Подписывайтесь на нас в Facebook
Спасибо, я уже с Вами.
counter
Лента новостей
Выбрать все
25 Сентября
Все новости

Довидас Виткаускас: Судебные тяжбы в Европе воспринимаются скорее как «социальное зло» или крайняя мера

Довидас Виткаускас: Судебные тяжбы в Европе воспринимаются скорее как «социальное зло» или крайняя мера

О недоступности правосудия говорят все. Годами. И граждане, которые, не добившись правды в украинских судах, подают иски в Европейский, и власть имущие, которые публично заявляют, что система коррумпирована и надо срочно что-то менять. 

Парламент сделал первый шаг на пути к реформе, поддержав предложенные главой государства изменения в Конституцию. Но достаточного ли этого, чтобы граждане действительно получили задекларированное право на справедливый суд? Удастся ли очистить судейский корпус от любителей торговать решениями? И как защитить самих служителей Фемиды, которые теперь станут более уязвимы? На эти и другие вопросы в интервью «Аналитической службе новостей» (АСН) ответил Координатор Проекта ЕС «Поддержка реформ в сфере юстиции в Украине» Довидас Виткаускас.

— Довидас, принятые изменения критикуют и политики, и юристы, утверждая, что закон далек от европейских ценностей и практик. Согласны ли вы с таким мнением?

— Общая направленность конституционных изменений и нового законодательства на повышение независимости судебной системы как отдельной ветви власти заслуживает похвалы. В то же время возникает ряд вопросов относительно того, является ли эта реформа полноценно «европейской» или скорее «уникально украинской».

Давайте, к примеру, посмотрим на апелляционную систему. Согласно европейским стандартам и в соответствии со статьей 2 Протокола №7 Европейской конвенции по правам человека, должны существовать по крайней мере две судебные инстанции для рассмотрения уголовных дел, за исключением незначительных правонарушений. К тому же для гражданских и административных дел право на обжалование как таковое отсутствует. Несмотря на существование таких минимальных стандартов, в некоторых европейских странах была создана трехуровневая судебная система. Тем не менее это не означает, что любое дело может быть рассмотрено на всех трех уровнях. Для того, чтобы избежать апелляций по незначительным делам, в Европе был внедрен ряд мер, в том числе различные процедурные ограничения (апелляционные и кассационные фильтры), судебные сборы, требования нанять адвоката и общие информационные усилия, направленные на то, чтобы снизить количество обжалований и длительных судебных тяжб. И даже в случаях, когда обжалование во второй и третьей инстанциях все же разрешается, статистика показывает, что лишь незначительное количество истцов добивается пересмотра дел судом высшей инстанции. Таким образом, в уголовном производстве в среднем только 9% решений первой инстанции пересматривается апелляционной инстанцией в Австрии, в Англии и Уэльсе, 8% - во Франции, 7% - в Норвегии. В гражданском производстве лишь около 15% решений пересматривается апелляционными судами Германии и Италии, 9% - в Нидерландах, 8% - в Литве. Пересматриваются судом третьей инстанции (Верховным судом) меньше 1% дел во всех странах Европы. В Украине эти показатели значительно выше.

Логика преобладающего в Европе подхода очень проста: правосудие должно в основном отправляться в судах первой инстанции. Роль апелляционной инстанции состоит не в том, чтобы дать стороне возможность выиграть ранее проигранное дело, а в поиске возможных фактических или правовых ошибок. Что еще более важно: суды высшей инстанции в первую очередь ответственны за единство правоприменения и судебной практики. Еще один важный аргумент, который учитывается при ограничении доступа к пересмотру дел: какой сигнал судебная власть дает обществу относительно ясности, прогнозируемости и стабильности правовой системы, если стороны могут получить три или четыре разных решения от разных судов по одному и тому же делу?

Анализируя вопрос «соответствия европейским подходам и практикам», надо также учитывать новый Верховный Суд Украины (ВСУ), в составе которого будет 200 судей. В то же время в Верховном суде Великобритании их всего 12. Если основной ролью ВСУ является обеспечение единства правоприменения и судебной практики по всей стране, то этого трудно будет достичь при потенциально двухстах различных мнениях и нескольких кассационных судах в составе ВСУ.

Вопрос доступа к пересмотру дел особенно актуален при рассмотрении роли Верховного Суда. Высшие судебные инстанции не в состоянии должным образом исполнять свою функцию развития устоявшейся судебной практики, если их перезагружать рутинными заданиями. Для того, чтобы дело было пересмотрено высшей судебной инстанцией, оно должно представлять высокий уровень правовой сложности, значение для судебной практики или же касаться вопросов общественной важности. От сторон также можно требовать обращения за юридической помощью перед ходатайством о пересмотре дела третьей инстанцией; наличие адвоката может стать обязательным условием на всех этапах процедуры.

Ответственное общество, которое отдает отчет в своих действиях, не должно пытаться злоупотреблять судами и необоснованно обращаться к их услугам

— Принято считать, что в европейских странах граждане обращаются в суды по любому поводу, предпочитая таким образом решать большинство проблем. В Украине их стараются обходить пока стороной…

— В целом судебные тяжбы в Европе воспринимаются скорее как «социальное зло» или крайняя мера, а не как обычный способ решения повседневных социально-экономических вопросов. Ответственное общество, которое отдает отчет в своих действиях, не должно пытаться злоупотреблять судами и необоснованно обращаться к их услугам. Общество должно понимать, сколько усилий, времени и ресурсов необходимо для подготовки юристов, создания хорошо функционирующей судебной и правовой системы. К тому же те, кто хочет получить качественные услуги (включая судебные), должны за это заплатить. Опираясь на эти принципы, большинство европейских стран ищет способы освобождения судов от чрезмерной загруженности, призывая потенциальные стороны использовать инструменты альтернативного урегулирования споров, например медиацию и арбитраж. В уголовных делах поощряется заключение сделок с правосудием. Будущее покажет, насколько принятые конституционные изменения и новое законодательство способствуют развитию судебной системы в соответствии с указанными выше принципами.

Еще один важный аспект и направление реформ, который сейчас декларируется как в ЕС, так и в Украине, - это так называемая «дерегуляция». Но этот термин означает не только то, что государство должно снизить регулирование: существующее регулирование также должно быть улучшено. Конституция и законы, судебная практика, правительственные решения, регламенты и этические нормы для государственных служащих должны функционировать как система правил, которые дополняют друг друга с учетом разной детализации и глубины регулирования на каждом из уровней и для каждой ветви власти. Нежелательно превращать Конституцию или закон в набор детальных инструкций. Законодательство должно устанавливать базовые принципы относительно того, что должно быть достигнуто субъектами, оставляя ответ на вопрос, как этого достичь, за подзаконными актами и судебной практикой. Чрезмерное и избыточное регулирование не только не оставляет места для более гибкого подхода к правоприменению, оно также создает почву для конфликта юрисдикций и различий подходов к трактованию одних и тех же норм права. Это негативно влияет на ясность и прогнозируемость решений, что является одним из ключевых условий верховенства права.

Нежелательно превращать Конституцию или закон в набор детальных инструкций

— Новый закон несколько ограничил неприкосновенность судей. Не усилит ли это давление на них?

— Развитые демократии постепенно отходят от абсолютного иммунитета для государственных служащих, так называемого «карт-бланша». Иммунитет должен быть связан только с исполнением прямых служебных обязанностей. Судья может быть защищен от иска, поданного за сказанное им в суде, но он должен быть привлечен к гражданской ответственности, если накричит на кого-то в баре. Существует также мнение, что повышение заработной платы судьям может стать хорошим стимулом для противостояния внешнему давлению или коррупции. Работа судьи действительно должна хорошо оплачиваться, но в разумных пределах. Средняя зарплата судьи низшей инстанции во всех странах Европы приблизительно в 2,3 раза выше, чем средняя зарплата по стране. Тогда как зарплата судей высшей инстанции (Верховного суда) выше средней где-то в 4,2 раза. В Украине средняя годовая зарплата без вычета налогов составляет приблизительно 3 500 евро. Если со вступлением в силу нового Закона украинский судья низшей инстанции будет получать около 25 тысяч евро в год без вычета налогов (эта сумма – результат приблизительных подсчетов), то такая зарплата в семь раз превысит среднюю годовую зарплату без вычета налогов. В случае с судьей Верховного Суда Украины средняя годовая зарплата без вычета налогов по новому законодательству может составить более 80 тысяч евро, то есть почти в 23 раза выше, чем средняя зарплата в Украине. Эти цифры покажутся еще более впечатляющими, если вспомнить, что количество судей на единицу населения в Украине намного выше, чем в большинстве стран ЕС. Без всяких сомнений, необходимость поощрения судей и борьбы с коррупцией должна быть учтена, но достижение этой цели не может происходить за счет доверия общества к судебной власти, доверия, которое, согласно ряду опросов, сейчас имеет достаточно низкий уровень. Как будут оправданы эти различия между уровнем доверия и зарплатами? Было бы намного разумней привязать зарплату судей к показателям работы судов.

Средняя зарплата судьи низшей инстанции во всех странах Европы приблизительно в 2,3 раза выше, чем средняя зарплата по стране. Тогда как зарплата судей высшей инстанции (Верховного суда) выше средней где-то в 4,2 раза. В Украине средняя годовая зарплата без вычета налогов составляет приблизительно 3 500 евро

— Назначать судей будет по-прежнему Президент по представлению нового органа -  Высшего совета правосудия. Конституционными изменениями сохраняется влияние главы государства на судебную систему или, наоборот, этот процесс станет менее зависимым?

— Создание по-настоящему независимой институции, состоящей из людей с независимым мышлением, требует длительного времени, ведь этому может препятствовать ряд культурных обстоятельств. В то же время «независимость» судебной власти не является конечной целью – это еще один шаг на пути к большей подотчетности судов и судей перед обществом, а также к эффективному и справедливому отправлению правосудия. В Европе это понимают и достигают за счет сильного руководства со стороны верхушки органов управления судебной властью, без вмешательства с их стороны в оперативные аспекты рассмотрения отдельных дел. Достаточно распространенным в Европе является подход, при котором исполнительная власть (Министерство юстиции, Министерство финансов) или глава государства имеют ряд задач, церемониального или более существенного характера, при назначении, увольнении судей или принятии решений относительно финансирования судов. Тем не менее один подход в странах ЕС сейчас все более очевиден: действенная система управления судебной властью чаще всего внедряется во главе с единым органом.

Создание по-настоящему независимой институции, состоящей из людей с независимым мышлением, требует длительного времени, ведь этому может препятствовать ряд культурных обстоятельств

В то же время действующая в Украине система остается фрагментированной. Несколько органов отвечают за смежные, а иногда и идентичные функции: отбор, оценивание, дисциплинарные производства, отставка судей. Но нет единого органа, который бы устанавливал общие цели для всей системы, ответил бы на ряд базовых вопросов: какие долгосрочные или краткосрочные цели стоят перед судами и судебной властью? Как способствовать верховенству права, защищать права человека, улучшать инвестиционное доверие к государству, улучшать гендерный баланс? Ответив на эти базовые вопросы, будет легче разбить их на отдельные стандарты и показатели для каждого суда или судьи. Нет смысла оценивать отдельных судей, если никто не оценивает систему в целом. Не отдельные личности в судейском корпусе, а именно отсутствие такого обобщающего, системного, стратегического подхода к управлению судебной властью больше всего затрудняет плавный переход Украины к по-настоящему независимой и подотчетной судебной системе.

Нет смысла оценивать отдельных судей, если никто не оценивает систему в целом

— Судьи будут проходить конкурсный отбор. Насколько это соответствует европейским нормам? Какими должны быть критерии отбора?

— Намерение привлечь в ВСУ новых судей похвально. Судебной системе действительно нужна «новая кровь», но преимущественно в судах низшего уровня. В то же время в судах высшего уровня важно не забывать о необходимости опыта. Одним из способов заполучить «опытную новую кровь» в системе может стать признание квалификаций смежных правовых профессий (адвокаты, прокуроры и т.д.), что позволит им получить статус судей ВСУ.  Должно быть детальное тестирование, включая проверку честности и добропорядочности с участием представителей гражданского общества. К тому же намного важнее то, что случится, когда человек начнет работать судьей. На уровне Верховного Суда, решения которого не подлежат пересмотру высшей инстанцией, очень сложно оценить качество работы. Правовое сообщество должно иметь возможность контролировать этот показатель, указывая ВСУ на возможные разногласия в его собственной судебной практике во время рассмотрения судом последующих дел. Единство практики является лучшим показателем того, насколько правильно работают высшие судебные органы власти. К тому же для постоянного контроля и повышения качества услуг, которые ВСУ и другие суды предоставляют обществу, новой системе будут необходимы меры контроля качества, включая возможность рецензирования качества судебных решений другими судьями, а также внедрение опросов об удовлетворенности качеством среди пользователей судебной системы.

— Как провести очищение судебного корпуса от коррупционеров?

— Внедрение ряда внутренних антикоррупционных мер для судебной власти путем усиления этического и дисциплинарного контроля должно сопровождаться внешними мерами, такими, как, например, мониторинг образа  жизни, проверка имущественных деклараций и деклараций о доходах, огласка конфликтов интересов, а также использование мер уголовного преследования, в частности в случаях взяточничества. Эти меры в своей совокупности должны повысить чувство ответственности у судей. Вместе с тем для борьбы с коррупционными рисками поощрения должны применяться совместно с наказаниями. Вопрос повышения заработной платы также будет важен, если избегать крайностей в данном направлении.

Татьяна Бодня, фото Виктора Ковальчука


Просмотров: 379

Самое читаемое сегодня

Экологическая катастрофа: Массовый мор рыбы случился в заказнике Запорожской области
Экологическая катастрофа: Массовый мор рыбы случился в заказнике Запорожской области
В Запорожской области из-за заиливания промоины между Молочным лиманом и Азовским морем, по которой рыба выход...
Французский Остап Бендер, выманивший у компаний десятки миллионов евро, сидит в киевском СИЗО
Французский "Остап Бендер", выманивший у компаний десятки миллионов евро, сидит в киевском СИЗО
Его три дня "вели" в Украине, круто "паковали" с помощью "Альфы", а потом
Крупнейшую в мире бухгалтерскую фирму, которая консультирует по кибербезопасности, взломали хакеры
Крупнейшую в мире бухгалтерскую фирму, которая консультирует по кибербезопасности, взломали хакеры
Одна из 4-х крупнейших мировых бухгалтерских фирм была взломана, и теперь, вероятно, у хакеров есть доступ к к...
У школьников дважды за осень будут каникулы
У школьников дважды за осень будут каникулы
Этой осенью каникулы в школах Украины будут два раза - в октябре и ноябре Об этом сообщает «Корреспондент»
Португальские дети подают в суд на 47 европейских стран за глобальное потепление
Португальские дети подают в суд на 47 европейских стран за глобальное потепление
Португальские школьники из района, пострадавшего от самых сильных лесных пожаров в стране, собирают деньги на ...



0,27324604988098
Подписывайтесь на нас в Facebook
Top