в течение суток. И вернуться со свидетельством назад. Почему? Потому что все они рассчитывают на то, что однажды вернутся в Украину. Уже никто там не верит, что они станут Россией или будут независимыми республиками. Они все уже понимают, что хотят быть с Украиной. Уже никто там не верит, что они станут Россией или будут независимыми республиками. Они все уже понимают, что хотят быть с Украиной.   - В одном из ваших блогов мы прочитали о необходимости отмены нормы об обязательности указания отца в свидетельстве о рождении ребенка. И женщины, которые не могут указать отца, часто придумывают его. Как с этим будете бороться?   - Да, сейчас есть девушки, у них нет мужа и вообще нет парня. А детей они хотят. Они делают искусственное оплодотворение. А отца у такого ребенка нет. Но когда они идут получать свидетельство о рождении, то им говорят: "Есть графа об отце, вписывайте". Но кого вписывать? Ты должен кого-то вписать, так как по законодательству ты должен это сделать. Это требование закона, требование Семейного кодекса. Между прочим, до 1953 года такого требования не было. Свидетельство о рождении детей без отца можно было зарегистрировать, где в графе "отец" ничего не было. Даже не прочерк, а просто ничего не было. Но в 1953 году был изменен Семейный кодекс, ввели обязательную запись об отце. Не важно, есть он или его нет. - И каких мифических мужчин-отцов вписывают сейчас? Вписывают: "Выгаданько Вадим Петрович" или "Обама"! Ой, придумывают, кто что может. - Вписывают: "Выгаданько Вадим Петрович" или "Обама"! Ой, придумывают, кто что может. Это шутки, но шутки шутками, когда они идут получать социальную помощь, то им говорят: "А где заявление отца? ". А они отвечают: "Так его нет, я его придумала". Тогда такой женщине говорят, чтобы она шла в ЗАГС, получала там справку, что отца нет. Побежала, получила справку, пришла и т.д. Потом такая же история в поликлинике, где требуют заявление от отца. Надо еще раз бежать в ЗАГС, получать справку. Детский сад, школа, поехать за границу - то же самое. Где разрешение отца? - Барака Хусейновича? - Да (смеется. - АСН). Это абсурд, конечно, но такая норма пока присутствует, надо изъять. Реформа будет заключаться в том, что матери, у которой нет мужа, а у ребенка реального отца, будет предоставлено право поставить или прочерк, или вписать вымышленного отца в графу при регистрации. В последнем случае тогда будь готова к тому, что будешь проходить этот ад. Знаете, какая была критика пилотного проекта "Бракосочетание за сутки"? При том, что мы предоставляем право, а не обязанность! Хочешь ждать 30 дней, жди! Хочешь за сутки, иди и регистрируй за сутки. Церкви сказали: "Вы что! Это не вписывается в нормы морали!". А относительно идеи об устранении препятствий с "искусственным отцом", то они вообще написали: "Вы, Минюст, создаете основания для увеличения количества незаконнорожденных". И это серьезно. Это не выдумки. Когда эту идею вынесли на рассмотрение одного из профильных комитетов, они единогласно проголосовали против. Опять же, потому что через эту норму в стране будут незаконнорожденные! - Надо же быть перед избирателями "моральными". - Мы эту норму устраним, этого требует сегодняшний день. - Кроме "отца-призрака", какие бессмысленные нормы законодательства планирует отменить Минюст? - Мы хотели ввести еще и "развод за сутки", но поняли, что страна к этому не готова. - Когда проект "Бракосочетание за час" заработает по всей стране, а не только в отдельных городах? - Как только мы внесем в парламент проект закона о внесении изменений в систему регистрации актов гражданского состояния. Дайте нам месяц-два, чтобы мы доработали эти изменения, подали на рассмотрение в комитет в парламент, чтобы осуществить реформу в сфере регистрации актов гражданского состояния. Все будет принято. Я надеюсь. Потому что пилотные проекты успешны. Люди хотят! Сейчас, согласно Семейному кодексу, после подачи заявки вы должны ждать минимум 30 дней, чтобы потом зарегистрировать брак. Но при уважительных причинах этот срок может быть сокращен. Что такое уважительные причины? Невесты бегут к врачам, дают взятку и все беременные! А потом: "Ну, была беременна, где оно делось. Ну, делось и делось". То есть с подделкой о беременности идут в ЗАГС, где кому-то дают взятку, но сейчас уже не дают, это было раньше, и регистрируют брак в течение трех дней. Как мы выяснили, де-факто до 40% браков регистрировали по такой ускоренной процедуре. Разумеется, Министерство здравоохранения и медицинские учреждения приуныли, когда запустили пилотные проекты. Вот, такая же тема была! И сорвалась! А мы говорим: пилотные проекты успешны, люди хотят, все - давайте. Те, кто против, те просто хотят и дальше брать взятки за фиктивные справки о беременности. Все! Это же элементарная логика. Мэры и председатели сельсоветов смогут регистрировать браки  - Какие законодательные инициативы готовит Минюст? - Что касается антирейдерства, то мы не ставим на этом точку. Есть еще дополнительные идеи. Базовый закон надо было быстро принять. Но есть еще несколько идей, направленных на улучшение. Мы в абсолютно нормальном режиме будем работать. Профильный комитет парламента этого тоже хочет. Мы заверили и пообещали, что создадим рабочую группу и обсудим несколько нововведений. Можем считать, что антирейдерский - это главный шаг. Но на принятии закона мы точно не останавливаемся. Тем более сейчас нам надо очень быстро подготовить подзаконные акты под антирейдерский закон. Чтобы, когда он будет подписан Президентом и вступит в силу, мы сразу подали подзаконные акты на рассмотрение Кабмина и они так же быстро были приняты. Все для того, чтобы закон начал работать на практике, как это и предусмотрено. Но параллельно мы завершаем реформу в сфере регистрации актов гражданского состояния. Была идея децентрализации и передачи этих функций от ЗАГСов в местные органы власти, нотариусам и частным регистраторам. Очень долго мы отрабатывали эти идеи, изучили опыт не только европейских стран, но и мира. Выяснили, что частных регистраторов нет нигде. Поэтому частных регистраторов не будет. Мы также выяснили, что нотариусы выполняют функции регистрации брака в нескольких странах, но у них статус совершенно отличается от статуса наших нотариусов. У них больше полномочий. Но параллельно мы предоставляем всем органам местной власти, от мэров до сельских советов, право предоставлять услуги в сфере регистрации брака.  И в результате пришли к выводу, что реформа будет заключаться в том, что ЗАГСы останутся. Но параллельно мы предоставляем всем органам местной власти, от мэров до сельских советов, право предоставлять услуги в сфере регистрации брака. Смерть и рождение - нет! Ни в одной стране нет примера, где бы это право предоставляли кому-то, кроме государства. Это право только государства. Есть страны, где регистрация развода еще сложнее, чем у нас. Там только не основании решения суда могут зарегистрировать развод. То есть первая реформа будет заключаться в предоставлении местным органам власти права тоже регистрировать брак. Вторая - это регистрация брака в течение суток. Также мы создадим рабочую группу относительно нововведений по регистрации бизнеса и недвижимости. Есть несколько новых идей. Поэтому есть над чем работать!  
Экономика Анна Деревянко: Сейчас в Украине золотое время для молодых стартапов 05 Октября
16:24

Анна Деревянко: Сейчас в Украине золотое время для молодых стартапов

Анна Деревянко: Сейчас в Украине золотое время для молодых стартапов О том, почему рейтинги бизнеса не влияют на бизнес-климат, о буме молодых стартапов в Украине и довольны ли в ЕБА сотрудничеством с правительством, говорим с Исполнительным директором Европейской Бизнес Ассоциации Анной Деревянко. — В августе-сентябре Европейская Бизнес Ассоциация совместно с Dragon Capital провела опрос среди компаний с иностранным капиталом. По его результатам, 50% иностранных компаний планируют увеличивать инвестиции в бизнес в Украине в следующем году. На чем базируется этот оптимизм? — Исследование показало, что большинство иностранных инвесторов действительно довольно оптимистично настроено относительно динамики роста бизнеса и с определенной надеждой смотрит в будущее. С моей точки зрения, такая ситуация в основном связана с рядом положительных преобразований, которые имеют место в последнее время. В частности, речь идет о либерализации валютного рынка и сравнительной стабильности экономической ситуации в стране в течение последнего полугодия. Да, реформы продвигаются медленнее, чем мы бы этого хотели, но активное и сознательное бизнес-сообщество все же чувствует готовность власти взаимодействовать и прислушиваться к голосу бизнеса. — Насколько благоприятен инвестиционный климат в Украине? На каком уровне стоит ждать притока инвестиций в 2017 году? — В этом году, во время исследования Индекса инвестиционной привлекательности, мы спросили топ-менеджеров наших членских компаний об их экономических настроениях в первом полугодии 2016 года. Таким образом, в июле отметка индекса достигла лишь 2,88 (из пяти возможных баллов). Однако, если мы сравним с последним кварталом 2015 года, когда индекс равнялся 2,57 балла, нынешний результат, очевидно, свидетельствует об определенном улучшении ситуации. Конечно, инвесторы не в восторге от экономической ситуации в стране, и несмотря на это некоторые из них все равно планируют наращивать капитал в 2017 году, в том числе и человеческий. Это, безусловно, является позитивным сигналом для потенциального оживление деловой активности в стране в 2017 году. А затем и притока новых инвестиций и развертывания инвестиционных проектов. По нашим данным, 45% опрошенных директоров крупных компаний планируют инвестировать в следующем году. — Уже год в Украине действует зона свободной торговли с ЕС. Какое влияние это имеет на украинский бизнес? — Зона свободной торговли с ЕС - это шанс для украинского бизнеса заявить о себе. Соглашение должно стать стимулом для выхода на новые рынки более высокого уровня, поднятия планки, а также улучшения качества продуктов и услуг, чтобы достойно конкурировать с европейскими коллегами. Еще большую актуальность приобрела эта опция для новых украинских стартапов и молодых производителей, учитывая тренд стремительного развития креативного малого бизнеса в Украине. Именно поэтому в рамках Ассоциации действует два интересных проекта: платформа для развития малого и микробизнеса Unlimit Ukraine и Enter NewMarkets - инициатива, основанная совместно с Центром поддержки экспортеров, которая направлена на поддержку членских компаний Ассоциации, заинтересованных в расширении собственного бизнеса и выходе на европейские рынки. Мы понимаем, что процесс имплементации и приведения норм законодательства к требованиям и стандартам стран ЕС является достаточно сложным и требует времени, но уже сейчас мы можем делать маленькие шаги навстречу большим горизонтам. — С октября электроэнергия для промышленных потребителей в Украине подорожает на 10%. Может ли такой рост отразиться на стоимости товаров? — Эксперты Ассоциации отмечают, что это уже третье повышение тарифов для промышленности (бытовых потребителей) с мая 2016 года. Безусловно, повышение тарифа на электроэнергию не может не повлиять на стоимость продукции, производимой предприятия, которые закладывают долю потребления электроэнергии в себестоимость товаров и услуг. Более того, высокий тариф потенциально скажется и на цене базовых продуктов питания, ведь многие компании используют электроэнергию непосредственно в процессе производства. Но приведение тарифов к рыночному уровню - хоть и непопулярное, но необходимое действие. — Как в целом можете охарактеризовать работу правительства нынешнего состава? Есть ли реальные сдвиги в реформировании страны? Каких решений ждет бизнес от чиновников? — Мы достаточно активно взаимодействуем с правительством и можем отметить открытость и готовность коллег к сотрудничеству. Все чаще наши предложения ложатся в основу важных законопроектов, а вопросы в разных секторах бизнеса решаются гораздо быстрее. Например, целый ряд пожеланий от бизнес-сообщества Ассоциации сейчас входит в новую редакцию проекта налоговой реформы, недавно было снято ценовое регулирование на социально значимые продукты. Открыты к диалогу коллеги из Министерства финансов и ГФС, Министерства аграрной политики и продовольствия... Сейчас бизнес ждет от государственных органов власти более решительных действий в направлении борьбы с коррупцией, судебной реформы, устранения коллизий в законодательстве, а также построения качественной системы управления государством и тому подобное. — На днях вице-премьер-министр по вопросам европейской и евроатлантической интеграции Украины Иванна Климпуш-Цинцадзе сообщила, что Украина поднялась с 87-й на 83-ю строчку в рейтинге Doing Business. Тогда как согласно рейтингу конкурентоспособности, который составляет Всемирный экономический форум, наша страна опустилась с 79-й на 85-ю строчку. Влияют ли такие рейтинги на бизнес-климат в Украине? — На самом деле эти показатели являются весьма условными, и при этом позиции в двух вышеупомянутых рейтингах почти совпадают, то есть мы колеблемся между 83 - 85 местами. Если мы ставим задачу быть в первой двадцатке стран, то мы осуществляем движение достаточно медленно. Место в рейтинге определенным образом влияет на решение бизнесменов инвестировать, ведь вместе с макроэкономической статистикой и оценкой политических рисков свидетельствует о ситуации в стране. А вот на бизнес-климат место в рейтинге не влияет, скорее, наоборот. Поэтому следует сосредоточить усилия на повышении качества законодательства и его применении на практике, плюс обуздать коррупцию, чтобы мнение бизнесменов, которые работают в Украине, изменилось к лучшему, а это, в свою очередь, повлияет и на места Украины в международных рейтингах.
Экономика Оксана Продан: Конвертцентры существуют, потому что в налоговой до сих пор сохраняется коррупция 29 Сентября
14:30

Оксана Продан: Конвертцентры существуют, потому что в налоговой до сих пор сохраняется коррупция

Оксана Продан: Конвертцентры существуют, потому что в налоговой до сих пор сохраняется коррупция Правительство предлагает в следующем году увеличить акцизные сборы и рентные ставки, чтобы обеспечить 25 млрд грн дополнительных поступлений в доходную часть бюджета. Почему от этого пострадают местные бюджеты? О новом "антикоррупционном" проекте изменений администрирования налогов и о конвертационных центрах, которые до сих пор существуют благодаря коррупции в налоговой, в интервью АСН рассказала народный депутат Украины, член парламентского комитета по вопросам налоговой и таможенной политики Оксана Продан.   - Какие основные налоговые новации правительство планирует ввести в следующем году? -  Необходимо разделить вопрос на две части. Во-первых, это тот проект, который правительство уже внесло в бюджет на 2017 год. Там речь идет о намерениях увеличить акциз и ренту. Это точечные изменения, чтобы обеспечить 25 млрд грн дополнительных поступлений в доходную часть бюджета. Это один блок налоговых новаций. Есть и другой блок, подготовленный Министерством финансов и отработанный с экспертами и депутатами. Я его лично называю антикоррупционным проектом, который "чистит" администрирование налогов во всех сферах. Если мы говорим о коррупционном НДС, то в этом проекте предлагается единый реестр, который обеспечит реально автоматическое возмещение для всех предпринимателей. Тогда НДС будет автоматически возмещаться. Потому что сегодня есть электронное декларирование НДС и "скрутка" идет с ходу. По налогу на прибыль тоже выписывается механизм, например предусмотрено всего 4% амортизации налога на прибыль. Это прозрачное и гораздо более легкое администрирование. В целом общие нормы администрирования упрощаются. Поэтому этот проект Минфина, который еще не внесен в Верховную Раду, не предусматривает изменения ставок, его нельзя назвать "сумашедшей реформой", на самом деле он является антикоррупционным. Он упростит для бизнеса администрирование. Сделает понятной и прогнозируемой налоговую базу.   - Это не новый Налоговый кодекс? Почему до сих пор не внесен проект Налогового кодекса, хотя Кабмин обещал подготовить бюджет на 2017 год на новой налоговой базе? -  Это не новый Налоговый кодекс, но это новые и прозрачные условия администрирования налогов, предлагает Минфин. Почему правительство не внесло бюджет на новой налоговой базе? Надо понимать, что правительство все же внесло бюджет с изменениями, которые меняют налоговые ставки, чтобы обеспечить доходную часть бюджета. А новый, "большой" проект, который еще не внесен, не меняет базы, не меняет ставки, но делает прогнозируемой завтрашнюю налоговую базу. Этот проект дает возможность изменений в Налоговый кодекс, которые, я надеюсь, будут внесены на следующей неделе. По крайней мере так обещает Кабмин. Эти изменения дают возможность бизнесу реально работать, спланировать доходы и расходы, и завтра у налоговиков не будет механизма увеличить мне базу, выбросить какие-то расходы, добавить доходы. Это забирает такие полномочия у налоговиков.   - Экономические эксперты ежегодно дают неутешительные оценки по теневому уровню украинской экономики. Некоторые называют 40-50% тенизации экономики. По вашим оценкам, какие основные причины?   - Я слышала и пострашнее цифры! Я точно понимаю, что уровень тенизации экономики если и уменьшился, то не сильно. Я не буду называть цифры. Хотя на самом деле я слышала страшные цифры для нашей экономики, повторюсь. Почему так происходит? Потому что нет уверенности у бизнесменов в том, что правила для всех понятны. Люди боятся, нет доверия к политикам. Изменения в Налоговый кодекс, я думаю, помогут детенизировать экономику.   - Почти каждую неделю в Украине разоблачают хотя бы один конвертационный центр. Что должна сделать налоговая, чтобы прекратить их работу?   - Что должна сделать власть, чтобы не было смысла в конвертационных центрах? Я могу сказать, во-первых, конвертационные центры без соучастия фискалов работать не могут. Это однозначно. И если где-то что-то разоблачается, то однозначно - кто-то и где-то занимался использованием служебного положения. Это как минимум. Без фискалов конвертация не происходит. Во-вторых. Как ликвидировать сам смысл таких центров? Нам надо работать легко и прозрачно. Нам надо работать легально и дешево. Когда легально работать будет дешево, тогда не надо будет заниматься преступлениями. Тогда не нужны будут конвертационные центры.     - В СМИ неоднократно появлялась информация, что во времена Януковича фискалы Клименко взяли под свой контроль конвертационные центры. При этом требуя, чтобы 7% от операций платили в бюджет. А как это работает сегодня?   - Вы сами только что ссылались на то, что эта информация постоянно появляется. "Поймали-догнали-перегнали-ликвидировали-разоблачили". Это значит, что коррупционная составляющая в работе фискальной службы до сих пор сохраняется. Знаете, когда говорила, то хотела сказать три глагола в различных временах. А потом думаю: все-таки нет, я скажу только в настоящем времени. Будем надеяться, что и изменения в Налоговый кодекс в части администрирования сделают невыгодными преступления в части конвертации.   - Как вы относитесь к тому, что Государственная фискальная служба предлагает отменить акциз по розничным продажам нефтепродуктов, но при этом синхронно повысить ставки основного акциза на бензин, дизель и сжиженный газ? Насколько полезна данная инициатива и к чему может привести? - Это называется не отменить акциз, а забрать у органов местного самоуправления те несчастные 5%, от которых они так радуются. Сегодня местные органы самоуправления получают эти 5% в свои бюджеты. Если есть предложение отменить этот акциз, это действительно говорит о том, что эти средства будут собраны на уровень государственного бюджета. С другой стороны, будет увеличена ставка. Если акциз с розницы был понятен, то это просто увеличение ставки, увеличение налоговой нагрузки, за которое будем платить все мы. Ведь что такое акциз? Это непрямой налог, за который в результате платят все покупатели.
Политика Виктор Пинзеник: Рада будет встречать Новый год в сессионном зале 28 Сентября
12:33

Виктор Пинзеник: Рада будет встречать Новый год в сессионном зале

Виктор Пинзеник: Рада будет встречать Новый год в сессионном зале О том, существует ли тайный меморандум МВФ, почему зарплату учителям могут так и не поднять и о самой большой бюджетной дыре Украины – Пенсионном фонде говорим с народным депутатом, екс-министром финансов Украины Виктором Пинзеником. - Действительно ли тайный Меморандум МВФ, о котором говорит оппозиция, лежит в основе бюджета на 2017 год? - Это беспредметный разговор, потому что Меморандум не видел никто, кроме правительства и МВФ, тех, кто его подписывал. Его нет на руках, и я не знаю, чтобы он «гулял» где-то, потому что есть единственная версия - англоязычная, я думаю, что она соответствует действительности, поэтому беспредметно сегодня говорить, есть или нет этого. П по моему субъективному мнению - нет. - Относительно постепенного повышения пенсионного возраста, по вашей информации, в проекте бюджета на 2017 год действительно предусмотрено сохранение 15-процентного налогообложения пенсий для работающих пенсионеров? - Часть действующих сегодня норм сохраняется. Но что касается налогообложения, то оно было отменено. Парламент уже уточнил эту норму. Что касается других решений, то как раз одна из моих тревог по бюджету то, что не решается одна из фундаментальных проблем - пенсионная. Поскольку проблема пенсионная заключается не в том, чтобы «наскрести» и сегодня выплатить жалкие пенсии пенсионерам. Это проблема навсегда. К сожалению, избегают ответов на эти вопросы. А проблема накапливается. Я очень надеюсь, что в Меморандуме поднят этот вопрос. Ведь он важен для страны, он должен быть решен. Но есть ли он в бюджете? -…Нет? - Нет. Бюджет предусматривает дотации пенсионного фонда на уровне 156 млрд грн, а в этом году дотации 145 млрд грн. То есть, учитывая некоторые нормы, касающиеся доходов и расходов, которые несколько уменьшают потребность, это говорит о том, что никаких решений в этой плоскости нет. - Дефицит Пенсионного фонда растет, доходная часть также увеличена на следующий год. Как будет покрываться дефицит Пенсионного фонда? Насколько вопрос наполнения Пенсионного фонда и обеспечения пенсионеров будет остро стоять в следующем году? - Когда я говорил о доходах, то оценивал доходы государственного бюджета, потому что не считаю их реальными. Ведь не может экономика, которая растет на 3% с инфляцией 8%, дать прирост почти 18%. И это при том, что некоторые налоги уменьшаются, например рентная плата за добычу газа и газового конденсата. Поэтому здесь есть проблема. Но есть отдельная проблема Пенсионного фонда, потому что он оттягивает огромную сумму средств бюджета. Пенсионный фонд на 2/3 зависит от бюджета. Такой зависимости не было никогда. И эта зависимость не одного года. Знаете, если бы один раз можно было напрячься и закрыть проблему, то это одно дело. Но вопрос в том, что каждый год такие героические усилия нужны, а пенсия же мизерная. Баланс бюджета тесно связан с проблемами пенсионными, на которые надо давать ответ. - Ваш коллега, председатель фракции «Народный фронт» Максим Бурбак, заявил, что в бюджете предусмотрено 17 млрд грн на ремонт и строительство дорог. По вашим оценкам, достаточно ли этого? - Нет в Министерстве финансов восприятия такого слова «достаточно». В бюджете есть слово «есть ли у вас возможности». Я вам скажу, что недостаточно, и что? Конечно, недостаточно, но есть ли возможность это делать ресурсами – нет такой возможности. Если мы хотим в долг лезть дальше, а бюджет, к сожалению, продолжает эту политику наращивания долгов, то это иллюзия. Ведь вы берете сегодня гривни, забираете завтра не гривну - это залезание в карман завтрашний, ваш, детей, внуков и т.д.  Если говорить о решении в вопросе дорог, то надо говорить о реальных источниках финансирования. Но мы говорим не о главной проблеме, бюджет не может иметь отношения с проблемой только одной. Мы не можем оставить образование, мы не можем медицину оставить. Поэтому бюджет должны рассматривать с точки зрения - у вас есть ресурс, кому дать больше, а это означает - кому-то меньше дать, но должны давать честно, должны давать то, что вы имеете, а не говорить то, что вы хотите. - На 30% обещают повысить зарплату педагогам. Не «съест» ли эти 30% реальная инфляция, которая будет в следующем году? - Я не могу найти того (в бюджете. - Ред.), что вы сказали... Я сравнивал цифры расходов на образование с тем, что есть сегодня в бюджете, единственное, что это расходы на функции по образованию, они растут на 10 %. Я не сказал о зарплатах, я сказал о расходах на сектор. Детализированных цифр нет, поэтому я вам подтвердить или опровергнуть эту цифру не могу. - С вашей точки зрения, какая будет реальная инфляция в следующем году? - Я не могу сказать, что 8% не являются реальными. Но надо учесть одну вещь. Инфляция это не только показатель, который берется в качестве базы расчета. Это еще и результат самого расчета бюджета. То есть все зависит от того, какой будет бюджет. Если бюджет будет с огромным дефицитом, для покрытия которого будет использован Национальный банк Украины, тогда стоит ожидать инфляции другой. Так, как это было, например, в прошлом году, когда инфляция была 43%. - Оппозиция говорит о «драконовских» нормах относительно аграриев, таких, как упразднение любых льгот... - О чем идет речь? Кто платит НДС? Потребитель. Мы платим как наш вклад в образование, за медицину, то есть это непрямая оплата тех услуг, которые называются бесплатными, якобы. Бесплатно только сыр в одном месте бывает. Так вот, в этом секторе наша плата, которая предназначенная бюджету, оставалась компаниям. И это неправильно. Вот представьте себе, что подоходный налог с вас сняли, вы не платите его тоже, а платит компания, где вы работаете, а перечисления денег не произошло. Поэтому это (отмена льгот. - Ред.) - правильное решение. Более того, норма, используемая сейчас, убивает тех, кто занимался инвестициями. Если бы кто-то из предприятий большой объем инвестиций имел, оно бы проигрывало в этом. Потому что это одна из кричащих проблем страны - когда одни имеют лучшие условия, чем другие. Если вы помните очень популярную тему борьбы с офшорами, то это классический офшор, только не на Кипре, а в Украине. Офшор, который используется, и время от времени здесь возникает скандал. - За семь месяцев этого года в пользу государства поступило лишь 78 тыс грн конфискованных средств и средств, полученных от реализации имущества коррупционеров. Почему так мало? - Это свидетельствует о низкой результативности. Хотя у меня все-таки появилась надежда за последние месяцы, что есть сдвиги в этой сфере и есть много таких громких дел, которые будут доведены до конца. Началось очень поздно, последние только месяцы, а юридические процедуры не такие короткие, чтобы завершиться конфискацией и получением результата. Но я все-таки надеюсь, что то, что за последние месяцы мы увидели, даст результат. А предыдущие месяцы, ну, это не результат. - На следующий год, кстати, предусмотрено 10,5 млрд грн поступлений от конфискации средств, полученных коррупционным путем. Это реальная цифра? - Если будут работать эффективно органы и доводить дело до суда, не просто желанием конфисковать, а доводить дело до суда обвинениями, а я думаю, что это возможно, то можем получить. Будет ли это, увидим. - По вашим прогнозам, когда будет принят бюджет? Будет ли он доработан, вы на этом настаиваете? - Никогда не принимался бюджет в форме, в которой его подавало правительство. Я бы очень хотел видеть в другой форме. Очевидно, здесь мои желания диссонируют с тем, что хотят мои коллеги. Я не хочу увеличения расходов, я хочу баланса, я хочу того, что держит опору страны, что превращает бюджет в бюджет. Будет ли он - трудно мне сказать. Но думаю, что в любом случае бюджет не будет принят быстро, несмотря на то, что мы его получили вовремя. Как всегда, будем готовиться к Новому году здесь, в зале Верховной Рады. - Чего же все-таки следует ожидать в следующем году украинцам? - Оно же не падает с неба как дождь. Не бывает хлеба, если вы его не посадили. Это здесь, в этом зале, можно ничего не делать, а все людям давать. Уже 25 лет дают. Задача страны - создать условия... - Реформы, а их нет... - Если нет роста, вы не можете потребить то, чего нет. Поэтому главная задача, которую сейчас должна обеспечить страна, заключается в создании условий для экономического роста. Этот рост меня не радует в этом году. Ведь он не имеет естественной причины - инвестиции. Ну, ударились вниз и отскочило. А бюджет - это фундамент для экономического роста, от бюджета зависит стабильность. Вспомните события последних двух недель. Волнения людей по поводу обменного курса. Так же волнуется инвестор, когда не может стать на землю для того, чтобы понять, что происходит.
Общество Всеволод Ковальчук: 80% долгов за электричество - Донбасс 27 Сентября
17:55

Всеволод Ковальчук: 80% долгов за электричество - Донбасс

Всеволод Ковальчук: 80% долгов за электричество - Донбасс В.и.о. директора ГП «НЭК «Укрэнерго» Всеволод Ковальчук в развернутом интервью АСН рассказывает о новых принципах работы энергетического рынка, о том, должны ли расти цены за электричество, за сколько были в итоге куплены многострадальные «трансформаторы Григоришина» и даже – о своей зарплате. Об отопительном сезоне и как мы обойдемся без угля из зоны АТО - Сейчас украинцев больше всего волнует отопительный сезон. Как идет подготовка к зиме, к отопительному сезону, есть ли проблемы и какие готовятся антикризисные меры? - Действительно, это, пожалуй, самый насущный вопрос для украинцев, всех, не только для энергетиков. По отношению к нам, то это и запасы угля, и запасы ядерного топлива и хранилища газа. Если мы последние несколько лет не используем газ для производства электрической энергии массово, как это было раньше, но тем не менее на тепловых электроцентралях и в Киеве, и в некоторых других газ является основным топливом, которое должно использоваться на ТЭЦ не только для отопления, а и для производства электрической энергии. Поэтому все эти компоненты входят в подготовку к зиме. Что касается «Укрэнерго», то наши мероприятия состоят исключительно в подготовке сетей. Наши мероприятия уже все выполнены. Проблемные вопросы, конечно, есть. Если, например, с обеспечением топлива для атомных станций нет никаких проблем, то есть все необходимые поставки, которые по графику должны были состояться, они произошли еще до конца года. Ремонтная кампания «Энергоатома» в этом году проходит с определенными проблемами, но сейчас она уже завершается, даже на проблемных блоках №1 и №2 Запорожской АЭС. Первый блок уже подключили к сети, а в начале октября выйдет из ремонта второй запорожский блок. Ремонтная площадка IV квартала этого года и I квартала следующего года уже утверждена. Что касается угольной генерации, второй по объему производства электроэнергии у нас, то проблема традиционная для последних трех лет - недостаточные запасы угля на складах относительно нормативных значений. Если сохранится такая динамика прироста, которую наблюдаем последние несколько недель, мы выйдем на 1 ноября с отставанием от утвержденного министерством графика накопления угля, то есть ниже 2,7 млн тонн - необходимого на начало зимы запаса. - Насколько ниже? - Я думаю, что мы приблизимся к 2 млн тонн. Когда я говорю мы, имею в виду не «Укрэнерго», потому что мы не накапливаем уголь, а отрасль в целом. Основная проблема заключается в железнодорожных перевозках. Эта проблема ранее так остро не стояла, потому что не было таких потребностей. Добытого угля на контролируемой территории достаточно большие запасы, но они не вывозятся сейчас из-за нехватки вагонов и тягового состава. Добыты очень большие запасы и антрацитового угля на неконтролируемых территориях. Проблем вывоза его оттуда множество - организационные, политические, военная ситуация, проблемы с железнодорожными переходами между контролируемой и неконтролируемой территориями, нехватка локомотивов - электрических и дизельных, нехватка вагонов. Срочно ремонтировать локомотивы взялись даже субъекты генераций, это и ДТЭК, и «Донбассэнерго». Если будут обеспечены такие объемы поставок, как сейчас, даже если мы не достигнем цели по запасам на 1 ноября, то зимний период пройдет без проблем. - То есть перебоев в электроснабжении украинцам ждать не стоит? - Если произойдет военное обострение в зоне АТО, которое в принципе прекратит поставки угля с той территории, то однозначно будет дефицит. На этот случай разработаны меры по ограничению потребления. Также в случае необходимости мы будем включать газомазутные блоки, это увеличит расходы природного газа, но техническое состояние оборудования на Трипольской и Запорожской электростанциях достаточно удовлетворительное. Газомазутные блоки готовы к запуску и в случае такой необходимости мы перейдем на более дорогое топливо. Донбасс как не платил за электричество, так и не платит - Относительно электроснабжения неподконтрольных сейчас Украине территорий Донбасса и Крыма - поставляет ли Украина туда электроэнергию, в полном ли объеме идут расчеты за электроэнергию оттуда? - «Укрэнерго» никому ничего не поставляет, мы в принципе не имеем права поставлять электрическую энергию согласно украинскому законодательству. Мы осуществляем только функции передачи. Поставки осуществляют коммерческие организации. В нашем случае единственной организацией, осуществляющей реализацию электрической энергии, является ГП «Энергорынок». Разумеется, на неконтролируемых территориях проблема самая большая. Если вы посмотрите отчеты «Энергорынка» и ту информацию, которую они предоставляют, то практически 80% задолженности в целом за электроэнергию, которая есть перед «Энергорынком», сформировали те предприятия, которые осуществляют деятельность на оккупированных территориях. Это не значит, что это потребление оккупированных территорий. Даже старые долги, которые сформировались до 2014 года, они тоже преимущественно относятся к зоне влияния этих предприятий. В принципе, донбасские предприятия за предыдущий период при предыдущей власти рассчитывались хуже всех. Луганская область имеет критически низкий уровень расчетов за электроэнергию. С Донецкой областью ситуация намного лучше. Электроэнергия на неконтролируемые территории поставляется. Этот процесс регулируется 263-м постановлением Кабинета министров, согласно которому каждый месяц формируется так называемое сальдо перетоков («перетоки» - баланс между поставленной Украиной на неконтролируемую территорию электроэнергией и полученной из местных электростанций на контролируемую территорию. - Ред.). Этот учет с точки зрения техничности ведет «Укрэнерго», но все коммерческие взаимоотношения находятся в зоне ответственности ГП «Энергорынок». С начала года сальдо перетоков составляет около 1 млрд кВ/ч, потреблено неконтролируемыми территориями больше, чем поставлено на контролируемые. - Это учитывая и Крым? - В Крым вообще уже почти год никаких поставок электроэнергии не происходит. Физически линии от Крыма отрезаны. А одна из линий - 220 кВ «Каховская-Титан» переведена на напряжение 150 кВ. Там построена новая подстанция, через которую питается часть территорий двух районов Херсонской области на границе с Автономной Республикой Крым. - Что касается «Укрэнерго», которое осталось на полуострове. Известно, что вы собираетесь подавать иск в суд. Когда он может быть подан, о каких суммах идет речь? - Еще рано отвечать на ваши вопросы. Сначала надо проработать сам формат иска. Мы можем либо признать экспроприацию нашего имущества и требовать компенсацию, мы можем признавать, что кто-то безвозмездно пользуется нашим имуществом и, соответственно, должен платить за использование нашего имущества, мы можем считать убытки или считать неполученные доходы. Этот выбор возможностей будет делаться совместно с юридической компанией, которая имеет практику, фактический опыт в представлении интересов Украины в судах соответствующей юрисдикции. Мы надеемся, что в октябре начнем тендерные процедуры, которые позволят выбрать юридическую компанию для сопровождения этой работы, и уже ответы на ваши вопросы, о каких конкретных суммах идет речь, о какой сути иска можно говорить, будут известны после месяца - двух с начала работы по этому иску. - На днях вы все же озвучивали некоторые суммы... - Это я озвучивал не сумму нашего иска, а сколько стоит имущество, которое там осталось. На это есть два ответа: столько, сколько оно стоит в соответствии с балансом «НЭК «Укрэнерго» - это остаточная стоимость, которая не была в полной мере переоценена в свое время, эта цифра чуть больше 1 млрд грн. Если говорить о так называемой восстановительной стоимости, то есть стоимости этих сетей, если бы мы их восстанавливали, то она составляет где-то от 800-900 млн евро. И мы не можем говорить, что наш иск будет посвящен 1 млрд грн, потому что это не отражает реальной стоимости этих активов, нельзя говорить и о цифре 800 млн евро, поскольку это восстановительная стоимость, если бы мы эти сети восстанавливали с самого начала. Есть еще износ этих сетей, реальная загруженность этих сетей - это тоже влияет на стоимость. Есть еще понимание недополученных доходов от того, что у нас нет сейчас поставок на АР Крым, от того, что нет передачи электроэнергии потребителям, распределительным организациям Крыма. Это тоже будет рассчитано. - То есть сумма иска будет больше? - Мы надеемся, что да. Насколько подорожает электроэнергия после перехода на стимулирующее тарифообразование - Вы говорили о так называемом стимулирующем тарифообразовании. В чем его суть? - Для всех инфраструктурных предприятий, особенно с устаревшими основными фондами, стимулирующее тарифообразование - это наиболее прогрессивная методика, которая стимулирует инвестиции в обновление основных фондов. В случае с «Укрэнерго», учитывая, что есть возможность получать государственные гарантии, мы на 100% привлекаем средства международных финансовых организаций, так называемых доноров, для экономики Украины. Это очень выгодные условия: у нас средняя процентная ставка около 1% годовых, есть кредиты под 0,25% годовых. Кроме того, еще уплаты Министерству финансов по обслуживанию государственного долга, но в принципе эти деньги остаются в стране, поэтому макроэкономически можно не считать стоимость этих кредитов. Соответственно, нам нужно на старую базу активов иметь очень маленькую ставку, которая позволила бы нам привлекать средства. Сети могут жить 40-50 лет. Соответственно, от восстановительной стоимости каждый год надо вкладывать только в обновление основных фондов 2,5% от их стоимости. Если восстановительная стоимость наших сетей около 10 млрд евро, то хочешь ты или нет, а 250 млн евро в сети надо вкладывать. В Украине тарифы, пожалуй, самые низкие в Европе. Более того, в некоторых странах они выше в 5 - 10 раз. Но экономическая ситуация в стране такова, что тарифы должны сдерживаться, государством регулироваться в любом случае. Наша задача - разработать показатели, критерии и оценить стоимость наших активов таким образом, чтобы при переходе на стимулирующее тарифообразование потребитель не почувствовал этого в виде роста цены на электроэнергию. Но это позволит иметь четкие правила игры, мы сможем благодаря внедрению стимулирующего тарифообразования более эффективно привлекать кредитные ресурсы и ускорить обновление основных фондов. О новых принципах работы энергетического рынка - Через 2,5 года после вступления в силу закона «О рынке электроэнергии» страна должна перейти на рынок прямых договоров, полностью рыночные отношения в сфере электроэнергетики - под контролем Национальной комиссии. Вот тогда мы должны выкупать электрическую энергию с учетом ее потерь в наших сетей. Потери в наших сетях в процентном значении намного меньше, чем в распределительных сетях. Где-то в пять раз. Но в любом случае, поскольку мы передаем всю электрическую энергию, которая производится в этой стране, все это рынок в 400-500 млрд грн, то экономия даже в 0,1% в потерях - это огромная сумма. Все, что мы вкладываем в модернизацию наших сетей, - это в том числе и снижение потерь электрической энергии, от этого есть экономический эффект. Плюс это улучшает возможности для развития бизнеса. Сам механизм разработан уже давно. Это мировая практика. Большинство предприятий работают в других странах с применением подходов стимулирующего тарифообразования. У нас сейчас эта работа начинается, методика готова, мы заказали у независимой консалтинговой организации методику переоценки основных фондов, которая сейчас согласовывается в Фонде госимущества. В целом «Укрэнерго» сейчас в процессе модернизации и сокращения расходов: мы оптимизируем структуру управления предприятием, значительно сокращаем административный персонал предприятия, оптимизируем процессы и надеемся, что наши расходы будут следующие пять лет уменьшаться каждый год не менее чем на 7-8%. Это тоже закладывается в показатели эффективности деятельности. В отличие от методики «Затраты +», на которой сформирован нынешний тариф, стимулирующее тарифообразование и побуждает предприятие уменьшать расходы - чем меньше потратишь на операционную деятельность, тем больше сможешь инвестировать в развитие своего бизнеса. - Вы говорили о сокращении аппарата и административного персонала. Можете озвучить цифры? - В «Укрэнерго» очень сложная структура, она формировалась годами, было очень много изменений руководства, которые приводили к увеличению персонала практически каждый раз. Аппарат управления компании вырос в своем количестве за последние 15 лет почти в три раза - с момента формирования «Укрэнерго». Аппараты территориальных подразделений тоже росли. В «Укрэнерго» на определенном этапе была внедрена трехуровневая система управления. То есть мы имеем три руководящие звена от центрального аппарата до конкретного объекта. Понятно, что на всех этих звеньях присутствует административный персонал. Мы все эти процессы сейчас упрощаем, мы убираем одно звено управления, то есть это уже уменьшает нагрузку на компанию по расходам на персонал. Мы стараемся максимально выстроить прямые отношения, без посредников. Ожидаем, что общее сокращение административного персонала по нашей компании в течение 2-3 лет достигнет 50%. В Украине худший показатель численности среди всех стран Европы и СНГ на единицу хозяйства. Что бы мы ни взяли: условную единицу оборудования, протяженность линий электропередач, количество передаваемой электроэнергии, - то среди всех стран Европы и всех стран СНГ Украина худшая по соотношению количества персонала на количество продукта или услуг, генерируемых компанией. Поэтому моя цель - чтобы мы с последней ступеньки перешли хотя бы в первую треть. Если сравнивать Украину с Германией, то у нас персонала на условную определенную единицу продукта больше чем в 20 раз. О том, когда украинцы смогут покупать электричество в Голландии или Польше - В чем заключается суть новой модели рынка электроэнергетики? - У нас есть модель рынка, который создавался в середине 90-х, это называется рынок одного покупателя. Все, кто производит электроэнергию, продают ее одному покупателю, в нашем случае это ГП «Энергорынок», и все, кто покупает электроэнергию, покупают ее у этого продавца. Но эта модель устарела, от нее отказалось большинство стран мира. Та модель, на которую мы сейчас переходим, называется рынок прямых двусторонних договоров. То есть любому покупателю электроэнергии предоставляется право купить электроэнергию у любого, с кем он договорится. Вы можете торговаться, вы можете получать какие-то преференции. Например, крупный потребитель, непосредственно близкий к электрической станции, может дать при потреблении ровный график и его будет легко прогнозировать - это вам даст лучшие условия, лучшие цены. Если конечный потребитель очень небольшой, например бытовой потребитель, разумеется, прямые договоры с большой электростанцией - их практически невозможно сопровождать. Для таких потребителей будет предоставляться так называемая универсальная услуга: кто-то будет выполнять эту функцию, как сейчас это делают энергоснабжающие компании, которые будут выкупать непосредственно уже не у «Энергорынка», а у электростанции электрическую энергию, и предоставлять услугу по передаче этой электрической энергии, поставки и будут продавать вам под ключ эту универсальную услугу примерно так, как сейчас население покупает у энергоснабжающих организаций. Но все остальные потребители - более или менее крупные, причем это могут быть промышленные сферы малого, среднего бизнеса, будут иметь возможность выбирать, у кого покупать электрическую энергию. Это открытый рынок, что позволит выровнять и оптимизировать цены. Наиболее эффективно он будет работать, когда мы интегрируемся, например, рынком, а не только технически, в континентальную сеть Европы. В этом случае мы можем, как любой европеец, покупать электроэнергию в Испании или Голландии. Все энергоснабжающие организации, имеются в виду передающие организации как аналог «Укрэнерго», они обязаны по своему регулируемому тарифу оказать услугу любому, то есть они не могут вам отказать, если вы договорились, например, с атомной электростанцией о покупке электроэнергии у АЭС, то и облэнерго обязано предоставить вам услугу по передаче этой электрической энергии непосредственно к вашему счетчику. И эта цена будет регулироваться государством в лице Национальной комиссии по электроэнергетике. Это принципиальная разница между старой и новой моделями. Будут определенные площадки для долгосрочных контрактов, рынок контрактов на сутки, это будет рынок внутреннесуточный, где уже больше будут трейдеры между собой «играть». Определенный переходный период: у нас цены еще не до конца выровнены между населением и промышленными потребителями. На этот переходный период пока есть дотационная составляющая - разница в тарифах между бытовым потребителем и реальной рыночной ценой. Компенсироваться эта разница в цене будет за счет того, что два крупных субъекта генерации - «Энергоатом» и «Гидроенерго», долю своей выработки, в случае необходимости, будут обязаны продавать по фиксированной цене. - Так на каком этапе сейчас находится реформирование электроэнергетического рынка? - Поскольку закон о рынке электроэнергии глобально меняет правила игры на рынке (а на нем играют преимущественно все-таки олигархические группы - ДТЭК Рината Ахметова, облэнерго, которые принадлежат господину Коломойскому, господину Григоришину и братьям Суркисам), то очень много заинтересованных лиц, которые пытаются или сохранить текущий статус-кво, или получить себе какие-то дополнительные преференции. В общем от запланированного графика мы отстаем на год только потому, что до сих пор нет закона, который имплементирует правила третьего энергопакета, к которому присоединилась Украина. «Укрэнерго» свою часть работы уже практически готово выполнять. Хуже ситуация в ГП «Энергорынок», которое должно прекратить свое существование при новой модели рынка, разделиться на две организации. К сожалению, эта процедура еще не начата, не получено финансирование, даже не избрана концепция. То есть задержка будет по ГП «Энергорынок». О том, насколько подорожает электроэнергия и будут ли отбирать имущество за долги - Известно, что украинцев ждет еще не одно повышение тарифов на электроэнергию. По вашему мнению, насколько этот рост необходим? - На это надо смотреть с двух сторон: есть реальная составляющая этого процесса и макроэкономическая. Для государства Украина крайне важно, чтобы не было никаких специальных нерыночных цен. Они должны стать рыночными, этим ликвидируется огромная часть коррупционных возможностей и неэффективностей, которые присутствуют в экономике Украины уже 20 лет. Если посмотреть на модель даже советского времени, то бытовой потребитель платил за электроэнергию вдвое больше, чем промышленность. И это абсолютно экономически обоснованный эффект масштаба. То есть, чем больше ты потребляешь продукта, тем большую скидку можешь получить. Тот потребитель, который потребляет меньше, он не может платить меньше. Он может платить как минимум столько же, как и крупный потребитель. Ведь затраты на то, чтобы доставить электроэнергию отдельным хозяйствам значительно больше, чем доставить электроэнергию к очень большому заводу. И потери в сетях, и количество этих сетей, и инвестиции в эти сети - они принципиально разные. Поэтому если мы говорим о макроэкономике, то однозначно тарифы должны быть рыночными, то есть нерегулированными, в том числе и для бытовых потребителей. Если мы говорим о социальной составляющей, то дотационный механизм должен работать определенное время. Источником этого дотационного механизма, разумеется, должен быть государственный бюджет Украины или отчисления части прибыли государственных электроэнергетических предприятий, таких как «Энергоатом», «Укрэнерго», «Гидроенерго». - Стоит ли ожидать волны значительных неплатежей за электроэнергию из-за роста тарифов? - Здесь есть риск. Сейчас платят по низким тарифам, но платят. А потом человеку уже все равно - заплатить половину или не заплатить вообще. Поэтому эффективные инструменты взимания этой задолженности должны быть. Сейчас происходят изменения законодательства, которые позволяют при превышении задолженности за коммунальные услуги за энергоносители больше определенного значения осуществлять претензионно-исковую работу, вплоть до обеспечения этого иска имуществом должника. Все эти годы основными потребителями, которые не платили за электроэнергию, были богатые люди с огромными домами по 2-3 тыс. квадратных метров, с огромными участками, бассейнами и т.д., они потребляли электроэнергию за такие же смешные копейки, как и люди, которые не могут себе этого позволить. И на самом деле среди должников людей этих слоев населения было гораздо больше, чем среди рядовых граждан. Об окончательной стоимости «трансформаторов Григоришина» и зарплате директора «Укрэнерго» - Как известно, предыдущий руководитель компании был отстранен за непрозрачные закупки. - Это большая проблема всех государственных компаний - непрозрачность, коррупция, использование государственных компаний как инструмента. Я не думаю, что вы сможете найти в Украине какую-либо компанию, по которой бы не было таких вопросов. Одним из факторов, почему был отстранен тогда господин Касич и на меня возложили временное исполнение обязанностей, была и позиция международных финансовых организаций, которые еще с начала 2015 года поднимали регулярно вопрос о том, что в «Укрэнерго» одна олигархическая группа контролирует практически все процессы в компании, весь менеджмент пришел из одной организации или связанных между собой. Последней каплей был печально известный тендер по трансформаторам. Закупки проходили в наших территориальных подразделениях. Мол, если это происходит не в Киеве, а где-то в Виннице или Запорожье, то не так привлекает внимание. Но утверждение инвестиционной программы было публичным, оно осуществлялось в Национальной комиссии, которая ее тоже раскритиковала, и дело получило огласку. Но не это послужило причиной отмены тендеров. Даже несмотря на общественный резонанс или интерес Службы безопасности Украины, единственной причиной, почему та закупка трансформаторов не состоялась - это потому, что Запорожский трансформаторный завод попал под запрет Антимонопольного комитета Украины на участие в тендерах на определенный период. Поэтому незаконно было бы с ним заключать договоры по уже проведенным тендерам. Поэтому эти процедуры были отменены. - Как сейчас работает компания в плане закупок? Были ли сэкономлены за счет этого средства для государства? - «Укрэнерго» в свое время приостановило работу по любым более-менее значимым контрактам и добилось уменьшения их стоимости практически на 160 млн грн. Новый «трансформаторный» тендер повторно уже проходил при моем руководстве - мы добились снижения цены на трансформаторы на 55% - 1,1млрд грн сэкономлено в пределах одной закупки. С 1 января текущего года мы все новые закупки стопроцентно перевели на ProZoro, у нас отдельная торговая площадка на сайте. Общая экономия за этот год уже превысила 1,8 млрд грн, это примерно 45% всего бюджета компании на закупках. - Вы госслужащий? - Нет. Я декларирую свои доходы, но не в соответствии с законом об э-декларировании. У меня бумажная декларация, как у человека, который работает на государство. Декларация 2015 года сдана, в соответствии с законом, в первом квартале текущего года. - Какая заработная плата у в.и.о директора «Укрэнерго»? - Среднемесячная заработная плата сейчас около 45 тыс. грн. - ...Достаточно? - Недостаточно. 889-е постановление, которое определяет порядок оплаты, дает возможность получать гораздо большую заработную плату. Я уже несколько раз обращался в министерство по этому поводу. - А заработная плата зависит от показателей компании? - В том то и дело, что не зависит. Я временно исполняю обязанности, у меня нет контракта с министерством, в котором могли бы быть определены те показатели, которые могли бы влиять на уровень моего личного дохода. - Известно ли, когда будет проводиться конкурс на должность директора «Укрэнерго»? - С этим конкурсом история очень неприятна. Конкурс на должность директора «Укрэнерго» объявлялся трижды с тех пор, как меня назначили. Третий завершился еще в мае. Победителем был избран другого человека. Но дальше никаких движений не происходит. Человек не был назначен, конкурс при этом не был отменен. А новый конкурс не объявят, если не будет отменен старый. Это решение должно приниматься на уровне Кабинета министров. - То есть Кабинет министров с мая никаких действий не предпринимал по этому конкурсу? - Прежде всего Министерство экономики. Да. Сейчас, к сожалению, затянулся период исполнения обязанностей, достаточно трудно работать в этих условиях, и это не только вопрос отсутствия контракта и заработной платы. Главная проблема заключается в том, что должен быть постоянный руководитель, должен быть определенный мандат на осуществление реформирования. - Кто победил в конкурсе в мае? - Зуев Сергей Александрович - бывший сотрудник «АЕС Групп Казахстан», перед этим он работал в Украине несколько лет, в «Ровнооблэнерго» и «Киевоблэнерго». - Вы подавали свою кандидатуру? - Да, я подавал, я был в финале, нас было пятеро.
Политика Георгий Логвинский: Украина не признает не только Государственную Думу РФ, но и нового премьера России 20 Сентября
17:04

Георгий Логвинский: Украина не признает не только Государственную Думу РФ, но и нового премьера России

Георгий Логвинский: Украина не признает не только Государственную Думу РФ, но и нового премьера России Верховная Рада Украины 20 сентября приняла Постановление "О Заявлении по поводу непризнания Украиной легитимности выборов в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации седьмого созыва, их результатов и правовых последствий, и, соответственно, состава, полномочий, актов и решений Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации седьмого созыва". Теперь все парламенты мира будут обязаны рассмотреть это обращение главного законодательного органа Украины. Это дает дополнительные юридические плюсы "на перспективу" международного трибунала и привлечения российского руководства к ответственности за незаконную аннексию Крыма. После переизбрания "новой" Госдумой премьер-министр РФ Дмитрий Медведев будет таким же нелегитимным - об этом в интервью АСН рассказал народный депутат от "Народного фронта", заместитель председателя Комитета по вопросам прав человека, национальных меньшинств и межнациональных отношений, заместитель председателя постоянной делегации Украины в Парламентской ассамблее Совета Европы Георгий Логвинский. - Верховная Рада Украины под аплодисменты депутатов приняла Постановление "О Заявлении по поводу непризнания Украиной легитимности выборов в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации седьмого созыва". Выглядит красиво, звучит гордо. Но какими будут реальные юридические последствия? Не будет ли это очередной декларацией украинской стороны? - Давайте четко рассмотрим, что нам это может дать. Первое. Это заявление можно сравнить с поправкой Джексона - Вэника (англ. - Jackson-Vanik amendment - статья законодательства США, которая ограничивает финансовые и торговые отношения США со странами, которые запрещают или противоправно ограничивают свободную эмиграцию своих граждан. - Ред.). Эту поправку США использовали против Советского Союза за нарушение прав человека. На нарушенные права человека в АРК мы тоже должны реагировать. Какие последствия? Если сама Украина признала бы эти выборы в Государственную Думу РФ, то косвенно тем самым мы бы признали аннексию Крыма. То есть де-факто признали бы контроль России и отсутствие преступления. Однако мы признаем только преступную деятельность России. На этой базе никаких правовых последствий, включая выборы, не может быть, они не могут быть признаны. Поэтому Украина таким образом имеет более четкую и существенную позицию в международных судах. И относительно России эти аргументы уже должны применяться. Когда РФ назвала Крым «Южным федеральным округом», она действовала именно с этой целью. Вроде бы Крым - это не Крым, а один из округов РФ. Мы видели эту цель, ее анализировали и реагировали соответствующим образом. Я уверен, что будет международный трибунал, где мы эту позицию можем использовать. Во-вторых, сейчас после нашего заявления о непризнании этих выборов все парламенты обязаны рассмотреть его. - Это юридическое основание, чтобы побудить другие страны официально не признать результаты выборов в Госдуму РФ? - Да. Раньше не было таких юридических оснований для рассмотрения вопроса. Теперь наше заявление. Они его получили и должны, обязаны рассматривать. Дальше - это уже задача нашего МИДа, чтобы доработать этот вопрос со всеми учреждениями и организациями. Какие могут быть положительные результаты? Россия может не быть ни в ПАСЕ, ни ОБСЕ, ни в НАТО. Нигде! Поскольку у них не будет юридического мандата. Поэтому они будут вынуждены политически выкручиваться, делать что-то другое. А Украина получит именно такие юридические последствия. Поэтому я уверен, что таким образом мы сможем сломать систему, которая там существует. Об этом говорил уважаемый Мустафа Джемилев, который отсидел 15 лет в тюрьме, которого я уважаю, как отца. И мы сегодня сделали большой шаг на пути, чтобы вместе сломать эту российскую систему. - Уточнение. Мы не признаем результаты выборов только в Крыму? Не всей Государственной Думы? Ведь голосование, например, было в Киеве, в Посольстве РФ? - Нет! Мы не признаем всю Государственную Думу! Мы не признаем любые решения, законы, которые они будут принимать. Мы не признаем ни один запрос. Мы можем не признавать де-факто и декларативно. То есть сейчас еще существует премьер-министр (России. - Ред.). Но с юридической точки зрения для нас уже нет там премьер-министра РФ. Потому что премьер избирается Государственной Думой. - Это значит, что Медведев уже не премьер? - Сейчас он, очевидно, будет переизбран. Так вот, именно тот, кто будет переизбран этим "новым" составом Государственной Думы, которую мы не признаем, он тоже для нас не будет существовать. Но мы понимаем, что есть решения де-факто, которые работают в соответствии с правом. А есть те, которые предоставляют нам возможности. Например, недавно я принимал участие в дискуссии. Там ко мне обратился один из правозащитников, который сообщил, что двоих человек арестовали по запросу РФ. За то, что они нарушили законы РФ. Знаете за что? За то, что они защищали Украину на Донбассе. По запросу России они были арестованы и их должны были отправить туда. Фактически в день экстрадиции я это остановил через заявление в Государственную миграционную службу о статусе беженцев. Но в чем вопрос? У нас есть соглашение с Россией об экстрадиции. Мы получили заявление, которое было передано СБУ в суд. И все, это уже не наш вопрос, потому что с документами формально все в порядке. Принято решение об аресте. На практике это означало бы, что этих людей мы должны были отправить в Россию. За защиту Украины?! Это фактическое преступление с нашей стороны. А теперь, согласно заявлению, наше государство обязано будет в первую очередь себя перестроить. - Что это значит? - Навести порядок. Определиться: мы торгуем или воюем с Россией. Если воюем, то должны признавать эти юридические факты. Сейчас есть такая возможность. - То есть возможны экономические последствия такого заявления Верховной Рады? - На экономическом уровне тоже будет много вопросов. Но прежде всего это касается геополитического уровня. Или мы будем передавать наших граждан россиянам как преступников, или их защищаем. И это касается не только экстрадиции. Таких вопросов много. Это и запросы российской стороны, вопросы сотрудничества в определенных проектах, предложения и тому подобное. Есть легитимный Президент Украины, пусть он предоставляет полномочия Минским соглашениям, пусть их и представляет. Однако Государственная Дума сама совершила преступление, сама попалась в эту ловушку. Мы это использовали. Насколько прочно? Это уже зависит от МИД Украины. - В Парламентской ассамблее Совета Европы, как сообщают наши дипломаты, происходят очень непростые процессы, связанные с желанием российской делегации вернуться в зал ПАСЕ. Как известно, без выполнения Россией условий резолюций, которые сама же ассамблея и принимала. Так, наш представитель в Совете Европы Дмитрий Кулеба в последнем интервью отметил, что в Парламентской ассамблее есть группа людей, которые хотят вернуть Россию в зал ПАСЕ любой ценой. По вашим оценкам, сможет ли Россия вернуть свое право голоса в ПАСЕ и какими будут последствия для нас в таком случае? - Смотрите. Это понятные вещи. Россия страдает от санкций. Украина вводит эти санкции как-то постепенно, а Европа - серьезно. Поэтому Россия делает все, идет на подкуп политиков. Это происходит постоянно. Это лоббизм. Мы это видели уже трижды. И смогли трижды остановить эти процессы. Все это происходило под значительным международным давлением. К сожалению, сейчас мы наблюдаем то же самое. Десятки или даже сотни миллионов долларов платятся политическим партиям в ЕС, чтобы они их поддерживали. Осуществляются теракты, за которыми стоит РФ. Безусловно, наша позиция очень непростая, но мы сейчас выиграли. Поэтому победим еще раз.
Политика Артем Сытник: «Мало новостей? Скоро будут!» 17 Сентября
16:57

Артем Сытник: «Мало новостей? Скоро будут!»

Артем Сытник: «Мало новостей? Скоро будут!» Войны между НАБУ и Генпрокуратурой не существует. Есть вопросы к отдельным подразделений ГПУ и есть свой «антикоррупционный фронт». НАБУ продолжает работать над выявлением коррупционеров, в том числе - среди чиновников Генпрокуратуры. О результатах графологической экспертизы «черной бухгалтерии» Партии регионов, о количестве переданных в суд дел и о том, сколько коррупционеры уже вернули государству... добровольно в интервью АСН рассказал глава Национального антикоррупционного бюро Артем Сытник. -  На каком этапе расследование резонансного столкновения между представителями НАБУ и ГПУ? Как известно, по вашей договоренности с генпрокурором Юрием Луценко, делом занимается СБУ. Есть новости по этому делу? И я подчеркиваю, что мы готовы объяснить каждое свое действие, каждое свое решение. Мы будем максимально содействовать этому расследованию. Я надеюсь, что это расследование будет закончено максимально быстро. - Что касается дела, то они нам не отчитываются. Конечно, они это не должны делать. Я еще раз хочу повторить, что передача расследования Службе безопасности - это моя инициатива. Я подчеркивал, что в таком случае это будут незаинтересованные следственные подразделения, которые предоставят оценку представителям Национального антикоррупционного бюро, а также работникам прокуратуры. И я подчеркиваю, что мы готовы объяснить каждое свое действие, каждое свое решение. Мы будем максимально содействовать этому расследованию. Я надеюсь, что это расследование будет закончено максимально быстро. - Уточнение к этому вопросу. После инцидента ГПУ и представителей НАБУ от вашего ведомства стало попадать в информационное пространство меньше новостей. Это связано с недоразумением с ГПУ? Не является ли это свидетельством давления прокуратуры? - Мало новостей? Скоро будут (улыбается). - Но пока это является свидетельством противостояния со стороны Прокуратуры вашей деятельности? - Я уже говорил неоднократно, что войны силовых подразделений всегда влияют на эффективность их работы. К сожалению, вопрос к отдельным подразделениям Генпрокуратуры. Но что касается новостей, то скоро они будут! -  То есть войны между ГПУ и НАБУ нет? Конечно, Прокуратуру не устраивает, что ее монополизм, привлечение прокуроров к ответственности - нарушены. И вопрос о привлечении к ответственности высших должностных лиц прокуратуры уже могут поднимать совместно представители НАБУ вместе с Антикоррупционной прокуратурой. - Ну, все пытаются выжать из меня слово «война». Я могу сказать, что война у нас есть на Востоке. А здесь у нас свой антикоррупционный фронт. Конечно, Прокуратуру не устраивает, что ее монополизм, привлечение прокуроров к ответственности - нарушены. И вопрос о привлечении к ответственности высших должностных лиц прокуратуры уже могут поднимать совместно представители НАБУ вместе с Антикоррупционной прокуратурой. Поэтому я не исключаю, что в будущем инциденты еще будут, поскольку мы свою работу по выявлению коррупционных правонарушений в действиях должностных лиц Генпрокуратуры останавливать не будем. Это не война! Это выполнение Национальным антикоррупционным бюро своих полномочий. Поэтому я не исключаю, что в будущем инциденты еще будут, поскольку мы свою работу по выявлению коррупционных правонарушений в действиях должностных лиц Генпрокуратуры останавливать не будем. Это не война! Это выполнение Национальным антикоррупционным бюро своих полномочий. Я и НАБУ всегда открыты к сотрудничеству с любым антикоррупционным органом, в том числе с правоохранительными органами, Генеральной прокуратурой. Но это не значит, что мы не будем работать над выявлением коррупционеров в их рядах. - Каков итог работы НАБУ на данный момент? Количество переданных вами дел в суды? -Я считаю, что ни одна цифра не может удовлетворить ни меня, ни общество. Должны произойти изменения, после которых общество будет чувствовать результат нашей работы. Конечно, меня не удовлетворяет, что мы уже направили 31 уголовное дело в суд. Сейчас у нас на окончании еще ряд дел. И это количество будет только расти. Вопрос только в отноше нии приговоров судов. Наши оппоненты, которые нас постоянно критикуют, раньше говорили, что мы неэффективны в части расследований. Сегодня они критикуют нас в том, что нет обвинительных приговоров. Поэтому для нас очень важно провести судебную реформу. Ну, для нас - это для государства Украина. Необходимо создать антикоррупционный суд, предоставить результат обществу в виде приговоров судов: если лицо будет осуждено соответствующим судом, средства будут взысканы в бюджет. Сейчас очень много имущества уже арестовано. Но оно может быть взыскано только после того, когда будет решение суда. Поэтому для нас очень важно провести судебную реформу. Ну, для нас - это для государства Украина. Необходимо создать антикоррупционный суд, предоставить результат обществу в виде приговоров судов: если лицо будет осуждено соответствующим судом, средства будут взысканы в бюджет. Сейчас очень много имущества уже арестовано. Но оно может быть взыскано только после того, когда будет решение суда. Сейчас у нас есть случаи добровольного возмещения ущерба. Эта сумма составляет около 100 млн. грн.,  сумма, которая добровольно уже возмещена. Но это добровольно! Основная масса возмещений будет после того, когда судами будут выноситься обвинительные решения. - Все дела рассыпаются в судах? - Они не рассыпаются. По ним нет окончательного решения ... Я просил бы не применять слово «рассыпаются». Есть примеры, когда рассмотрение дел в судах затягивается, но дела не рассыпаются. - Какие причины  того, что рассмотрение направленных вами в суды дел затягивается? - Так как у нас недореформированная судебная система. Для нас это один из приоритетов. Необходимо закончить формирование судебной системы. Верховная Рада приняла изменения в Конституцию, нашла в себе политическую волю, собрали более 300 голосов, чтобы эти изменения принять. И сейчас очень важно их имплементировать, чтобы судебная реформа состоялась. Если судебная реформа не состоится, то все наши реформы или остановятся, или будет откат назад. -  Как продвигается расследование дела по «черной бухгалтерии» Партии регионов? Ранее вы заявляли, что часть фигурантов этого дела покинули пределы Украины? Сейчас уже готовится ряд подозрений по этому делу, поскольку уже проведена проверка подписей, почерков по этому делу. Мы уже начнем принимать отдельные процессуальные решения в отношении отдельных лиц, которые там фигурируют. - Сейчас уже готовится ряд подозрений по этому делу, поскольку уже проведена проверка подписей, почерков по этому делу. Мы уже начнем принимать отдельные процессуальные решения в отношении отдельных лиц, которые там фигурируют. Но я хотел бы акцентировать внимание, что документы так называемой «черной бухгалтерии» тесно пересекаются с делом, которое расследуется Генеральной прокуратурой, департаментами Сергея Горбатюка. Там они расследуют и дела в отношении судей Конституционного суда, принимавших решение о возвращении в действие Конституции (при президентстве Виктора Януковича, по расширению полномочий Президента Украины. - АСН). -  Недавно некоторые народные депутаты пытались обвинить вас в нежелании отчитаться перед парламентом о результатах работы НАБУ. Готовы ли вы прийти в Верховную Раду, чтобы отчитаться? - Если депутатов интересует предоставление отчета, то пусть приходят к НАБУ! Я им его предоставлю. Законодательство прописывает нашу обязанность отчитываться каждые полгода. Мы этот отчет сформировали, публично его представили, подчеркиваю, публично его представили. И направили экземпляр в парламент. Если кто-то не имеет времени его прочитать, то мы готовы его отдельно представить.
Политика Андрей Гордеев: Южная граница выдержит любые атаки 10 Августа
21:43

Андрей Гордеев: Южная граница выдержит любые атаки

Андрей Гордеев: Южная граница выдержит любые атаки Даже после открытия пунктов пропуска через административную границу с оккупированным Крымом напряжение только возросло. Оккупанты решили выступить в роли жертвы и сделали провокационное заявление о якобы подготовке Украиной терактов на полуострове и попытках проникновения туда военных. Об этих «сенсациях» и текущей ситуации мы побеседовали с председателем Херсонской областной государственной администрации Андреем Гордеевым. — Озвучивалось несколько версий причин, по которым были закрыты пункты пропуска через границу. Часть заявлений сводилась к тому, что в среде военнослужащих оккупационных российских войск произошло правонарушение с применением оружия, а те, кто применял это оружие, сейчас находятся в бегах. Согласно другой версии, готовилась провокация, в которой хотели обвинить украинскую сторону. Что на самом деле было, что известно вам? — Так же, как мы проводим свои учения на территории Украины, Херсонской области в частности, особенно последние, «Южный ветер», такие же учения проводит Россия на нашей территории в Крыму. И начиная с сегодняшнего дня там идут учения «Северный Кавказ - 2016». Понятно, что это соответствующий наплыв военной техники, это отработка блокпостов – вплоть до Симферополя понаставляли. Идет штатная ротация войск. Что касается инцидента в Джанкойском районе, определенных людей действительно ищут, но до сих пор неизвестно, что стало подлинной причиной. Они пытаются выкрутить ситуацию и рассказывать о ДРГ, о том, что «украинцы» наступают. Это бред.  — Если это были учения, то зачем перекрывать движение на административной границе? Чем они опасны для гражданского населения? — Когда мы проводили учения, то не перекрывали. Так как считаем, что граждане Украины имеют право на беспрепятственное передвижение. Что касается Российской Федерации, мы же не заставим их уважать права граждан своей страны, которые приезжают на полуостров. На сегодняшний момент открыты все пункты пропуска, они работают в штатном режиме. Но я бы хотел попросить украинцев от себя лично: воздержитесь от поездок в Крым, в том числе на отдых. — Такое блокирование работы пунктов пропуска показало, сколько на самом деле туда ездит наших граждан?    — У нас есть статистика по каждому человеку, посещающему Крым в течение последних двух лет. Мы можем четко утверждать, что по сравнению с июлем прошлого года у нас миграция 17%. То есть в Крым ездит меньше людей, чем еще год назад. — Можете сказать, что теперь все эти люди едут отдыхать в Херсонскую область?   — Если не все, то многие. У нас все занято, где можно разместиться. В этом году в нашем направлении запустили дополнительные поезда. Если в прошлом году у нас было 2,8 млн за весь сезон, то в этом мы уже приняли 3 млн, а впереди еще месяц. Ждем до 3,5 млн отдыхающих. — Насколько безопасно к вам ехать? Недавно знакомые, которые вернулись с отдыха в Херсонской области, рассказывали, что там у вас военные самолеты летают… — Это наши самолеты летали, когда проходили учения. Поводов для тревоги нет. Просто очень много негативной информации забрасывается российской стороной. Когда мы заявляем публично, что Херсонскую область уже посетило около трех миллионов отдыхающих на фоне грустной ситуации в Крыму, очень выгодно корреспондировать картинки о том, как здесь опасно. Специально создаются различные мифы, цель – сорвать курортный сезон. — Много людей переехало с момента оккупации полуострова в Херсонскую область? — Не могу сказать точное количество, но немало. Они не регистрируются как нуждающиеся в государственной помощи, просто приезжают к нам жить. — Строите для них новое жилье? Возможно, планируете строить… — Пока расселяем в общежития. — В последнее время внимание СМИ к вопросам экономической блокады Крыма поутихло. Какова ситуация сейчас? Ездят ли в Крым и обратно фуры с товарами? — Любые грузовые перевозки запрещены. Могут проезжать легковые автомобили - и все. Граждане могут пересекать административную границу. — Хотите сказать, что нет даже попыток договориться о нелегальном перемещении грузов? — Нет. Это сложно, поскольку ведется постоянная фото- и видеофиксация.     — Какова ситуация со светом и водой? Есть ли попытки той стороны договориться? — Мы не признаем никакую власть в Крыму, поэтому не можем выстраивать отношения с той стороной, как вы ее называете. Мы строим стационарные сооружения, которые позволят обеспечить жителей полуострова водой, но это будет после того, как Крым вернется в состав Украины. Пока Крым находится в оккупации, вода туда поступать не будет. — Насколько Херсонская область пострадала от оккупации Крыма в плане энергетики? Как сильно затронули подрывы ЛЭП в прошлом году?   — В июле была запущена новая подстанция. Это дало нам возможность обеспечить два района - Чаплинский и Каланчакский - электроэнергией и водой, которая подается благодаря этой электроэнергии.   — Госфонд регионального развития выделяет более 92 миллионов гривен на инфраструктуру области. На что пойдут эти деньги, какие объекты будут модернизироваться? — В первую очередь средства пойдут на аэропорт, чтобы мы могли привлечь рейсы, в том числе международные. Также они пойдут на ремонты котельных, мы готовимся к зиме. Часть денег пойдет на реконструкцию спортивных и культурных объектов. Мы уже направили немало средств в прилегающие к Крыму населенные пункты, чтобы восстановить там социальную инфраструктуру. — Было озвучено уже немало заявлений об укреплении обороны Херсонской области. А морская граница надежно защищена? — Проведены все мероприятия по укреплению первой линии обороны, согласно плану, утвержденному Генштабом. Сейчас обсуждается вопрос о строительстве фортификационных сооружений второй и третьей линий обороны. Так что южная граница выдержит любые атаки, не волнуйтесь.



0,54737114906311