Подписывайтесь на нас в Facebook
Спасибо, я уже с Вами.
counter
Лента новостей
Выбрать все
14 Декабря
13 Декабря
Все новости...

Ярослав Грегирчак: Несомненным лидером в нашем печальном хит-параде ключевых проблем остаются налоговые вопросы

Ярослав Грегирчак: Несомненным лидером в нашем печальном хит-параде ключевых проблем остаются налоговые вопросы

В последнее время в Украине появилось немало новых институтов, деятельность которых должна способствовать борьбе с коррупцией, повышению инвестиционной привлекательности Украины и обеспечить прозрачность ведения бизнеса. Называются они красиво, информации в СМИ вбрасывают немало. Вместе с тем предприниматели на встречах продолжают упорно говорить о том, что проблемы не исчезают, прогнозируемости как не было, так и нет, а бизнес продолжают «пугать» и «прессовать». Инвестор в экономику не идет. Замкнутый круг не разорвать, или антикоррупционеров сломала система? Об этом и многом другом в интервью «Аналитической службе новостей» (АСН) рассказал заместитель бизнес-омбудсмена Ярослав Грегирчак.

— Ярослав, сейчас много разных новых структур и институтов. Что такое Совет бизнес-омбудсмена? Чем отличается от других? Какой в нем смысл вообще?

— Это первый случай, когда в институциональной среде, которая обслуживает отношения бизнеса с властью, появилась структура, учредителями которой одновременно являются Правительство Украины, Европейский банк реконструкции и развития, Организация экономического сотрудничества и развития (OECD) и пять ведущих украинских бизнес-ассоциаций.

Правительству было важно подтвердить готовность бороться с коррупцией, улучшать качество государственной службы, обеспечить прозрачность работы всех органов власти. Поэтому в мае 2014 года был подписан Меморандум о взаимопонимании для украинской антикоррупционной инициативы, который, помимо прочего, предусмотрел создание института бизнес-омбудсмена. Возглавил его экс-министр финансов Литвы и экс-еврокомиссар, который занимался вопросами бюджета, финансового планирования, налогообложения, аудита и борьбой с мошенничеством Альгирдас Шемета. Это высококлассный профессионал. Я бы даже сказал  – тяжеловес своего дела.

В то же время Совет  – не государственный орган. И никогда таким не станет. Так, сейчас мы имеем статус консультативно-совещательного органа при Кабинете министров. Но это промежуточный статус. 14 марта 2016 года правительство утвердило законопроект «Об Учреждении бизнес-омбудсмена». Его принятие завершит наше формирование. Мы станем негосударственной неприбыльной организацией, которая будет действовать на основании специального закона.

Ярослав Грегирчак. Интервью АСН Украина. asn.in.ua

— Но Совету год, а такого закона до сих пор нет, а что не разрешено, то — запрещено. Что имеете право делать?

— Совет не наделен властными полномочиями. Он призван решать споры между бизнесом и властью. Но не на основании формальной власти, а благодаря репутации и профессионализму.

С точки зрения международных стандартов мы — классический орган досудебного урегулирования споров между бизнесом и властью. Наш регламент прямо запрещает принимать к рассмотрению вопросы, если обстоятельства жалобы находятся на рассмотрении в суде или если по существу жалобы существует уже судебное решение.

По большому счету Постановление КМУ правильно прописывает наш функционал. Но когда речь идет о более убедительных возможностях получать информацию от органов государственной власти, их обязанности совмещать, лучше, конечно, чтобы это было прописано в законе. Плюс это гарантии нашей независимости от внешнего воздействия.

— Вы — советники, адвокаты, следователи или лоббисты?

— На самом деле мы — досудебные расследователи. Основной мандат — рассматривать индивидуальные жалобы субъектов предпринимательской деятельности на любые органы государственной власти, органы местного самоуправления и государственные предприятия. Если жалоба принимается в работу, то есть 90 дней на осуществление независимого расследования.

Премьер нас назвал адвокатами бизнеса. В каком-то смысле это так. Если информация из жалобы не соответствует действительности — прекращаем расследование. Однако, при любых обстоятельствах, мы даем государственным органам высказаться.

Ярослав Грегирчак. Интервью АСН Украина. asn.in.ua

Совет  – не государственный орган. И никогда таким не станет

Кроме того, мы готовим системные отчеты на украинском и английском языках (они есть на нашем сайте). Предлагаем изменения в законодательство, сотрудничаем с парламентскими комитетами. В частности, наработан законопроект по упрощению подключения бизнеса к электроэнергии. Также надеемся, что будут учтены наши предложения по изменениям в Уголовный и уголовно-процессуальный кодексы. Поэтому, если смотреть на Раду через такую призму, тогда мы являемся в определенном смысле лоббистами бизнеса.

— Какие изменения в Уголовный кодекс предлагаете?

— Есть такие злоупотребления, как безосновательное открытие уголовных производств по 212-й статье. Существует законопроект № 3448, который, кроме всего прочего, предлагает должным образом урегулировать практику открытия уголовных производств за умышленное уклонение от уплаты налогов до вступления судебного решения в законную силу. Нужно, чтобы Уголовный кодекс был приведен в соответствие с положениями правовой позиции Верховного суда и Налогового кодекса.

Обратите внимание, по статистике Генпрокуратуры, в прошлом году было открыто 1700 производств о преступлениях в сфере хозяйственной деятельности. И только 50 из них закончились обвинительным приговором. Этот дисбаланс свидетельствует, что факт открытия уголовного производства является необоснованным.

Также мы предлагаем решить проблему с практическим применением понятия «разумный срок» досудебного расследования до момента вручения уведомления о подозрении. Применение такого критерия в наших реалиях является продуктом абсолютной дискреции конкретного сотрудника органа досудебного расследования и процессуального руководителя (могу только подтвердить, что часто сотрудники прокуратуры довольно формально относятся к исполнению обязанности процессуального руководителя). Поэтому досудебное расследование может длиться годами. Есть проблема с определением статуса лица, в отношении которого открыто такое уголовное производство, и с тем, что органы предварительного расследования не отказывают себе в получении доступа к вещам и документам, проведении каких-либо действий, которые, в частности, создают значительный психологический прессинг на должностных лиц бизнеса.

— И есть возможность для коррупционных действий...

— Да.

— Это еще предложения. В действующем законодательстве что-то учтено?

— Конечно. В налоговых изменениях, которые вступили в силу 1 января. Ранее отсутствие налогоплательщика по месту регистрации (так называемое «состояние 9») использовалось ГФС как основание для отказа в регистрации в качестве плательщика НДС. Мы настаивали на отмене этого основания. И его отменили.

Ярослав Грегирчак. Интервью АСН Украина. asn.in.ua

Другое дело, что ГФС сейчас использует этот критерий в качестве основания для расторжения в одностороннем порядке договора об обслуживании электронной цифровой подписи, без которой нельзя пользоваться системой электронного администрирования НДС. Мы будем серьезно в этом вопросе с ГФС дальше работать, чтобы изменить ситуацию.

— Могли бы назвать какие-то конкретные случаи, когда вы помогли бизнесу? Есть ли какой-то эффект?

— Сразу отмечу, жалобщиков не буду открывать — это конфиденциальная информация.

На конец 2015 года было 340 начатых расследований. Из них мы успешно закрыли 150 дел. И подготовили 120 рекомендаций, из которых более 70 выполнено.

Мы разделяем эффект на финансовый и нефинансовый. Я бы еще и третью категорию добавил — превентивное действие. Ведь у нас есть меморандумы о сотрудничестве с НАБУ, ГФС, Министерством юстиции и Государственной регуляторной службой.

Более того, органам власти мы тоже нужны. Ведь помогаем коммуницировать с бизнесом. Государственной службе в любой стране важно ведомственное лицо. Учитывая украинские реалии, мы — приемлемая посредническая площадка.

Органам власти мы тоже нужны. Так как помогаем коммуницировать с бизнесом

— Но, согласитесь, легче понять эффект, если его конвертировать в деньги?..

— Прямой финансовый эффект — это более трех миллиардов гривен.

Ярослав Грегирчак. Интервью АСН Украина. asn.in.ua

Мы готовим отчеты по системным проблемам, которые негативно влияют на возможность вести бизнес. Например, по результатам первого квартала 2015 года проведен анализ проблематики, с которой сталкивается бизнес в связи с проведением АТО. В частности оказалось, что предприниматели, работники которых были мобилизованы, были вынуждены продолжать платить этим людям зарплаты. Но из государственного бюджета на это денег не было выделено. Наработанные рекомендации были учтены Минсоцполитики и Минфином. И в конце декабря 2015 года работодателям было возмещено около двух миллиардов 700 миллионов гривен.

Другие системные отчеты касаются подключения к энергоснабжению, отношений с естественными монополистами, ВЭД, администрирования налогов и злоупотреблений со стороны правоохранительных органов. Все они имеются в свободном доступе на нашем сайте.

Есть и другие цифры. Так, возмещение НДС составило почти 400 млн грн. Также существует система электронного администрирования НДС, там у налогоплательщиков может возникать минусовое сальдо, которое не совпадает с данными в накладных. Здесь финансовый эффект составил более 100 млн грн.

Есть отдельный пласт работы с Национальной комиссией, осуществляющей государственное регулирование в сфере энергетики и коммунальных услуг, и ГП «Энергорынок». Здесь где-то 70 млн грн фигурирует.

— Вы уже отметили, что не занимаетесь жалобами, вопрос которых находится на рассмотрении в суде или по существу жалобы есть судебное решение. Еще есть какие-то «фильтры»?

— Мы не принимаем к рассмотрению вопрос, если жалобщик не дает никакой доказательной базы, если мы видим, что это не жалоба, а кляуза, ведь нам нужны факты.

Ярослав Грегирчак. Интервью АСН Украина. asn.in.ua

Или если жалобщик не совершал никаких попыток самостоятельно разобраться. (К примеру, у ГФС есть возможность административной апелляции, налогоплательщик, прежде чем судиться с ДФС, имеет возможность подать инициативную жалобу на областном уровне). Даже факт отсутствия ответа государственных органов будет свидетельством того, что жалобщик от собственного имени обращался, действовал.

Бывает, к нам идут, а спор имеет классический частноправовой характер, рейдерство. Такие жалобы мы не рассматриваем.

Эти критерии изложены в нашем Регламенте, который есть на нашем сайте.

— Какой бизнес в основном к вам обращается? Есть ли крупный, у которого мощные юристы?

— Крупный бизнес составляет около 20%. Они действительно могут воспользоваться профессиональной юридической помощью.

80% жалобщиков — средний и малый бизнес.

80% жалобщиков  – средний и малый бизнес

— На что больше всего жалоб? Коррупция? Законодательство?

— Недобросовестное поведение может проявлять себя в разных вещах: кому-то не выдали лицензию, кому-то не возместили НДС, против кого-то открыли необоснованно уголовное производство и т.п.

Несомненным лидером в нашем печальном хит-параде ключевых проблем 2015 года были и остаются сейчас налоговые вопросы. Второе место занимают действия государственных регуляторов. Конечно, бизнес просит изменить законодательство. Немалый имеем пласт злоупотреблений местных властей.

Несомненным лидером в нашем печальном хит-параде ключевых проблем 2015 года были и остаются налоговые вопросы

По состоянию на 1 февраля из общего числа жалоб — 18% касались правоохранительных органов, злоупотреблений положениями уголовного права и процесса. Это можно назвать попыткой делать бизнес на бизнесе. Определенная часть жалоб касается Государственной исполнительной службы, когда есть судебное решение, оно не выполняется, саботируется на самых разных уровнях.

Ярослав Грегирчак. Интервью АСН Украина. asn.in.ua

— Все требует финансов. Где вы их берете? Есть же соблазн дополнительно подзаработать, будучи не модераторами, а посредниками, коррупционным звеном?

— Мы за свою работу с жалобщиков денег не берем. Омбудсмена и двух заместителей назначает КМУ соответствующим распоряжением. Но это не делает нас государственными служащими. Наше финансирование обеспечивается ЕБРР через специальный мультидонорский счет, открытый в Лондоне.

— Зарплаты тоже?

— Да.

— Они высокие?

— Если взять зарплаты на рынке, то размер довольно приличный. Не могу раскрыть цифру. Предусмотрено договором, что это — конфиденциальная информация. Ориентировочно скажу, что она на уровне старшего юриста или руководителя практики международной юридической фирмы.

Юлия Артамощенко, фото Дмитрия Липавского, АСН


Просмотров: 317

Другие важные новости и публикации

Еще интересное
Приключения украинцев в Вене: 16 часов без еды и тепла из-за поломки нового вагона
Приключения украинцев в Вене: 16 часов без еды и тепла из-за поломки нового вагона
Пассажирский поезд «Вена - Киев» сломался в столице Австрии 11 декабря, из-за чего украинцы после 16-часового ...
Ученые нашли рак у двухтысячелетней египетской мумии
Ученые нашли рак у двухтысячелетней египетской мумии
Специалисты из больницы "Краус" в Сиракузах (штат Нью-Йорк, США) обнаружили раковую опухоль у египетской мумии...
Тело экс-участницы Дома-2 несколько дней провалялось под забором в снегу
Тело экс-участницы "Дома-2" несколько дней провалялось под забором в снегу
Экс-участница популярного российского телепроекта "Дом-2" Мария Политова, предположительно, скончалась три-чет...
Трангендер родил бесполого ребенка
Трангендер родил "бесполого" ребенка
В США трансгендер Кэйси Салливан стал первым человеком, который родил ребенка пока был женщиной, а потом решил...
Участницу Дома-2 нашли мертвой в Подмосковье
Участницу "Дома-2" нашли мертвой в Подмосковье
Экс-участницу популярного российского телепроекта "Дом-2" Марию Политову нашли мертвой в Щелковском районе Под...
больше материалов


/-0,3904402256012-/ /-pc-/
Подписывайтесь на нас в Facebook
Top