Подписывайтесь на нас в Facebook
Спасибо, я уже с Вами.
counter
Лента новостей
Выбрать все
22 Ноября
Все новости

Секреты Госрезерва: Чтобы зарабатывать, нужно перестать воровать и избавиться от «нечистоплотных» людей

Секреты Госрезерва: Чтобы зарабатывать, нужно перестать воровать и избавиться от «нечистоплотных» людей

Как-то в одном из постов в социальной сети заместитель министра экономики Максим Нефедов выразил мнение, что тотальная приватизация нужна Украине еще и потому, что в стране нет достаточного количества специалистов, чтобы заменить все неэффективные кадры на государственных предприятиях.

АСН задалась целью проверить, так ли это на самом деле и действительно ли все государственное в Украине может быть только убыточным?

Мы найдем уже реализованные на государственных предприятиях успешные проекты и узнаем у их руководителей, как им это удалось.

Вадим Мосийчук, председатель Государственного агентства резерва Украины

С порога кабинета руководитель Госрезерва радостно сообщает: «Скоро будем торговать фьючерсами на зерно! - правда, сразу же добавляет: - в Министерстве экономики много новых инициатив не поддерживают».

Мосийчук сменил прибыльный бизнес, зарплату в несколько десятков тысяч долларов на чиновничью должность с заработком в 13 тысяч гривен. Руководил компаниями по управлению активами более 10 лет.

Государственное агентство резерва Украины он возглавляет с июля 2015 года.

Возле рабочего стола Мосийчука висит картина, которую нарисовала жена. Говорит - полотно напоминает ему, зачем он пришел именно на эту должность.Во время интервью председатель Госрезерва откровенен, в определенных фразах чувствуется усталость и разочарование - указывает на противоречия с Министерством экономики, перечисляет тех, кто мешает реформировать Госрезерв. Признается, что без сожаления уволил людей даже из собственной команды.

Ради чего в прошлом удачный финансист делает все это?

Справка: Государственное агентство резерва Украины - это центральный орган исполнительной власти, реализующий государственную политику в сфере государственного материального резерва.

Состоит из Центрального аппарата и 37 государственных предприятий (4 из которых - сейчас остались на оккупированной территории). Это: 5 нефтяных комбинатов, 10 аграрных предприятий, склады и холодильники.

- Вы на посту главы Госрезерва уже почти два года. Что изменилось за это время?

- Что изменилось? Многое! Прежде всего - структура Госрезерва стала открытой, прозрачной. Обновился кадровый состав и центрального аппарата, и предприятий. С первого же дня моего назначения мы проводили отбор кандидатов на все должности по конкурсу. И в центральном аппарате, и на местах.

- Это что-то дало?

- Человек, который хочет что-то изменить, знает, как это сделать, а также имеет команду единомышленников, поддерживающих его, «обречен на успех». Из своего опыта в бизнесе я убедился, что это главный принцип, залог успеха.

Обновление кадров дало вливания свежей крови, во-первых, параллельно - вытеснение коррупционной составляющей из системы. Третье - включение внутренней мотивации этих работников. Ведь за счет оптимизации кадрового состава в центре и на местах, за счет повышения доходности мы еще и повысили уровень доходов работников. На некоторых предприятиях они выросли не на проценты, а в разы.

- На сколько был сокращен штат?

- По центральному аппарату - на 30%, по всей системе где-то на 30-40%, по некоторых - даже на 50%. Штат был очень раздут, было много долгов на некоторых предприятиях - по заработной плате, соцвзносам, налогам. Мотивации у сотрудников не было никакой - большинство получало 1-2 тысячи гривен. Сейчас люди держатся за работу, потому что заработная плата у нас обычно выше средней в том регионе, где расположено предприятие. Рабочие видят, что деньги не разворовываются, а направляются на развитие предприятия.

- И какие суммы получают руководители предприятий Госрезерва?

- До того, как я вступил в должность, это было чуть больше 4 тысяч гривен. Сейчас - стабильно в районе 20-30 тысяч гривен, плюс квартальная премия, которая может быть до 3 окладов, плюс годовая премия, которая может быть до 24 окладов.

Важно, что такие суммы предназначены не только для руководителей предприятий. Руководители предприятий эту мотивацию делят на своих заместителей, ключевых работников и дальше по системе. Сколько заработали, на столько мы можем мотивировать.

У нас с этого квартала работает формула: до 20% от заработанного предприятием идет на мотивацию работников и 80% должно быть направлено на модернизационные мероприятия. Мы вернули себе конкурентоспособность, к нам возвращаются клиенты, активизируется и инвестиционное направление в системе.- Если можно, обобщенно, в цифрах как это выражается?

- Ну если в 2014 году наши предприятия работали с убытком более чем в 2 миллиона гривен, то уже в конце 2015 года нам удалось заработать 5 млн гривен, в 2016-м - удвоили прибыль, в 2017-м обещаем также увеличить на 50-70% - до 17-20 миллионов по предприятиям агронаправления.

Если в 2015 году комбинаты Госрезерва заработали более 30 млн гривен, то в 2016-м - 64 млн гривен. В этом году, я думаю, мы выйдем на 100 млн гривен.

- Вы пытаетесь перевести Госрезерв на самоокупаемость?

- Да. Хотим отказаться от бюджетного содержания предприятий и организаций, подотчетных Госрезерву. Предприятия внутренне прибыльные. Поэтому государственное финансирование прекратится уже в этом году.

Но на само накопление материальных ценностей и на оплату их хранения государство должно выделять средства и дальше.

Также перед руководителями предприятий стоит задача сократить потребление энергоносителей на 10%, а от газа отказаться полностью. Фактически на 95% предприятия уже это сделали.

- За счет чего это происходит?

- За счет простых мер: если какая-то площадь не используется, то там не должно быть и потребления. У нас есть предприятия, занимающие территории от 5 до 65 гектаров. Почти все они перешли на LED-освещение, что дает экономию в более 30%.

А на отдельных предприятиях хотим пойти еще дальше - установить солнечные панели и ветрогенераторы. Это пилотный проект и очень затратный. Но мы попробуем в этом году запустить его и показать, что это возможно. Тогда в следующем году уже будем привлекать к этим проектам инвесторов возьмем кредиты.

- В 2015 году тогдашний министр экономического развития и торговли Айварас Абромавичюс заявлял, что на предприятиях Госрезерва разворовывают нефтепродукты, зерно и даже понтонные мосты. Проводили ли вы тогда внутренние аудиты, проверки предприятий, подчиненных Госрезерву?

- Буду откровенным, действительно такое было раньше. Но за то время, что я возглавляю это ведомство, у нас нет ни хищений, ни уничтожений. С моей точки зрения, потому что сработала кадровая система: кто работал нечестно - уволен, по многим - заведены уголовные дела. Мы взяли на работу сотрудников, которые не знают схем хищения. Мне до сих пор часто трудно понять эти схемы, мозг «плавится».Помогло и установление на всех предприятиях новых систем видеонаблюдения: в онлайн-режиме можно видеть, что там происходит. Теперь материальные ценности Государственного резерва надежно сохраняются и страна может спать спокойно (смеется).

Когда я принимал Госрезерв, почти везде было пусто - многое разворовано еще во времена Януковича, многое было отгружено в зону АТО. Собственно, после этих поставок в АТО обнаружилось много фактов недостачи. Однако мы весь прошлый год закладывали материальные ценности и в этом году продолжаем накапливать резерв.

- Как теперь следите за качеством?

- Согласно нормативным документам, проходят серьезные проверки. А в этом году у нас дополнительно заработает принцип «четырех глаз» по закладке, он на 100% исключит любые злоупотребления. (Четыре глаза - правило, согласно которому для подписания важного документа, например, договора, или принятия решения требуется подпись или одобрение не одного человека, а нескольких руководителей. - АСН).

- Но относительно качества претензии к Госрезерву звучат до сих пор, Генеральная прокуратура возбудила уголовное дело в отношении закупленного в Госрезерв просроченного горючего.

- Да, по этому делу меня не допрашивали, но допрашивали моих подчиненных. Я считаю, что действия, которые совершались правоохранительными органами, отчасти имеют кулуарный характер. Ни одного факта, о которых было заявлено, они так и не доказали, более того - не признали этого факта. Они ничего и не смогут доказать, потому что такого факта просто не было. Надеюсь на их понимание, сейчас не 2013 год, надо быть искренним и ответственным.

- В СМИ появлялась информация, что вам был вынесен выговор в связи с этим делом...

- Не было ни выговора, ни предупреждения. Просил о выговоре для меня и даже увольнения первый вице-премьер (Степан Кубив. - АСН), но правительство вынесло устное предупреждение о том, чтобы я учел и проанализировал те выводы, которые были сделаны Национальной госслужбой по представлению Министерства экономики. Но, к сожалению, мне эти выводы так и не передали.

Несколько раз я обращался к господину Кубиву с просьбой все-таки предоставить мне эти выводы, но в ответ ничего не получил. Несмотря на это, мы в определенный срок подали необходимые отчеты в Кабинет министров. И что?! Получили не рассмотрение этих отчетов, а очередную внеплановую проверку, инициированную Министерством экономики.

То есть они пришли уже со своей собственной проверкой, которая тоже ничего не обнаружила. Но опять господином Бровченко (Юрий Бровченко, заместитель министра экономического развития и торговли. - АСН) рекомендуется вынести мне дисциплинарный выговор, и этот отчет засекретили, чтобы я нигде, никому не мог его показать и пожаловаться.

- Сколько у вас таких проверок было вообще от министерства?

- За последний год, когда на должности первый вице-премьер (Степан Кубив. - АСН), это уже 7-я или 8-я проверка.- Я правильно поняла, вы связываете сопротивление реформам с назначением господина Кубива?

- Скажем так, стало сложнее работать. Был момент, когда я даже хотел уволиться летом прошлого года, но сдержал себя от такого шага, потому что понял, что все, что уже к тому времени было сделано, может сойти на нет.

- В конце 2016 была утверждена Концепция реформирования Госрезерва. В чем ее суть, что изменится?

- Государственный резерв не работает на какое-то отдельное звено или министерство. Мы осуществлять эффективное управление стратегическими резервами и запасами для поддержки граждан и экономики в кризисных ситуациях.

То есть надо отказаться от постсоветской модели, когда здесь держалось все и на все случаи жизни. Вдумайтесь, у нас есть более 30 тыс. материальных ценностей мобилизационного резерва. Там и противогазы 1987 года, и древесина 1978 года закладки. 30 тысяч номенклатурных позиций!

Этот мобилизационный резерв не обновлялся со времен обретения Украиной независимости, он достался нам от Советского Союза. В 2016-м мы предложили тотальное разбронирование и или продажу, или списание товаров.

Тогда мы хранили 70 наименований, которые далее сократили до 33. Пришлось признать: мы не в состоянии управлять, например, материальными ценностями медицинского назначения, ведь не знаем, как оценивать - работает это оборудование или нет, как обновлять эти запасы. Поэтому эта функция, по нашему мнению, должна быть передана госпиталям. Однако этого до сих пор не произошло, решение не согласовало Министерство экономики.

Также в прошлом году мы предложили Минэкономики заменить устаревшие 33 позиции на новые, то есть убрать неактуальное. Например, стоит добавить в новый список дизельные генераторы, соль, воду, средства очистки воды. Зато можно отказаться от хранения в Госрезерве тушек мяса, масла.

А вот консервы должны быть - они долговременного хранения. Когда запасемся вот этим необходимым, впоследствии можно будет и расширять перечень актуальных номенклатурных позиций. Их, к примеру, в Польше - 60, а в Литве только три - сахар, соль и зерно.

- А сейчас в Госрезерве всего вдоволь?

- Конечно, нет. Есть уровни «неприкосновенного запаса», а есть - нормы накопления. Вот над последними нам еще надо хорошо потрудиться. Сейчас главное - направлять деньги на критические номенклатурные позиции, а критическими для нас являются нефтепродукты.

Главная концепция реформы Госрезерва заключается в том, чтобы создать стратегические резервы, которые позволили бы обеспечить страну по отдельным позициям, соответствующим сегодняшней конъюнктуре.

В частности, это и создание стратегических запасов нефти и нефтепродуктов, которых у нас вообще сейчас нет. Украина обязалась создать их до 2022 года, и мы это сделаем. Правительство и Президент, убежден, также понимают сверхважность этого вопроса, поэтому верю, совместными с ними усилиями у нас все получится.

Еще один интересный аспект: многие страны мира уже отказываются от материальных ценностей и переходят на управление денежными потоками. Например США и Франция, после кризисных 2008-2009 гг, отказались от хранения зерна и перешли полностью на управление финансами.

Кстати, вам первым сообщаю, что Госрезерв впервые заключил меморандум с Украинской биржей и в ближайшее время готов будет торговать фьючерсным контрактом на зерно.

Мы готовились к этому весь прошлый год и в долгосрочной перспективе (где-то 5-10 лет) хотим управлять больше или полностью уже денежными средствами, чем материальными ценностями.

- Как, кстати, продвигается этот процесс?

- На днях у меня состоялась встреча с экспертом от ЕС, который будет помогать Украине создавать стратегические запасы нефти и нефтепродуктов. Мы согласовали с ним план работы и фактически во II квартале 2017 должны создать обновленную рабочую группу из представителей заинтересованных министерств и ведомств, участников рынка, чтобы обсудить модель работы.

В IV квартале мы должны подать на рассмотрение Кабинета министров модель функционирования этого рынка и законопроект о стратегических запасах нефти и нефтепродуктов. В следующем году после того, как будет принят законопроект, мы должны начать закладки нефти и нефтепродуктов.

- А где будете брать средства на их закупку?

- Вот эта рабочая группа и будет искать эту модель финансирования. Это могут быть разные механизмы, в том числе привлечение долгосрочных кредитных линий международных финансовых институтов.

- Но где-то же надо еще хранить такие большие объемы горючего?

- Госрезерв может хранить до миллиона тонн. Еще какую-то часть можно хранить у участников рынка. Емкости - не очень большая проблема. Более затратная часть - системы пожаротушения, системы возникновения чрезвычайных ситуаций, подъездные пути, инфраструктура. Вот на это нужны средства. Без длительных кредитных линий будет очень трудно и долго приводить все в порядок.

- Вы уже знаете, о каких суммах идет речь?

- В 2016 году эксперты оценивали общий объем на весь этот проект, включая накопление запасов, оплату за хранение, более чем в 1,1 миллиарда долларов.

- А, согласно мировым стандартам, должны ли быть еще какие-то стратегические запасы, кроме горючего?

- У нас также существуют стратегические зерновые запасы. Кстати, с середины 2015 года (когда Мосийчук возглавил Госрезерв. - АСН) у нас есть правило: сколько зерна мы приняли, столько его отгрузим потом. Больше никаких списаний на усушку или гниение. Мы подняли тарифы, но требуем соответствующего качества хранения, без уменьшения количества.

- Во сколько же Госрезерв обходится стране?

- По сравнению с другими расходами - копейки. Государственный бюджет выделил в прошлом году на всю систему - центральный аппарат, подведомственные предприятия - 72 миллиона гривен. Это - деньги на заработную плату и коммунальные услуги, которых, правда, не хватало. В то же время вся система Госрезерва заплатила налогов, сборов и других платежей в прошлом году на 76 млн гривен. То есть впервые за свою историю Госрезерв взял меньше, чем отдал.

В этом году нам выделили чуть больше - свыше 100 млн гривен. Думаю, с темпом, который взяли на рост поступлений ежеквартально на 50%, в этом году тоже будем донорами бюджета.

С одной стороны, вроде и нормально, но с другой - не очень. Во всех странах мира запасы государственного резерва дотируются из госбюджета, а у нас - с 2012 года Госрезерв не получает ни копейки ни на накопление, ни на хранение.

- Так за счет чего закупаете?

- Были переходные запасы средств, полученных, в частности, и от Министерства обороны, и от других структур, во-вторых - у нас есть поступления средств от претензионно-исковой работы. Например, в прошлом году эта цифра была небольшая - около 10 млн гривен, в этом году это будет уже несколько сотен миллионов гривен. Также мы получаем средства от реализации материальных ценностей - устаревшее, просроченное или то, что подошло время продать.

Также Госрезерв постоянно ведет претензионно-исковую работу с должниками. Мы выиграли суды с НАК «Нафтогаз Украины» на сумму 369 млн грн, ГАК «Хлеб Украины» на более 2 млрд грн и у ПАО «Днепровский металлургический комбинат им. Ф.Э. Дзержинского» на сумму более 100 млн. грн. Ожидаем, что в этом году эти средства поступят и это даст возможность провести всеобъемлющее накопление материальных ценностей без дополнительных государственных ассигнований.- Кстати, как и где вы реализуете просроченные товары?

- Например, просроченные противогазы, древесину, трубы и т.д. мы реализуем на внутренних аукционах Госрезерва. Уже год пытаемся получить разрешение от Министерства экономики реализовывать материальные ценности через электронные аукционы. Постоянно получаем только отказы.

Вообще за последний год мы от Министерства экономики не получили никакого содействия. Сотрудничество с ним заблокировано. Даже последний тендер по поставке топлива, который выиграла компания «Сокар» и поставила качественное топливо, до сих пор этот контракт не оплачен, поскольку Министерство экономики не выделяет средств.

- А вообще поддержка Кабмина...

- Есть поддержка премьер-министра и многих министров, которые понимают ситуацию, сложившуюся вокруг Госрезерва - он всегда был тайной коррумпированной кормушкой, где каждый руководитель приходил на полгода-год, наживался и уходил. Я - уже 20-й руководитель Госрезерва за годы независимости, и единственный, кто проработал здесь целых два года..

Сейчас пытаемся сменить имидж, изменить эту устоявшуюся парадигму. И знаете, к нам начали возвращаться клиенты, растут объемы работы, на нескольких комбинатах объемы загрузки достигают более 100%.

- Вы ожидали, что на госслужбе не будет просто, почему оставили свой выгодный бизнес?

- Разгребать эти завалы меня пригласил Айварас Абрамавичус. Поставил тогда две задачи - сделать систему такой, как в Европе, и побороть коррупцию.

Я не жалею, что оставил бизнес. Но сейчас понимаю, что розовые очки надо было снять с самого начала, стоило делать все еще быстрее и действовать жестче.

Я, как все, хочу верить людям! Но когда тебя предают, да еще и члены твоей же команды... Кстати, за полтора года я уволил двух членов собственной команды.

- Какая причина?

- Нечистоплотность (смеется. - АСН).

- А откуда вас знает Абрамавичус?

- На реформаторской волне 2014-2015 гг. моя жена просто заставила подать резюме на руководителя «Укрзализныци». В то же время в Минэкономики каким-то образом получили мое резюме и предложили мне пройти конкурс на руководителя Госрезерва. Было еще 4 или 5 кандидатов, но почти все отказались.

- Но теперь МЭРТ вас не балует, не боитесь увольнения?

- Увольнения не боюсь. Я говорил это Кубиву непосредственно в кабинете в глаза. Но за свою репутацию буду бороться. Она у меня чистая, и запятнать ее никому не позволю.

Если правительство или кто-то другой не видят результатов моей работы, не доверяют, устраивая многочисленные проверки и обыски, то пусть открыто скажут: Вадим, мы не нуждаемся в твоих услугах. Но мне так не сказал.

- Какая у вас зарплата?

- 13 тысяч гривен. Степан Кубив в начале года согласовал мне тысячу гривен премии. Но я своим рабочим выдаю в среднем по 5-15 тысяч гривен премии.

- И как живется на 13 тысяч в месяц?

- Я живу не на них. Потому что шел сюда не ради зарплаты. Живу на собственные сбережения. Получаю доход от инвестиций, они частично переписаны на жену и детей.

Кстати, я за эти почти два года, пока возглавляю Госрезерв, похудел на 18 килограммов.

- Какая еще вам интересна должность?

О других направлениях не думаю сейчас. Очень много еще всего следует сделать в системе Госрезерва. Но если в целом, имея опыт работы в Госрезерве и международных финансовых структурах, понимаю, что весь потенциал могу использовать, к примеру, в любых крупных международных проектах, которые помогут Украине твердо стоять на ногах именно в направлении привлечения инвестиций и эффективного их внедрения. Убежден, что тот потенциал, который есть у нашего государства в этой сфере, не используется сегодня даже на 10%.

 

Татьяна Стець


Просмотров: 1468

Другие важные новости и публикации
Самое читаемое сегодня
Опубликовано драматичное видео побега солдата КНДР
Опубликовано драматичное видео побега солдата КНДР
Корреспондент агентства Reuters в Южной Корее Джеймс Пирсон опубликовал видеозапись с камер наблюдения побега ...
Родственники сообщили причину смерти оперного певца Хворостовского
Родственники сообщили причину смерти оперного певца Хворостовского
Родственники известного оперного певца Дмитрия Хворостовского на его странице в соцсети подтвердили смерть опе...
Престижный американский университет заподозрили в дискриминации азиатов
Престижный американский университет заподозрили в дискриминации азиатов
Министерство юстиции США ведет расследование предполагаемых случаев дискриминации по национальному признаку пр...
Без интриги: Тина Кароль снялась для модного глянца
Без интриги: Тина Кароль снялась для модного глянца
Известная украинская певица Тина Кароль появилась на обложке декабрьского номера Harper's Bazaar Украина Снача...
Ученые узнали, чем женщины за рулем лучше мужчин
Ученые узнали, чем женщины за рулем лучше мужчин
Работники Института транспортной экономики в Осло (Норвегия) проанализировали привычки полутора тысяч водителе...
больше материалов


1,00470495224
Подписывайтесь на нас в Facebook
Top