Подписывайтесь на нас в Facebook
Спасибо, я уже с Вами.
counter
Лента новостей
Выбрать все
14 Декабря
13 Декабря
Все новости...

Артем Сытник: Личность антикоррупционного прокурора не должна оставлять сомнений в честности конкурса

Артем Сытник: Личность антикоррупционного прокурора не должна оставлять сомнений в честности конкурса

Национальное антикоррупционное бюро Украины (НАБУ), которое было создано согласно закону еще в октябре прошлого года, к полноценной работе так и не приступило. Причина – нет антикоррупционного прокурора, которого не избрали до сих пор. В то же время Президент Петр Порошенко настаивает, что эффективный механизм борьбы с коррупцией должен реально начать свою работу уже с 1 декабря. Это означает только одно – для избрания прокурора осталось меньше двух недель.

Тем не менее, в Бюро все же надеются, что с поставленной главой государства задачей справятся, даже обещают, что в первый день зимы появятся первые уголовные производства, хотя и отмечают при этом, что далеко не все зависит именно от них. О том, чем сейчас занимается НАБУ, а также о трудностях с избранием антикоррупционного прокурора «Аналитической службе новостей» (АСН) рассказал его директор Артем Сытник.

— Артем Сергеевич, приоткройте завесу над тайной – что сейчас делаете?

— Ну, не такая это уж и тайна. Пока ждем антикоррупционного прокурора, нарабатываем материалы для начала расследований в рамках Уголовного кодекса. Я уже не раз говорил, что приступить к расследованиям НАБУ было готово еще с 1 октября. Но, к сожалению, процедура назначения антикоррупционного прокурора от нас не зависит. А именно это – та единственная причина, которая помешала нам начать работать с октября. Она же может помешать приступить к работе и 1 декабря. Но я все же надеюсь, что к этому времени антикоррупционный прокурор у нас появится. Мы же, в свою очередь, тоже времени даром не теряли – и нашли за этот период, давайте считать его подготовительным, много интересных вещей.

— Например?

— Не могу пока об этом говорить. Пусть это будет сюрпризом.

— Речь о каких-то конкретных делах?

— Их можно сравнивать с журналистскими расследованиями. У нас есть доступы к базам данных Минюста, ГАИ. Сейчас решается вопрос о подключении баз данных Государственной фискальной службы. Наш аналитический отдел, пользуясь этими базами данных, уже нашел интересную информацию, которая будет использоваться при расследованиях. Поэтому я не исключаю, что первые производства будут открыты уже в самом начале работы Бюро.

— Претендентов на должность антикоррупционного прокурора достаточно много. У вас есть свои предпочтения, то есть с кем бы вам было комфортнее работать?

— Я не могу называть конкретных фамилий, потому что отдельными политиками, да и не только ими, это может быть расценено как давление на комиссию. А что касается конкретно работы, то тут главное – связка «следователь – прокурор». Прокурор обязан прежде всего обеспечить полное соблюдение законодательства, прав человека. Мы же, со своей стороны, должны сделать все, чтобы законно доказать вину. Если же достаточных доказательств не будет, закрыть дело. Другими словам, установить истину.

Поэтому я не исключаю, вне зависимости от результатов конкурса, что будет взаимная критика. Но это нормальный конструктивный процесс. Главное, чтобы наша работа не нивелировалась. Но поскольку антикоррупционной прокуратуре уделяется огромное внимание, думаю, принимать неадекватные решения кому бы то ни было будет крайне сложно.

— Как вы считаете, почему тормозится избрание антикоррупционного прокурора?

— Много времени ушло на формирование конкурсной комиссии. Я думаю, если бы парламент – после того как вступил в силу Закон «О прокуратуре», что произошло 15 июля, – сразу делегировал своих кандидатов в комиссию по отбору антикоррупционного прокурора, то процесс можно было завершить еще до 1 октября. А у нас 7 представителей от ВР были определены, если не ошибаюсь, аж 24 сентября. То есть два месяца было просто потеряно.

Что касается самого конкурса, то я не могу сказать, что он проходит медленно или тормозится. Есть определенные вещи, которых нужно придерживаться, чтобы сам конкурс не назвали профанацией. Достаточно много времени нужно даже на подготовку документов, не говоря уже о проведении тестирований и собеседований. Работа идет. И пока я не слышал замечаний от общественности или наших западных партеров.

Я уже неоднократно заявлял, что, возможно, лучше выбрать не того человека, который проявит себя лучшим в этом конкурсе, а того, чья кандидатура не оставит сомнений в прозрачности и честности этого конкурса.

— На 2016 год НАБУ попросило выделить из госбюджета 800 миллионов гривен…

— То есть вы думаете, что это много? Для общего понимания: только один микрофон, с помощью которого осуществляется видеоконтроль, стоит миллион 200 тысяч! Одним, понятное дело, не обойтись. А НАБУ еще нужны автомобили, компьютеры, сервисное оборудование. Так что 800 миллионов – это фактически та минимальная сумма, с помощью которой можно технически запустить Бюро. В обществе должно быть понимание, что для выполнения сложных технических задач необходима соответствующая аппаратура, а она очень дорогая.

Если мы не будем иметь возможности самостоятельно прослушивать фигурантов уголовных производств, а будем делать это через СБУ, то очень велики риски утечки информации. Можно платить людям зарплату и ничего не делать. Но какой смысл и эффективность от такой работы?

— То есть сумма оправдана?

— Эта сумма расписана, включая носки и белье для нашего спецподразделения. Но сейчас это только проект бюджета. И я не исключаю, что нам нашу просьбу удовлетворят частично. На сегодня в том проекте, который нам показывали, в графе «капитальные расходы» стоит ноль. А в этом году было выделено 15 миллионов гривен. То есть фактически на два года правоохранительному органу на капитальные расходы выделяется всего 15 миллионов. Чтобы начать работу на нужном уровне, этого недостаточно. Нужно учитывать и то, что по законодательству у Бюро большие полномочия, но для того чтобы их имплементировать, необходимо создание соответственной материальной базы.

— Вы критиковали законопроекты о спецконфискации, аресте имущества и создании нацагентства по поиску активов после внесения в комитете первых правок, которые входили в так называемый пакет безвизовых документов. А той редакцией, которая принята парламентом, довольны?

— Нет. Дело в том, что они выписаны так, что любая работа по возвращению активов будет сведена к нулю. Как по мне, лучше бы осталась та редакция, которая была, чем та, которую приняли.

— То есть та, которую подавал Кабмин?

— Это вообще был бы идеальный вариант, потому что они предоставляли бы гораздо больше возможностей. А у нас получается, что работа правоохранительных органов с активами критикуется, но при этом законодательная база, которая регламентирует этот процесс, ухудшается. Принятые законы очень сильно подорвут работу.

— Но как именно?

— Элементарный пример. Чиновник получил взятку или украл определенную сумму денег. Он покупает на эти средства жене «Бентли», не вдаваясь в подробности, где их взял. Когда начнется расследование, даже если чиновник признает свою вину, жена при допросе не признает, что деньги были получены преступным путем. Ведь ей это было, по сути, неизвестно. А закон звучит так, что нужно доказать, что третье лицо знало или должно было знать, что имущество приобретено за средства, полученные преступным путем. Иначе этот человек будет считаться добросовестным приобретателем.

Так написано в окончательной принятой редакции. Поэтому происходит абсурдная ситуация, когда чиновника можно задержать и посадить в тюрьму, а что касается активов, то все они так и будут находиться у третьих лиц, которые ничего не знали о том, как были приобретены эти средства.

— Ситуацию еще можно изменить?

— Да. Насколько я знаю, спикер уже отправил эти законы на изучение в ЕС на предмет их соответствия требованиям, которые ставились в ходе выполнения плана по безвизовому режиму. Поэтому пока ждем результат.

Дарина Шварцман, АСН


Просмотров: 117

Другие важные новости и публикации

Еще интересное
Приключения украинцев в Вене: 16 часов без еды и тепла из-за поломки нового вагона
Приключения украинцев в Вене: 16 часов без еды и тепла из-за поломки нового вагона
Пассажирский поезд «Вена - Киев» сломался в столице Австрии 11 декабря, из-за чего украинцы после 16-часового ...
Ученые нашли рак у двухтысячелетней египетской мумии
Ученые нашли рак у двухтысячелетней египетской мумии
Специалисты из больницы "Краус" в Сиракузах (штат Нью-Йорк, США) обнаружили раковую опухоль у египетской мумии...
Тело экс-участницы Дома-2 несколько дней провалялось под забором в снегу
Тело экс-участницы "Дома-2" несколько дней провалялось под забором в снегу
Экс-участница популярного российского телепроекта "Дом-2" Мария Политова, предположительно, скончалась три-чет...
Трангендер родил бесполого ребенка
Трангендер родил "бесполого" ребенка
В США трансгендер Кэйси Салливан стал первым человеком, который родил ребенка пока был женщиной, а потом решил...
Участницу Дома-2 нашли мертвой в Подмосковье
Участницу "Дома-2" нашли мертвой в Подмосковье
Экс-участницу популярного российского телепроекта "Дом-2" Марию Политову нашли мертвой в Щелковском районе Под...
больше материалов


/-0,40756702423096-/ /-pc-/
Подписывайтесь на нас в Facebook
Top