Подписывайтесь на нас в Facebook
Спасибо, я уже с Вами.
counter
Лента новостей
Выбрать все
14 Декабря
13 Декабря
Все новости...

Юрий Стець: Выполнив эти функции, я подам в отставку

Юрий Стець: Выполнив эти функции, я подам в отставку

Когда в декабре 2014 года Юрия Стеця назначили министром не существующего еще тогда Министерства информационной политики, в обществе поднялся чрезвычайный шум. Общественность, хотя и осознавала важность информационной составляющей в ведении гибридной войны с Россией, не понимала, зачем создавать для этого министерство. Тем более, в начале не было понятно, чем именно будет заниматься «Минстець», как окрестили ведомство коллеги-журналисты. Юрий Стець вот уже полгода в кресле министра информационной политики. Что удалось сделать за это время и над чем еще стоит попотеть? Об этом и многом другом Юрий Стець рассказал в интервью «Аналитической службе новостей».

- Экспертным советом при Министерстве информационной политики разработан проект Концепции национальной информационной безопасности. Когда ожидается принятие документа, каковы его основные идеи?

- Концепция наработана и на стадии обсуждения. В течение месяца побываем во всех регионах Украины и проведем круглые столы с участием местных лидеров общественного мнения и журналистов, выслушаем их замечания к документу. Параллельно экспертную оценку Концепции должны дать наши партнеры, в частности ОБСЕ и НАТО. Когда же получим все наработки, то передадим их в Кабмин.

Затем правительство как субъект законодательной инициативы внесет Концепцию на рассмотрение в Верховную Раду. Планируем, что в сентябре документ рассмотрят профильные комитеты Верховной Рады — Комитет по вопросам национальной безопасности и обороны и Комитет по вопросам свободы слова и информационной политики.

Еще добавлю, Концепция информационной безопасности — это документ, из которого потом будут рождены три официальных документа: Президенту будет предложена на рассмотрение доктрина информационной политики, Верховной Раде — проект закона об информационной безопасности Украины, Кабинету Министров — государственная программа развития информационного пространства Украины.

Что же касается основных идей концепции — это защита информационного пространства и информационного суверенитета Украины.

- Каким образом обеспечивать эту защиту?

- С помощью общества, журналистов, в том числе и органов власти, которые отвечают за информационную безопасность.

- Объясните, как на практике журналисты должны заботиться об информационной безопасности?

- Журналисты должны делать свою работу — писать правду.

- Но иногда эта правда вредит нашим военным. Например, недавно в сети появился подробный фотоотчет о том, как строят фортификационные сооружения, с указанием на все недостатки. Военные говорят, что такая деятельность журналистов им очень вредит. Конечно, не призываем к цензуре, но, возможно, стоит на период военных действий установить определенные пределы этой правды?

- Частично согласен. Я не обвиняю журналистов, но, например, когда репортер на прямой связи с телеканалом говорит, что позади меня последний блокпост, здесь находится пять наших ребят, с тремя автоматами, с двумя «рожками» — и они не защищены, и через три минуты «Грады» накрывают этот блокпост, то фактически это приводит к человеческим потерям. Должен ли журналист нести за это ответственность, хотя бы морально-этическую? Да. Но если эта работа не регламентирована ни одним документом, тогда журналист не знает, что он может делать, а что — нет. Для этого и нужно нарабатывать документы, которые установят правила игры, в том числе и в работе журналистов на линии разграничения. Такие документы существуют в других странах. Например, были наработаны в США во время войны Ирак-1, Ирак-2. Сами этот опыт мы использовали в разработке наших документов.

- Какие законы необходимо в первую очередь принимать в сфере усиления информационной безопасности?

- Например, закон о прозрачности медиасобственников (принят за основу 16 июня 2015 года,  — авт.). Ведь если мы будем знать владельца медиа, тогда будет легче защищать государство от медиа, принадлежащих стране-агрессору. Я убежден, что эти СМИ не имеют права вещать на территории Украины.

Я напомню, что в Украине зарегистрировано более 200 медиа, а мы знаем примерно 10—15 их владельцев.

- Относительно общественного телевидения. Когда реально его запустить?

-Этот вопрос лучше было бы адресовать Зурабу Аласании (глава НТКУ, —авт.). Знаю, что ему тяжело, и что палки в колеса ставят, и я знаю, что делать, чтобы эти палки сломать, и я буду это делать.

- На каком этапе создание Ukraine Tomorrow?

- Мы уже прошли юридические процедуры передачи нам телеканала БТБ, сегодня проходим юридическую процедуру передачи нам канала УТР. Параллельно идет разработка закона об иновещании и поиски кадров для этого канала.

Думаю, для запуска Ukraine Tomorrow нам нужен еще месяц: получим в управление телеканалы и будет принят закон об иновещании.

- Какие у Вас надежды на Ukraine Tomorrow?

- Есть 30 миллионов украинцев, которые проживают за пределами Украины, и сотни миллионов людей, которые общаются на русском языке, смотрят только российские пропагандистские телеканалы и не получат альтернативной информации. Мы должны им дать эту альтернативу — услышать точку зрения официального Киева о событиях на востоке. И потом телезритель пусть сам решает, где правда, а где нет.

У меня мама живет на севере Италии. И когда она мне звонит и говорит: Юрий, наконец НАТО воюет за нас. А я говорю, мама, где ты это увидела? Она отвечает: по телевидению, там семь российских каналов и ни одного украинского.

- Ссоритесь?

- Ссоримся. Случается, что она использует даже ненормативную итальянскую лексику, а я — ненормативную украинскую.

- Некоторые парламентарии, когда говорят о контрпропаганде России, отмечают, что Украине будет трудно воевать, ведь на это не выделяют достаточно ресурсов. По-вашему, проблема только в деньгах?

- Первая — это недостаток понимания у значительного числа людей во главе государства, что проигрыш в информационной войне в Украине привел к реальным жертвам. И если мы сейчас как можно быстрее не станем на государственном уровне противодействовать российской пропаганде, эти жертвы будут только расти. Но мы будем пробивать деревянные двери украинского политикума. Второе — это экономическая составляющая. Мы знаем, что происходит с экономикой Украины, мы знаем, что каждый день сотни миллионов гривен идут на расходы, связанные с войной на востоке.

- Все-таки, из-за нехватки средств можно проводить контрпропаганду?

- Эффективно — нет. Но одновременно пытаемся делать все возможное. МИП уже реализовал значительное количество программ, почти не используя государственных средств. За три месяца работы мы потратили только несколько тысяч государственных средств, но реализовали программы на миллионы.

- Какие это программы?

- «Крым — это Украина»  — реализованная коммуникативная кампания в Украине и за ее пределами. Это первая кампания, которая вышла за пределы Украины. Ни копейки государственных средств мы не потратили.

- Были инвесторы?

- Инвесторы — это в бизнесе. У нас меценаты, донорские организации, партеры, бизнесмены, собственные средства работников министерства. Это также касается и других программ.

Информационная безопасность государства — это задача и обязательства, в первую очередь, государства, а затем уже информационных волонтеров

Но еще раз говорю, информационная безопасность государства — это задача и обязательства, в первую очередь, государства, а затем уже информационных волонтеров. Но, к сожалению, сейчас такая ситуации. Как сказано: «Делай, что должен, и будь, что будет». Я делаю, что должен.

- Социальная кампания «Крым — это Украина» в России проводится?

- Рекламная социальная кампания «Крым — это Украина» не может быть проведена в России из-за риска для жизни любого человека, который выйдет с инициативной разместить такой бигборд напротив офиса Путина.

- А в Крыму?

- Вы знаете, сколько ваших коллег-журналистов ежемесячно задерживают путинские ставленники в Крыму? Они также рискуют жизнью. Я не скажу, что мы не пытаемся это делать. Но если мы понимаем, что есть реальный риск и угроза ареста или жизни человека, то очевидно, мы не имеем права рисковать жизнью человека.

- Какую роль социальные сети могут играть в информационной войне?

- Социальные сети сейчас наиболее развитый сектор, который используют в информационных войнах. Не только внешний агрессор, а в том числе и политические силы во время выборов. Именно поэтому мы создали медиаплатформу, которая занимается Интернетом и социальными медиа —  Фейсбуком, Твиттером, Вконтакте, Одноклассниками.

За последний месяц развенчивание фейков стало более эффективным. В частности, это заслуга МИП. Вы уже не видите распространение информации вроде истории с распятым мальчиком? Этого сейчас нет. Такая информация не находит реализации даже с колоссальными ресурсами, которые вкладывает Российская Федерация. Почему? Потому что наша мониторинговая группа при МИП быстро отслеживает эти фейки, наши аналитики нарабатывают ответ, и мы быстро с помощью медиаплатформы опровергаем эту информацию. Именно поэтому интернет-атаки со стороны России сейчас неуспешны.

- Очень много скепсиса звучит в сторону информационных войск, их даже называют «диванной сотней» ...

- Счастья и здоровья тем людям, которые скептически относятся, но что-то делают. А критикам, которые сидят в Фейсбуке, и только то и делают, что рассказывают, как они разбираются в «Градах», кассетных минах, в точках У, и при этом не идут на передовую, — я передаю привет.

- Как достучаться до сердец жителей оккупированных территорий? Это вообще реально сделать?

- Сложно. Но не делать этого нельзя. Я оставлю этот вопрос без ответа, ибо если мы хотим делать, в том числе и публичные обсуждения нынешних наработок, тогда они будут неэффективными. Это так же, как рассказать сколько у нас автоматчиков стоит на переднем блокпосту.

- Донбасс рано или поздно будет освобожден. Как потом психологически реинтегрировать «оккупированных жителей» в Украине? У Министерства есть какие-то наработки?

Территорию Донецка ни разу не обстреливали украинские Вооруженные силы

- С помощью разъяснительных работ, в частности с указанием конкретных аргументов и фактов того, что, например, территорию Донецка ни разу не обстреливали украинские Вооруженные силы. Есть четкие фото- и видеодоказательства того, что там происходит. Именно таким образом. Это надо делать и мы будем делать.

- Какова ситуация с украинскими СМИ на Донбассе?

- 30% Донецка могут смотреть украинское телевидение и слышать украинское радио, в частности показывают «1 + 1», «Эспрессо-ТВ», «5 канал», «Украина», транслируют «Радио 24». Очень много сделано, чтобы возобновить вещание, в частности и на территории, неподконтрольной ВСУ. Но регионы, расположенные ближе к России, не имеют никаких украинских телеканалов, и это понятно.

- Вы часто бываете в зоне АТО, по вашим наблюдениям меняется сознание граждан — улучшается, ухудшается?

- Есть люди, которых почти невозможно переубедить. Например, на освобожденной территории стоит бабушка и говорит, что она вчера видела в небе американские вертолеты. На вопрос, откуда вы знаете, что это именно американские, она ответила, что разбирается в этом. И как ее убедить, что там нет американских вертолетов? Она верит в то, что сама себе придумала, и распространяет эту информацию. Ее не переубедить никогда.

Однако есть много людей, молодых, которых можно убедить с помощью фото-, видеодоказательств. И лучшие аргументы, которые сейчас могут быть в Украине, — это улучшение экономического состояния.

- Возможно нам стоит в зону АТО информационных партизан забрасывать?

- Они работают там. Но это не та информация, которая требует публичного обсуждения.

Если здесь, на территории, подконтрольной Украине, начнется экономический рост — это будет лучшим агитпродом для людей, которые живут на временно оккупированных территориях

Акцентирую внимание на другом — если здесь, на территории, подконтрольной Украине, начнется экономический рост — это будет лучшим агитпродом для людей, которые живут на временно оккупированных территориях. Это будет лучшим аргументом, что они должны вернуться в Украину.

- Несмотря на то что вступил в силу закон о запрете российских сериалов, телеканалы продолжают их транслировать. Будет на это реагировать МИП?

- Я видел заявление одного из членов Нацсовета Владислава Севрюкова о том, к каким ухищрениям прибегают украинские телеканалы, чтобы обойти этот закон и показывать российские сериалы. Со своей стороны буду пытаться убеждать медиаменеджеров не нарушать законы, в том числе и этот. Механизмов для этого достаточно.

- Не опоздали ли мы с созданием МИП?

- Опоздали. 24 года назад необходимо было создать это Министерство, запустить общественное радио и телевидения. Если бы сделали это, Украина сейчас жила бы при других обстоятельствах. У нас не было бы столько жертв на востоке и в Крыму.

- В зоне АТО издают какую-то фронтовую газету?

- И не одну. Газета «Украина единая» имеет тираж более миллиона экземпляров. За свой счет и за счет моей жены Яны Конотоп уже вышло 75 номеров издания.

- Как ее распространяют?

- У нас постоянно работает мониторинговая миссия. Например, в Донецкой области пресс-центром АТО занимается мой советник Александр Бригинец, в Луганской области — Анна Коваленко. Мы отработали логистику доставки прессы туда. Также в этом помогают министр внутренних дел Арсен Аваков и министр обороны Степан Полторак.

- Президент недавно в послании к Верховной Раде сказал, что в сентябре было бы целесообразно пересмотреть состав правительства. Вы не боитесь потенциальной отставки? Стоит ли на этом этапе менять министра информполитики?

- Не боюсь. Президент сказал, что каждый пройдет свое ВНО, и я готов это сделать.

- Какие «хвосты» за собой чувствуете?

- Пока мы идем согласно дорожной карте, которую мы себе наметили и которую я озвучил через девять дней после моего назначения. Мы выполняем тот функционал, за который мы отвечаем. Я готов к этому ВНО хоть сегодня. Если коалиция определит, что можно остаться, я останусь, если определит, что не оставаться, то я спокойно уйду и буду как волонтер делать то, что делаю сейчас.

Всю свою зарплату все руководители министерства тратят на нужды бойцов АТО.

- А на какие средства они тогда живут?

- Те люди, которые работают в министерстве, по крайней мере на руководящих постах, не бедные и могут себе это позволить.

- Война закончится, что будет с Министерством?

- В любой нормальной демократической стране конкретный орган власти создается под конкретные задачи. Понятно, выполнив эти функции, я подам в отставку.

Фото: Виктор Ковальчук

Елена Галаджий, Дарина Шварцман, АСН


Просмотров: 76

Другие важные новости и публикации

Еще интересное
Приключения украинцев в Вене: 16 часов без еды и тепла из-за поломки нового вагона
Приключения украинцев в Вене: 16 часов без еды и тепла из-за поломки нового вагона
Пассажирский поезд «Вена - Киев» сломался в столице Австрии 11 декабря, из-за чего украинцы после 16-часового ...
Ученые нашли рак у двухтысячелетней египетской мумии
Ученые нашли рак у двухтысячелетней египетской мумии
Специалисты из больницы "Краус" в Сиракузах (штат Нью-Йорк, США) обнаружили раковую опухоль у египетской мумии...
Тело экс-участницы Дома-2 несколько дней провалялось под забором в снегу
Тело экс-участницы "Дома-2" несколько дней провалялось под забором в снегу
Экс-участница популярного российского телепроекта "Дом-2" Мария Политова, предположительно, скончалась три-чет...
Трангендер родил бесполого ребенка
Трангендер родил "бесполого" ребенка
В США трансгендер Кэйси Салливан стал первым человеком, который родил ребенка пока был женщиной, а потом решил...
Участницу Дома-2 нашли мертвой в Подмосковье
Участницу "Дома-2" нашли мертвой в Подмосковье
Экс-участницу популярного российского телепроекта "Дом-2" Марию Политову нашли мертвой в Щелковском районе Под...
больше материалов


/-0,44192504882812-/ /-pc-/
Подписывайтесь на нас в Facebook
Top