Подписывайтесь на нас в Facebook
Спасибо, я уже с Вами.
counter
Лента новостей
Выбрать все
14 Декабря
13 Декабря
Все новости...

Николай Герасимюк: При Яреме была гиперответственность и тихий саботаж

Николай Герасимюк: При Яреме была гиперответственность и тихий саботаж

Спустя полгода с момента отставки экс-генпрокурора Виталия Яремы скандалы вокруг него и команды, которую он привел с собой, не просто не стихают, а разгораются с каждым днем все больше. С одной стороны, общество так и не простило ни провального расследования дел по массовым расстрелам на Майдане, ни снятых санкций и судов, которые выигрывались окружением Виктора Януковича, ни коррупционных схем, в построении которых обвиняли его замов. Поэтому гражданские активисты продолжают настаивать на том, что Ярема и его люди заслужили не только увольнения, но и полноценного расследования законности их действий. 

С другой – есть немало опытных кукловодов, которые виртуозно поддерживают этот интерес, напоминая, что Ярема был не просто креатурой Петра Порошенко, он стал первым легитимным генпрокурором после Революции достоинства, а значит, с него спрос особый.    

Что об этом думают сами фигуранты громких скандалов, готовы ли они отвечать за свои действия или бездействие? К сожалению, разыскать Виталия Ярему нам не удалось, поэтому этот вопрос адресовали его бывшему первому заместителю Николаю Герасимюку, увольнение которого в свое время наделало не меньше шума, чем отставка его шефа. 

– Николай Владимирович, еще в апреле 2014 года состоялась пресс-конференция, где были главы СБУ и МВД, а вместе с ними Олег Махницкий, исполняющий на тот момент обязанности генпрокурора. Было озвучено много фамилий и анонсированы громкие аресты, в том числе силовиков, причастных к расстрелам на Майдане. Уголовные производства действительно открыли, вот только аресты так и не последовали. Не дождались их и от вашей команды, хотя надеялись, что для Виталия Яремы, который сам был на Майдане, это расследование станет делом чести. Ошибались? 

– Нет, не ошибались. Виталий Ярема порядочный человек, профессиональный юрист и хороший оперативник. Но он не работал в прокуратуре и не хотел учитывать специфику, перебирая функции МВД и СБУ. К сожалению, надлежащего взаимодействия с этими правоохранительными структурами у нас так и не получилось. Они просто не выполняли поручения от Генеральной прокуратуры в части проведения оперативно-разыскных мероприятий.  

– Что значит – не выполняли?

– Это был своего рода тихий саботаж. Например, в ходе расследования мы просим предоставить данные, подтверждающие незаконные действия бывшего руководства МВД, СБУ или Министерства доходов и сборов, в ответ получаем: нарушений не выявлено. Скажу больше, проводились совместные совещания, на которых руководители всех силовых ведомств уверяли, что делают все возможное, а реально только на пресс-конференциях и в социальных сетях писали: выявили, добились, предоставили и т.д.

– Тем не менее, прокуратура периодически отчитывалась о том, что расследования продвигаются… 

– Какие-то факты нам удавалось находить в результате проверок: тогда у прокуратуры еще была функция общего надзора. Во многом нам помогал Общественный совет, публикации в СМИ, которые мы регистрировали в Едином реестре досудебных расследований. Были, конечно, и материалы СБУ, МВД, Финмониторинга.

– Получается, не было коммуникации ведомств? 

– Руководители силовых ведомств воспользовались тем, что Виталий Ярема считал прокуратуру ответственной за все. Это было не просто дело чести, для него это стало серьезным экзаменом, который сдавал обществу. Отсюда и гиперответственность. 

Руководители силовых ведомств воспользовались тем, что Виталий Ярема считал прокуратуру ответственной за все. Это было не просто дело чести, для него это стало серьезным экзаменом, который сдавал обществу.

– Почему же Ярема ушел из ГПУ? 

– Вопрос не ко мне!

– Какова перспектива этих дел сегодня? Все-таки прошло немало времени…

– Рукописи, как известно, не горят. Важно также, насколько люди, общество будут доверять правоохранительной системе, давать показания и т.д. При слаженной работе всего правоохранительного механизма проблем не будет.

фото Николай Герасимюк 1

– Ходили слухи, что Ярема договорился об определенном сотрудничестве с беглыми чиновниками времен Януковича, а вы выступили посредником. Согласитесь, если посмотреть, что происходило со списком по санкциям, все говорит в пользу этих слухов.      

– Виталий Григорьевич жил Майданом, так что первое невозможно в принципе! А проблема со списками в том, что при составлении было больше эмоций, чем фактов. Поэтому сейчас выигрываются суды фигурантами этих списков, снимаются аресты с активов.

– Хотите сказать, что их вообще не стоило составлять и все эти люди туда попали безосновательно?

– Не передергивайте! Я далек от мысли, что в списке не те люди. Вопрос в доказательной базе и соблюдении процедуры. 

– Но все выглядит как минимум странно. Не согласны?

– Как сказать. Дело в том, что предоставлять документы о наложении санкций в международные суды и сопровождать их в дальнейшем, должно было Министерство юстиции. Нужно было собрать веские доказательства, которые бы позволили не просто наложить временные санкции, но и вернуть разворованное. Кроме того, презумпцию невиновности ни для кого не отменяли.

– Что вы имеете ввиду?

– Приведу, как пример, Андрея Портнова (бывший первый заместитель главы Администрации президента при Януковиче, – авт.). Многие выступали и писали в прессе и соцсетях, что в его действиях точно есть состав преступления, Портнов заставлял судей принимать неправомочные решения и тому подобное. И знаете что? Мы приглашали судей, юридические компании, которые заявляли, что были каким-то образом ущемлены. Я лично проводил соответствующее совещание, на котором присутствовали и народные депутаты, и представители юридических компаний. Просил: если он давил на суды, заставлял принимать решения, напишите заявления, предоставьте документы, свидетельские показания, – и мы это все расследуем. По факту - ничего.

– То есть отказались свидетельствовать?

– Никто из них не написал заявлений: ни один народный депутат, ни один из представителей юридических компаний. Включение в список было политически мотивировано, никаких материалов о финансовых и других нарушениях не было. В итоге проигранные суды, снятие санкций (денег на счетах у Портнова не было) - и снова виновата прокуратура Яремы?!

– Что же дальше, как быть?

– Уверен, что сейчас расследованиям по делам Майдана и злоупотреблениям чиновников времен Януковича, как говорят, будет дан больший ход. Каждый должен делать свое дело. По первым шагам нового начальника СБУ видно, что он пришел работать и, надеюсь, надолго. При слаженности работы всей правоохранительной системы у Украины есть шанс вернуть разворованные деньги!

По первым шагам нового начальника СБУ видно, что он пришел работать и, надеюсь, надолго. При слаженности работы всей правоохранительной системы у Украины есть шанс вернуть разворованные деньги!

– Николай Владимирович, а почему уволились вы? Причина – люстрация, на которой настаивали активисты, приходившие с мусорниками под Генпрокуратуру? Или негативная информационная кампания против ГПУ и прокуроров, о которой говорил Ярема, комментируя ваше увольнение? Некоторые ваши коллеги спокойно дальше работали и работают. Вы тоже могли жить спокойно, игнорируя происходящее.

– Я не такой человек, чтобы «жить спокойно» или «игнорировать». Это не мое. Но действительно было много негатива. Не было публичных опровержений со стороны ведомства и расследования явных заказных митингов. Хотя конкретных претензий ко мне не было, только мусорники с фотографиями привозили под прокуратуру…

– А почему заявлений не делали, если считали себя правым?

– Я не определял информационную политику Генеральной прокуратуры. 

фото Николай Герасимюк 2

– Были конкретные претензии. Представители «Правого сектора», например, заявляли, что вы фабриковали дела против Майдана…

– Отвечу коротко: в период Майдана я не работал в прокуратуре. Соответственно, просто не мог этого делать.

– Все-таки многие «подвиги» были обнародованы в СМИ. Одним из громких скандалов стало обвинение в рейдерском захвате одного из крупнейших агрохолдингов «Агрейн». 

– Именно представители этого холдинга и начали первыми поднимать вопрос о моей люстрации. А в СМИ появилась целая серия негативных публикаций в мой адрес.

Тогда уже был заместителем генерального прокурора и никакого отношения к этому делу не имел. Уголовные дела в отношении должностных лиц холдинга расследовала милиция Киева и Харькова (надзор за милицией курировал другой заместитель). В конечном итоге, насколько мне известно, дела пошли в суд, и есть приговоры.

– Говорят, что снятию ареста со счетов соратника Виктора Януковича Юрия Иванющенко в Евросоюзе поспособствовало письмо ГПУ, в котором указано, что он к уголовной ответственности в Украине не привлекался, в розыск не объявлялся и не является стороной уголовного производства. Об этом в своем блоге написал народный депутат Украины Сергей Лещенко. По его словам, Иванющенко стал искать способы снять арест. Его адвокаты инициировали судебное обжалование. А одним из документов, который они требовали, было подтверждение Генпрокуратуры об отсутствии открытых в отношении него дел. Еще будучи депутатом, Иванющенко направил обращение к генпрокурору Яреме с вопросом, является ли он «субъектом любого уголовного производства» в Украине. И получил ответ – нет…

– Действительно, был запрос и был ответ. А как я должен был ответить, если такого производства не было? «Обеспечение индульгенции», как и способствование снятию арестов, – домыслы. Я не знаком ни с Иванющенко, ни с его окружением. Точка. Для информации, никто не снимал арестов со счетов Юрия Иванющенко из-за этого письма!

– Как вы попали в ГПУ? Ваше назначение связывали с покровительством Сергея Левочкина.

– Мое назначение – это личная инициатива Виталия Григорьевича (Яремы, – авт.). Он мне доверял, поэтому и предложил стать частью команды. Скажу откровенно, меня такое предложение совсем не обрадовало. Хотел остаться прокурором города. Считал, что там принесу больше пользы. 

– Как вообще работалось на посту прокурора Киева сразу после революции?

– Мне было проще, чем тому, кто будет сейчас прокурором города. Не было столько оружия, стольких обозленных людей. Эмоционально все было хорошо. Перед нами стояла главная задача: пришедшие люди должны доказать, что действительно будут работать по-новому. И мы делали максимум для этого.

– В то время прокуратура еще имела функцию общего надзора. Сейчас людям уже некуда приходить, чтобы пожаловаться. Что скажете о реформе, которая проводится?

– При написании закона, по которому должна осуществляться реформа, допустили три основные ошибки. Во-первых, сделали микс из законов разных стран. В результате смешали прецедентное право с римским. Это все равно что смешать Макиавелли с Ницше.

Во-вторых, прокуратура не готова, в частности, финансово к этим переменам. Хорошо, что реализацию закона удалось отсрочить.  

И третья ошибка, на мой взгляд, в том, что не учтен менталитет украинцев. Поясню. Тут действует принцип: на два пана три гетьмана. Согласно концепции, прокуроры на местах будут выбираться на конкурсе, а не назначаться «сверху». Но если потом генеральный прокурор найдет в действиях того или иного прокурора какие-то ошибки, ему будет очень сложно влиять на подчиненного. По сути, мы получим удельные княжества в виде местных прокуратур.

В таком случае нужно делать должность прокурора выборной, пусть отвечают перед обществом непосредственно за свои действия!

– Вы хотите вернуться назад в органы прокуратуры? Может, уже были такие предложения?  

– Нет.

– Почему?

– Прошлый год был эмоционально очень тяжелым, напряжение – колоссальным. Спали по паре часов в сутки, семья меня практически не видела.

– Каково ваше материальное положение? В вашей декларации за 2013 год указано, что вы владеете квартирой в Киеве. А после увольнения в СМИ появилась информация, что присматриваете недвижимость за границей. Присмотрели?

– Я еще читал, что у меня уже есть дом на озере Комо, квартира в Париже, Мюнхене, что планирую купить дом в Цюрихе (смеется, – авт.)…

– …и купили гостиницу в Хорватии.

– Разочарую вас – недвижимости за границей у меня нет, кораблей, самолетов, заводов и пароходов тоже, к сожалению или к счастью, быть может.

фото Николай Герасимюк 3

– Что купили с момента увольнения? 

– Ничего, продал машину. 

– Неужели на посту первого заместителя генпрокурора вам не поступало никаких заманчивых предложений от финансово-промышленных групп, и никто из олигархов не предлагал «выгодную дружбу»? Например, говорили, что Игорь Коломойский был не прочь иметь в ГПУ Яремы союзников.

– Нет. Предложений не поступало. Но это было, пока я работал в ГПУ. Что интересно, один из тех, кто проплачивал статьи против меня, первым позвонил после моего увольнения и предложил работу. Фамилию не назову.

– Согласились?

– Нет, поблагодарил и отказался.

– Какую еще работу предлагали?

– Друзья, занимающиеся бизнесом, звали к себе. Но предложил вместо себя других достойных и профессиональных людей, оставшихся без работы. К сожалению, люстрация многим сломала судьбы.

– Но общество нуждалось в «очистке власти».

– Да. Нуждалось. Но процесс люстрации в том виде, в котором он был запущен, это, опять-таки, результат эмоционального решения. Знаете, есть хитрости, чтобы обойти люстрацию. И мне, кстати, предлагали поехать в зону АТО, чтобы получить индульгенцию.

– Может, стоило согласиться?

– О чем вы говорите? Это же как минимум подло, себя не обманешь. Во время службы в Советской Армии я исполнял интернациональный долг в Эфиопии и тоже не требовал льгот. Следующий вопрос.

– Чем же сейчас занимаетесь?

– Отдаю долги (улыбается, – авт.).

фото Николай Герасимюк 4

– То есть?

– Уделяю время семье. Жена говорит, что я его много задолжал, пока работал.

– Все? Полностью в отставку ушли?

– Конечно, думаю, и о работе. Жить-то нужно, содержать семью.

– В Украине?

– Однозначно. Буду жить и работать в Украине. Других вариантов для себя не вижу.

– И последний вопрос. Что скажете относительно назначения иностранцев на руководящие должности и предоставления им гражданства Президентом Украины?

– Есть два момента. Во-первых, коррупция очень плотно «сидит» в головах людей и нужен толчок обществу, который покажет, как жить по-другому! Еще с древних времен выбирали иностранцев руководить страной, видно, еще не доросли мы сами управлять. Можно вспомнить примеры Японии и Германии, которыми де-факто управляли и которые контролировали представители третьих стран (после Второй мировой войны). Посмотрите, как выглядят эти страны сейчас. Во-вторых, Президент пришел, чтобы изменить страну, нужно дать ему шанс и помочь, перестаньте заниматься критиканством. Помогите, посоветуйте, что еще изменить! 

 

Татьяна Бодня, фото Виктора Ковальчука


Просмотров: 663

Другие важные новости и публикации

Еще интересное
Приключения украинцев в Вене: 16 часов без еды и тепла из-за поломки нового вагона
Приключения украинцев в Вене: 16 часов без еды и тепла из-за поломки нового вагона
Пассажирский поезд «Вена - Киев» сломался в столице Австрии 11 декабря, из-за чего украинцы после 16-часового ...
Ученые нашли рак у двухтысячелетней египетской мумии
Ученые нашли рак у двухтысячелетней египетской мумии
Специалисты из больницы "Краус" в Сиракузах (штат Нью-Йорк, США) обнаружили раковую опухоль у египетской мумии...
Тело экс-участницы Дома-2 несколько дней провалялось под забором в снегу
Тело экс-участницы "Дома-2" несколько дней провалялось под забором в снегу
Экс-участница популярного российского телепроекта "Дом-2" Мария Политова, предположительно, скончалась три-чет...
Трангендер родил бесполого ребенка
Трангендер родил "бесполого" ребенка
В США трансгендер Кэйси Салливан стал первым человеком, который родил ребенка пока был женщиной, а потом решил...
Участницу Дома-2 нашли мертвой в Подмосковье
Участницу "Дома-2" нашли мертвой в Подмосковье
Экс-участницу популярного российского телепроекта "Дом-2" Марию Политову нашли мертвой в Щелковском районе Под...
больше материалов


/-0,28292107582092-/ /-pc-/
Подписывайтесь на нас в Facebook
Top