Лента новостей
Выбрать все
Фильтровать тематики Выбрать
29 Мая
28 Мая
Лента новостей
Выбрать все
Фильтровать тематики Выбрать
29 Мая
28 Мая

Дмитрий Шимкив: В Украине должны соревноваться политические партии, а не кланы

01.12.2015, 12:37 Дарина Шварцман, фото Виктора Ковальчука, АСН Печать
Дмитрий Шимкив: В Украине должны соревноваться политические партии, а не кланы

Дмитрий Шимкив в большую политику пришел из бизнеса. В июле 2014 года он покинул пост генерального директора «Microsoft Украина» и стал заместителем главы Администрации Президента по вопросам проведения административных, социальных и экономических реформ, однако до сих пор больше похож на бизнес-топ-менеджера, чем на типичного украинского чиновника-бюрократа.

Об обысках в IT-компаниях, дальнейшей судьбе электронных петиций, а также о том, когда в Украине наконец-то появится полноценное электронное управление, введение которого снимает ряд спровоцированных бюрократическим механизмом проблем, Шимкив рассказал в интервью «Аналитической службе новостей» (АСН).

— Дмитрий Анатольевич, в последнее время в стране слишком пристальное внимание к IT-бизнесу. Более того, силовыми структурами был проведен ряд обысков, когда изымались серверы. Вы же утверждаете, что это преступление против национальных интересов, которое повлечет за собой подрыв имиджа одной из наиболее привлекательных отраслей...

— Сейчас я очень тщательно изучаю это дело, стараюсь во всем разобраться. У нас уже есть материалы Службы безопасности Украины и Государственной фискальной службы. Но чтобы сделать какие-то выводы, нужно еще дождаться материалов Министерства внутренних дел. Однако у нас уже есть определенные замечания к правоохранительным органам.

Во-первых, почему для получения разрешения на обыск судьи выбирают одни и те же суды. Во-вторых, мы видим часто некорректное поведение правоохранительных органов по отношению к сотрудникам тех компаний, где проводятся обыски. В частности применяется сила, чего не может быть априори. Когда к талантливым людям приходят «матросы железняки» и пытаются работать гэбистскими методами, это недопустимо. Вне всякого сомнения, такие действия влияют на имидж Украины, прежде всего на возможность размещения заказов, не говоря уже о том, что это прямое преступление против поступления валюты в нашу страну.

— Но даже если предположить, что силовики в чем-то неправы, обыски же небезосновательны? Возможно, стоит более четко прописать правила игры на рынке IT-индустрии, чтобы у айтишников не возникало недоразумений с представителями власти?

— Сразу хочу отметить, что в отдельных компаниях обыски были безосновательными. Однако в некоторых основания для обысков, к сожалению, были. Например, случается, что на серверах определенных хостеров находятся сепаратистские сайты. При этом они знают о содержании таких сайтов и продолжают получать деньги за хостинг. Но в таком случае они автоматически становятся соучастниками преступления и должны это понимать.

Такие факты есть, они доказаны. Сделать это несложно. Кроме того, у нас есть финансовые компании, которые перестали проводить транзакции с территории сепаратистов, а есть и такие, которые продолжают это делать, говоря при этом, что «деньги — это деньги». Поэтому когда возникли проблемы, они начали заявлять, что оказывается давление на их бизнес. Но здесь на самом деле происходит подмена понятий.

Дмитрий Шимкив, интервью АСН (Украина), Аналитическая служба новостей

— Тогда какие претензии к правоохранительным органам?

— К ним много вопросов. В частности, на каких основаниях проводились обыски, почему просто нельзя было скопировать данные с серверов, если закон предусматривает такую ​​возможность? Если у правоохранительных органов нет для этого ресурсов, то это уже их проблема. Поэтому тут на самом деле важно защитить честный украинский бизнес, дающий работу профессионалам, интеллектуалам, которые зарабатывают большие деньги и приносят стране валюту.

Кроме того, им необходимо создать надлежащие условия труда, иначе специалисты просто вынуждены будут эмигрировать. Сейчас работает много программ в Западной Европе, США, Канаде, к которым с удовольствием привлекают наших специалистов. Поэтому очевидно, что попытки правоохранительных органов вытеснить интеллектуальный потенциал украинского общества за границу — это уничтожение национальных интересов.

— Но специалисты уезжают за границу не только из-за обысков. Причем речь идет не только об айтишниках, но и о представителях других профессий. Как это остановить?

— Ясно, что не из-за обысков — глобальная миграция будет всегда. Люди из Дании, Швеции, Канады, например, едут работать в Таиланд, Сингапур, Китай. Это абсолютно нормально. Но когда внутри страны создаются условия, при которых люди не могут работать нормально, даже если платят все налоги, то есть делают все прозрачно, это ненормально.

— Тогда как наладить диалог между контролирующими органами и IT-бизнесом?

— Очень просто. Контролирующие органы сначала должны объяснить, почему они в определенных абсолютно законных бизнес-моделях видят похожую модель по отмыванию средств. Сначала придите, посмотрите, как люди работают, а потом уже делайте выводы.

— Но как контролирующим органам проверять бизнес?

— Если есть постановление на обыск, правовые основания, — давайте садиться и разговаривать, а не крушить все и изымать серверы. К тому же правоохранители не понимают, что на современном сервере может находиться не один сервер, а пятьдесят. Поэтому там могут быть данные, не относящиеся к делу. Мы же цивилизованная страна, поэтому и решать все нужно правовыми методами.

Когда я был директором «Microsoft Украина», неоднократно получал письма от правоохранительных органов с просьбой предоставить доступ к скайпу. Но они не получили ничего. Знаете, почему? Потому что есть международные правовые отношения, есть определенные позиции компании по защите персональных данных. Дело в том, что нашим правоохранительным органам следует понять, что методы, которыми они работают, — это консервативная, нетолерантная, закрытая модель страны.

Нашим правоохранительным органам следует понять, что методы, которыми они работают, — это консервативная, нетолерантная, закрытая модель страны

Дмитрий Шимкив, интервью АСН (Украина), Аналитическая служба новостей

— Вы будете что-то делать, чтобы как-то разрешить этот конфликт?

— Одна из основных задач, которую я ставлю сейчас перед собой, — сделать так, чтобы высокие технологии стали приоритетом в развитии страны. Но речь идет не о декларации — это должно быть закреплено конкретным юридическим документом. Именно над этим мы сейчас и работаем.

— На ваш взгляд, опыт каких стран в этой сфере может быть интересен Украине?

— Нельзя брать за основу только одну страну, необходимо ориентироваться на несколько моделей. Например, есть интересный опыт Израиля по привлечению инвестиций и созданию R&D-центров. Можем рассматривать как пример опыт Скандинавии по разработке и использованию e-government. Некоторые интересные модели аутсорсинга есть в Индии, Беларуси, Китае.

— Вы упомянули об электронном управлении. В отдельных министерствах и ведомствах уже используют экспериментальные системы. В АП электронный документооборот уже работает. Но почему у нас до сих пор так и не создана целостная система e-government?

— Потому что нет одного ответственного в правительстве на уровне министра. Если есть один ответственный, то он уже непосредственно разрабатывает план и реализует его. Сегодня у нас шесть различных ведомств занимаются информатизацией. По сути, это значит, что никто. А если будет один ответственный, то работа в этом направлении в любом случае будет продвигаться.

Вообще внедрение IT-сервиса — это действительно не проблема. Когда мы пришли в АП, там ничего не было. А сейчас уже есть инфраструктура, инструменты работы для современного офиса. Однако мы постоянно дорабатываем, допрограммируем, конфигурируем, учим людей. Это не одного дня дело.

— Кто должен назначить ответственного?

— Должно быть решение парламента.

— Вы не хотите взять на себя эту ответственность?

— Это зависит от коалиции.

Дмитрий Шимкив, интервью АСН (Украина), Аналитическая служба новостей

— Сколько времени нужно, чтобы создать и внедрить электронное управление?

— В Администрации вся инфраструктура была создана командой из пяти человек за четыре месяца. Сейчас мы готовы предоставить нашу систему любом министерству. Даже готовы написать очень четкие объяснения с поправкой на их инфраструктуру. Развертывание системы должно занять до недели, а дальше — обучение. Но для этого в каждом министерстве должен быть человек, который бы отвечал за это, и единый координационный центр в государстве, который бы контролировал такое внедрение.

Инструментально, чтобы внедрить электронное управление, не нужны бешеные деньги и масса времени. На нынешнем этапе развития, учитывая ограниченность государственных финансов, мы предлагаем не закупать для государства серверы, или закупать только в исключительных ситуациях. В будущем должен появиться государственный Data-центр, но сейчас тратить кучу денег на систему строительства, охлаждения, энергообеспечения, систему управления, охрану и т.д. — это достаточно неэффективно. Инвестируя 10-15 миллионов долларов, реальную выгоду получим только по окончании строительства и ввода в эксплуатацию, и то не сразу. К тому же загруженность системы будет примерно 15-30%. С точки зрения эффективности и сбережения государственных средств по примеру многих стран современного мира можно использовать облачные технологии, с которыми мы действительно можем стартовать немедленно.

Далее необходимо будет создать единую базу госслужащих и заменить всю бумажную документарную систему. Это все делается, это не фантастика. Для этого нужен единый орган, который как раз и начнет ломать старую систему и создавать новую.

— Какова польза для рядового украинца от электронного управления?

— Первое — если у вас есть электронный документооборот, то вы очень просто можете найти любое обращение, документ, находящийся в государственном органе власти. Можете посмотреть, кто над ним работает, сколько времени. То есть госслужащий будет понимать, что его информацию могут посмотреть, его контролируют — это и есть общественный контроль. Таким образом он будет пытаться работать быстрее и эффективнее.

Второе — аналитика. Можно будет проследить, по каким вопросам обращаются чаще всего. Третье — создание внешних сервисов для граждан, которым будут предоставлять определенные услуги. И самое главное, что ничего невозможного в создании e-government нет. Прежде всего нужны желание и возможность работать над этим. А финансировать готовы европейцы.

— То есть инвесторы уже есть?

— Да. Но деньги они выделят, только если будет Leadership.

Дмитрий Шимкив, интервью АСН (Украина), Аналитическая служба новостей

— Что касается петиций. Это очень интересный механизм. Однако учитывает ли Петр Алексеевич их хоть как-то в своей работе? Например, при планировании своей стратегии. Или это просто декоративный механизм и с ними работает только аппарат АП?

— Нет. Учитывая ограниченность времени на ответ, мы, увидев, что петиция наберет 25 тысяч голосов в свою поддержку, запускаем внутри различных ведомств процессы для анализа материалов на тему, которую затрагивает конкретная петиция. Так мы можем быть уверены, что ответ будет предоставлен вовремя и с учетом всех аналитических данных.

Президент на самом деле очень активный интернет-пользователь, пользователь социальных сетей. Он сам наблюдает за тем, какие петиции появились и чего хотят украинцы.

Президент на самом деле очень активный интернет-пользователь, пользователь социальных сетей. Он сам наблюдает за тем, какие петиции появились и чего хотят украинцы

— То есть Президент с ними лично знакомится?

— Безусловно. Электронные обращения украинцев не остаются без внимания главы государства. Он подробно знакомится с теми, которые мы подаем на рассмотрение. Если говорить о механизме прохождения петиций, то все выглядит примерно так: мы делаем докладную с предложениями по ответу. Президент очень часто лично пишет какие-то замечания, иногда даже возвращает на доработку, когда ответ плохо подготовлен. То есть я хочу сказать, что Президент с петициями работает — это факт.

У нас была интересная ситуация с петицией по Дарту Вейдеру. Были идеи ответить шуткой, но когда проанализировали голосование за нее, то увидели, что произошла закрутка голосов россиянами. Кому отвечать? Россиянам? Поэтому мы дали очень сухой ответ, без эмоций.

— Президент сам за петиции голосует?

— Этого, к сожалению, не знаю.

— А вы?

— Конечно. Я лицо политическое: если петиция меня заинтересовала, стараюсь, чтобы мое видение присутствовало через мою семью или людей, с которыми поддерживаю дружеские отношения. Для меня вообще важно, когда петиция набрала нужное количество голосов, защитить ее. Но только если эти голоса не накрученные. Кстати, от этого зависит и ответ. Будет он подробным, эмоциональным или — в случае манипулирования с голосами — сухим и коротким.

Дмитрий Шимкив, интервью АСН (Украина), Аналитическая служба новостей

— Вы говорили, что больше двух тысяч петиций не было опубликовано на сайте. Почему? Каких проблем они касались?

— Как правило, это петиции с нецензурной лексикой, с призывами к свержению конституционного строя, с оскорблениями в адрес различных политических лидеров. Соответственно это не публикуется, поскольку запрещено законом. Но я рад, что таких петиций мало. Большинство — действительно то, о чем люди думают и что их волнует.

— Многие недовольны интерфейсом сайта, потому что он не очень удобный. Будет ли он модернизироваться?

— Мы думаем об этом. Но у нас ограниченный ресурс, ведь большая часть человеческих ресурсов идет на защиту. Мы пытались интерфейс петиций сделать в том же стиле, что и сайт Президента. Очень часто просят объединить петиции. Но это невозможно. Ведь это два разных человека подали две разные петиции. Надо понимать, что петиция — это инструмент активной демократии. Человек должен принимать решение, если такая петиция уже есть, то лучше поддержать ее, чем создавать свою альтернативную и конкурировать. Можно сказать, что таким образом мы учимся демократии.

— Если говорить о демократии... Например, в Эстонии люди могут видеть рабочую электронную переписку всех чиновников. Может, и в Украине следует ввести такую ​​практику?

— Я не думаю, что это правильно, потому не сторонник такой практики. Есть вопрос внутренних корпоративных взаимоотношений. Вся переписка должна быть на украинских серверах, а правоохранительные органы в случае необходимости должны иметь доступ к этим серверам. Это нормально, это европейская практика. Но при этом должна сохраняться конфиденциальность переписки. Если открыть переписку чиновников, ее могут использовать для создания искусственных конфликтов. Есть так называемые e-mail-войны, когда люди пишут гневные письма внутри организаций. Более того, кто-то может написать очень резкий e-mail. Вывешивать это как простыню — плохой шаг по отношению к работникам, к коллективу.

Если открыть переписку чиновников, ее могут использовать для создания искусственных конфликтов

— В Администрации Президента стоит лицензионное программное обеспечение?

— У нас есть часть программного обеспечения, лицензию на которое мы только планируем приобрести. Это закладывается в бюджет на следующий год. Большую часть лицензионного программного обеспечения приобрели в этом году. В частности, весь back-end, то, что касается серверного программного обеспечения, обеспечивающего инфраструктуру. Владельцы ПО понимают, что у нас есть ограничения государственного бюджета, поэтому идут навстречу.

Дмитрий Шимкив, интервью АСН (Украина), Аналитическая служба новостей

— Как часто вы общаетесь с Петром Порошенко лично?

— Это зависит от обстоятельств. Бывают дни, когда несколько совещаний, а бывает, что несколько дней проходят вообще без моего участия. Все зависит от тематики. Моя тема — это инновации, координация реформ.

— У вас есть советники, помощники?

— Конечно. У нас есть проектный офис реформ, созданный для поддержки Национального совета реформ. Финансирование предоставляется ЕБРР (Европейский банк реконструкции и развития). Люди получают заработную плату официально, платят налоги. Соответственно для взаимодействия между органами власти они имеют статус советников Администрации.

— То есть зарплату они получают не от государства?

— Правильно, не от государства, но статус советников им необходим. Тем более, это условие предоставления финансовой поддержки ЕБРР. Они являются советниками Национального совета реформ.

— Если не секрет, какую зарплату получаете вы лично и довольны ли этой суммой?

— Нет, не доволен. Сейчас с надбавками получаю 20 тысяч гривен. Например, недавно мне узаконили знание английского языка, которое до этого не подтверждалось государственными стандартами. Если сравнивать мою нынешнюю зарплату с моими прошлыми доходами, то это намного меньше, в десятки раз. Однако по сравнению с доходами в среднем по Украине это нормальная заработная плата.

Если сравнивать мою нынешнюю зарплату с моими прошлыми доходами, то это намного меньше, в десятки раз. Однако по сравнению с доходами в среднем по Украине это нормальная заработная плата

— Поговаривают, что в АП еще дополнительно доплачивают. Это правда?

— Нет. Кто доплачивает? Мы не доплачиваем.

— Почему Администрацию Президента обнесли забором?

— Было несколько ситуаций, которые послужили причиной для таких действий. Существовала реальная угроза, особенно для нижних этажей. Поэтому выполнены рекомендации команды охраны и введено ограничение, но проход свободен. В окно моего кабинета на первом этаже можно закинуть что угодно.

Дмитрий Шимкив, интервью АСН (Украина), Аналитическая служба новостей

— А у вас окна не бронированные, как у генпрокурора?

— Нет, обычные. Я был против решения поставить вокруг АП забор, но на вопросы безопасности не влияю. К тому же в большинстве стран офис главы государства также огражден. Посмотрите на Белый Дом, Дуанинг-стрит. Они построены таким образом, что непосредственно подойти к зданию на расстояние, с которого можно что-то бросить, невозможно.

— Сколько времени в неделю вы работаете?

— Давайте вместе посчитаем. В среднем мой рабочий день начинается в 10:00, а заканчивается в полночь. Получается не менее 12:00 в день, иногда — 13-14. И так — пять дней в неделю плюс суббота. Так что в итоге получаем около 70 часов в неделю. Хватает ли на себя и на семью? У меня один выходной день — воскресенье, которое я посвящаю исключительно семье. Когда мне кто-то пытается назначить встречу на этот день, отказываю. Всем.

— Даже Президенту?

— Петр Алексеевич — это исключение. Но у него у самого большая семья, поэтому он понимает, насколько важно отцу быть с родными. Мне нужно общаться с детьми, у которых как раз такой возраст, который требует моего участия в их воспитании. Поэтому воскресенье — это их день.

— Не жалеете, что выбрали политику, отказавшись от бизнеса?

— Иногда действительно скучаю по бизнесу, по скорости принятия решений, инновационностью, по использованию современных технологий. Я привык всегда работать на острие инноваций, а здесь мы в некоторых вопросах значительно отстаем. Поэтому реально скучаю по креативной среде, где гораздо проще. Но, опять-таки, моя нынешняя работа — это возможность влиять на развитие страны, и для меня это большая ответственность. Я согласен с Борисом Ложкиным в том, что это немного напоминает армию, куда нас призвали, — и мы служим.

Дмитрий Шимкив, интервью АСН (Украина), Аналитическая служба новостей

— Если использовать привычную для большинства украинцев пятибалльную шкалу, то какую бы оценку вы себе поставили за работу?

— Наверное (задумался. — Авт.), четверку с минусом. Можно было бы сделать больше: где-то не смогли, где нас ограничили, где-то не хватило полномочий... Однако уровень достижений не может не радовать. Мы запустили 3G, проектный офис, открыли данные, ввели петиции, электронное управление и инфраструктуру в АП, построили ситуационную комнату по аналогии с Белым домом для Президента с аналитиками, запустили Нацсовет реформ и уже провели 14 заседаний. Конечно, и система ProZorro. Сейчас этим занимается Макс Нефедов и его команда. Также 2016 год мы провозгласили Годом английского языка. Я модерировал дискуссию относительно закона о закупке лекарств через международные организации. Есть конкретные вещи, которые лично для меня являются результатом.

В то же время определенный пласт работы не сделан. Например, не устраивает движение в антикоррупционных, судебных вопросах. В пассиве есть сложные политические переговоры. Очень сложно с выполнением коалиционного соглашения. Непростой иногда происходит диалог с парламентом, с Кабмином. Но я остаюсь оптимистом и верю в Украину, в то, что развитие абсолютно реально. Мы — очень молодая страна с точки зрения политической культуры. Со временем в Украине должны начать соревноваться политические партии, а не политические кланы.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции


По теме
Политика Панамские офшоры (римейк) 11 Мая
20:37

Панамские офшоры (римейк)

Панамские офшоры (римейк) В Верховной Раде требуют создать Временную следственную комиссию по офшорам. Эта тема взорвалась после обнародования информации о том, что многие отечественные власть имущие не гнушаются такими схемами сокрытия доходов и уклонения от уплаты налогов в Украине. Тема ВСК отстаивается громко и ярко. Но какова цель? Ведь таких комиссий в Раде создавалось немало. Но работа ни одной из них не закончилась увольнениями, судами или приговорами. Наоборот, в парламенте ходят старые шутки: «Хочешь заговорить и похоронить вопрос - создай по нему ВСК» или «Все пиар, кроме некролога». Деньги на кассу Олег ЛяшкоОднако лидер Радикальной партии Олег Ляшко утверждает, что на этот раз все иначе. Офшорный скандал с участием украинских власть предержащих заговорить не удастся. Радикалы же обещают блокировать работу парламента, пока не появится Временная следственная комиссия по офшорам Президента Петра Порошенко, председателя НБУ Валерии Гонтаревой, министра финансов Александра Данилюка (проект постановления об увольнении которого уже зарегистрирован в ВР). «Ключевое, чтобы «бабки» вернули - те, которые украли. И заплатили налоги. По оценкам экспертов, более 100 млрд долларов вывели из Украины. Налоги должны составлять 15% от этой суммы. Не исключаю, что власти будут пытаться дискредитировать работу комиссии. Направить ее в другое русло. Мы уже слышим заявления, что, мол, надо расследовать деятельность всех (в БПП заявили, что такая ВСК должна расследовать все случаи использования офшоров за всю историю нашей страны с 1991 года. - Авт.). Так они намекают на депутатов от оппозиции. Мы не возражаем. Но оппозиция коррупцией не занимается. Коррупцией занимается власть», - убеждает Ляшко. Главный радикал уверяет, что тема офшоров не является ширмой, цель которой - прикрыть другие вопросы. Например, кадровые: назначение генпрокурора и проведение ротации в ЦИК. «Мы не дали давить кнопки, провести закон под Юрия Луценко. Принятие закона под одного человека возможно разве что в азиатских деспотиях, а не в Европе. Известно, что они и дальше будут протаскивать его - не столько, чтобы дать человеку без юридического образования возможность стать генпрокурором, сколько чтобы Президенту Порошенко позволить управлять прокуратурой», - сказал он. Светлый путь Игорь ЛуценкоНа создании ВСК настаивает и «Батькивщина». Юлия Тимошенко во вторник, 10 мая, во время заседания согласительного совета ВР заявила, что комиссия должна изучить факты возможной причастности окружения Президента Украины Петра Порошенко к офшору, который покупал топливо у российского «Газпрома». Член Комитета Верховной Рады по вопросам предотвращения и противодействия коррупции, народный депутат Украины от фракции ВО «Батькивщина» Игорь Луценко пояснил АСН, что такая ВСК может быть действенной, хоть и правда механизма привлечения к ответственности нет. «Но комиссия - это путь, чтобы засветить все документы, выстроить логические конструкции, доказывающие вину или невиновность людей, а потом это обнародовать. Проблема беззубости комиссии заключается, в частности, в блокировании работы ВСК, а также в препятствиях в получении информации: кто-то отказывается приходить на заседания комиссии, документы не предоставляются и т.п. На этом работа останавливается», - пояснил он. В то же время Луценко признал, что действительно, граждане в нашей стране не слишком беспокоятся по поводу коррупционных скандалов и не требуют наказания виновных, часто мирясь с этим, дескать, «что поделаешь, все такие». И это еще и культивируется. «У нас есть дефицит реализации информации о коррупции. Действительно, что с того, если все будут знать, что у Насирова (главы ГФС. - Авт.) есть дом в Лондоне, у Порошенко - офшоры. А что дальше? Ничего. Цинизация общества продолжается. Люди теряют веру», - сказал он. Добавив, что важно сформулировать очень четкие и уголовно перспективные обвинения с доказательствами. Сила действия Михаил ГоловкоПоддерживает идею создания ВСК также представитель ВО «Свобода» в парламенте, член Комитета Верховной Рады Украины по вопросам налоговой и таможенной политики, нардеп Михаил Головко. «Конечно, если бы у нас был закон о ВСК, которым следственным комиссиям расширили бы полномочия, дали право вытребовать все документы, решение было бы сильнее, позволило бы обратиться ВСК в прокуратуру, Антикоррупционное бюро. Пока ВСК по офшорам выглядит несколько бутафорски. Но даже если ее решение будет носить рекомендательный характер, это будет аргумент для того, чтобы требовать действенности от силовых структур», - отметил нардеп. Головко считает, что в любом случае результаты работы ВСК по офшорам чиновников в то время, когда страна находится в глубоком социальном, экономическом кризисе, заставит виновных ответить. «Есть счета. Есть средства. Это все можно посчитать. И теперь вопрос в том, способны ли мы преодолеть коррупцию? Или отечественная система работает так, что коррупцию можно только возглавить? Если второе - не стоит ждать качественных изменений. А уже сейчас 60% экономики в тени. 118 млрд долларов выведено в офшоры за десять лет, а за последний год - около 13 млрд долларов», - акцентировал он. Иллюзорный страх Итак, на первый взгляд кажется, что создание ВСК, если не поможет, то и не повредит. Хотя в идеале все виновные должны покаяться и вернуть деньги в Украину. А глава государства вспомнить, что есть статья 111 Конституции, в которой сказано: Президент Украины может быть отстранен от должности Верховной Радой Украины в порядке импичмента «в случае совершения им государственной измены или другого преступления» - и начать волноваться, а не готовят ли ему импичмент. К сожалению, это всего лишь иллюзия. Ведь ни один из предыдущих скандалов ничем не закончился. Стоит, например, вспомнить, как песочили на Комитете по противодействию коррупции правую руку Порошенко Игоря Кононенко, или же дело «бриллиантовых прокуроров», которое раскручивалось в прямом эфире. А о таком человеке, как Николай Гордиенко, вообще забыли, хотя бывший председатель Государственной финансовой инспекции еще в прошлом году обвинил правительство Арсения Яценюка в 3,5 млрд гривен коррупционного ущерба. Получается, чтобы забыли об этом офшорном скандале, надо только подождать нового: более интересного, яркого, а то еще и приперченного, к примеру интимом. Поэтому создания ВСК (что еще под большим вопросом) в парламенте никто из тех, у кого рыльце в пуху, на самом деле не боится. Почему о ней говорят? Причин несколько. Тема действительно благодатная и простая, поскольку выводить деньги в офшор как минимум нечестно по отношению к государству. К тому же это повод напомнить парламентской коалиции с БПП и НФ, что она - не настоящее устойчивое большинство. И в принятии решений ей нужно учитывать интересы и других. В противном случае кризис власти будет только усугубляться, а там уже и выборы не за горами. Поэтому продолжение следует.
Политика Депутаты на зарплате 25 Апреля
20:07

Депутаты на зарплате

Депутаты на зарплате Есть такой старый анекдот, как мужик устроился в милицию, полгода за зарплатой не являлся, а когда ему позвонили из бухгалтерии, искренне удивился: «Еще и зарплата есть? А я думал, дали пистолет – и крутись, как хочешь». Его спокойно можно наложить на парламент. Только слово «пистолет» заменить на «депутатский значок». Сомнительно, что эти хорошо одетые люди, от голоса которых зависят миллионы (и гривен, и долларов, и евро, и даже юаней с рублями), живут на одну зарплату. Пояс от Яценюка Сейчас тема размера выплат нардепам снова на слуху. Уходя из ВР, Владимир Гройсман решил «поставить точку» в вопросе о повышении зарплаты и подписал распоряжение, которым снял ограничения, принятые в разрезе стратегии «затягивания поясов» правительства Яценюка. АСН уже неоднократно расспрашивала народных избранников, ощутили ли они кризис на себе, стала ли экономия принципом их жизни. В частности, тогда мало кто из депутатов мог сказать четко, сколько получает. Игорь ЛуценкоКто-то утверждал, дескать, приходится экономить. Так, нардеп от ВО «Батькивщина» Игорь Луценко отмечал, что был вынужден переехать в жилье поменьше и подешевле, а еще экономит на бензине, помощниках и корреспонденции. И тогда он говорил, и сегодня считает: однозначно надо платить больше - и заработной платы, и выплат на депутатскую деятельность, чтобы улучшить ее качество. Уверяет, шумиху против повышения зарплат и «депутатских» поднимают крупные предприниматели, олигархи, которые содержат часть депутатов в провластных фракциях: «Возможность депутатов быть финансово независимыми многим не нравится». Сергей ЛабазюкКто-то честно признавался и тогда, и сейчас, что может себе позволить не брать зарплату. Как, например, Сергей Лабазюк, член группы депутатов-миллионеров «Воля народа», в марте 2015-го говорил и сейчас повторил, что зарплату перечисляет на благотворительность, имеет возможность жить благодаря другим источникам: является акционером, получает дивиденды, не экономит на куске хлеба. Сегодня же добавляет, что правильно платить деньги, соответствующие важности принятия решений: «Ведь за спасибо никто нигде в мире не работает». Пряник от Гройсмана Проведя опрос, мы не нашли откровенных противников отнятия зарплат. Егор Соболев«Надеюсь начать откладывать. У меня хорошо зарабатывает жена (30 тыс. грн.). Плюс эта зарплата. Буду себя очень неплохо чувствовать... Нужно установить хорошую зарплату всем государственным служащим. «Дешевый» чиновник слишком дорого обходится людям. Это, бляха муха, советская ложь, мол, дадим им маленькую зарплату, зато они будут иметь льготы и блат, и, как в нашем случае, топ-коррупцию», - рассказал АСН председатель Комитета Верховной Рады Украины по вопросам предотвращения и противодействия коррупции, нардеп от «Самопомощи» Егор Соболев. Людмила Денисова«Когда я не жила в Киеве, а летала домой, в Крым, было трудно. А сейчас транспортных практически нет - 2300 грн. А депутат должен поехать домой, вернуться. Надо на что-то семью содержать. Но в целом у нас люди очень бедные. 80% - на грани бедности. Но, если у народного депутата не будет нормальной зарплаты, есть риск, что он попытается заработать, к примеру, получить выгоду от заинтересованных в принятии того или иного закона. Чтобы избежать коррупции в парламенте, следует, в частности, платить нормальную зарплату», - поделилась с АСН собственным мнением председатель Комитета ВР по вопросам социальной политики, занятости и пенсионного обеспечения, нардеп от «Народного фронта» Людмила Денисова. Дмитрий Добродомов«Действительно, некоторые депутаты вообще не ходят в Раду, их цель была - получить удостоверение. Но это не все. Есть те, кто интенсивно работает. Я не сторонник слишком высоких зарплат при нынешнем обнищании. Но на 4,5 тыс. грн. прожить в Киеве невозможно. Думаю, нужно провести определенную индексацию. Например, в некоторых странах зарплата депутата привязана к средней по стране, растет вместе с ней», - отметил секретарь Комитета Верховной Рады Украины по вопросам предотвращения и противодействия коррупции, внефракционный Дмитрий Добродомов. Мало или много? Олег Ляшко«Скажу откровенно, 4700 грн. мне не хватает. Только за коммуналку до двух тысяч в месяц должен заплатить. То есть я не живу на одну депутатскую зарплату. У меня есть сбережения. В прошлом году я продал машину, гараж. Однако я понимаю, что миллионы людей получают гораздо меньше. У миллионов пенсия 1100 грн., зарплата - 2000 грн. Поэтому я считаю, что повышение зарплат чиновникам возможно при условии повышения зарплат и пенсий всем. То есть оно должно быть в прямой взаимосвязи. А что касается коррупции, то тем, кто ею занимается, хоть сто тысяч дай зарплаты, ничего не изменится. Вон у нас у антикоррупционных прокуроров по 70 тысяч гривен. Я б тоже хотел такую ​​иметь», - открыл АСН свое видение лидер радикалов Олег Ляшко. Олег Осуховский«Не нужно торопиться с повышением зарплаты для народных депутатов Украины. Сначала экономику надо поднимать. Не получается? Нужно перезагружать власть, идти на выборы. А у нас дисбаланс: у руководителя «Укргаздобычи» - 400 тысяч гривен зарплата в месяц, «Укрзализныци» - 1,5 млн. долларов в год вроде должно быть. А у простого украинца минималка - 1100 грн.», - отметил председатель подкомитета по вопросам правового обеспечения и контроля за деятельностью специальных органов в сфере предотвращения и противодействия коррупции профильного комитета ВР, свободовец Олег Осуховский. Парный бой Как видим, сами депутаты акцентируют на социальной справедливости и зарплатах, соответствующих развитию экономики, коэффициенту полезного действия власти, но кивают на нереально высокие зарплаты для свежеприглашенных менеджеров-иностранцев. И представители власти вместе с депутатами по крайней мере на словах хотят разрушить стереотип, что чиновник и политик - это обязательно вор и коррупционер. Может, еще и на работу начнут все ходить? Или сложат мандат, если считают другие дела более важными? Преодолеть это планирует новый председатель ВР Андрей Парубий, который уже озвучил планы наказывать прогульщиков «гривней» и публичностью. Экономия тут может быть для бюджета неплохая. Ведь, например, по данным письменной регистрации, внефракционный народный депутат Андрей Белецкий отсутствовал по неизвестным причинам 171 раз, а присутствовал «аж» четыре. Или представитель фракции «Оппозиционный блок» Михаил Добкин отсутствовал «по неизвестным причинам» 138 пленарок, а посетил 37. Вместе с тем Добкин Дмитрий немного добросовестнее: прогулов всего 67%, или 117. И это несмотря на то, что еще в мае 2015 года было обещано предыдущим спикером публиковать «Топ-25 народных депутатов-прогульщиков». Поэтому думать, что теперь все нардепы начнут ходить на работу, напрасно. Но за счет антигероев можно попробовать перекрыть государственные расходы на приглашенных иностранных менеджеров. А убрав ограничения на заработную плату, Гройсман не просто уважил депутатов, но и дал понять, что готов на непопулярные шаги и надеется на прямую коммуникацию.  
Общество В зоне недоступа 25 Апреля
14:40

В зоне недоступа

В зоне недоступа Чем живет зона отчуждения спустя 30 лет после аварии на Чернобыльской атомной электростанции. В 110 километрах от Киева и в 16 от границы с Беларусью стоит город-призрак, заброшенная Припять. В ней сотни зданий и ни одной живой души. А в середине 1980-х здесь проживало около 50 тысяч человек. 27 апреля 1986 года многие из них услышали сообщение: «Внимание, внимание! Уважаемые товарищи! Городской совет народных депутатов сообщает, что в связи с аварией на Чернобыльской атомной электростанции в городе Припяти складывается неблагоприятная радиационная обстановка… С целью обеспечения полной безопасности людей, и в первую очередь детей, возникает необходимость провести временную эвакуацию жителей города…» И эвакуация была проведена. Только не на несколько дней, а навсегда. С документами и самыми необходимыми вещами люди закрывали окна, покидали свои квартиры, садились в автобусы и, «соблюдая спокойствие», как того просили власти, уезжали за пределы города. Спустя сутки после взрыва на Чернобыльской атомной электростанции перспективный город энергетиков стал превращаться в населенный пункт без будущего в зоне отчуждения. Сначала сюда пришла радиация, потом мародеры. Сегодня в Припяти нет ничего ценного. Кроме воспоминаний. Окна без стекол, дома без дверей, бассейн без воды, отель без постояльцев, магазин без покупателей. В городе такая тишина, что от нее звенит в ушах. В центре – гостиница «Полесье». Именно с ее крыши в первые дни после аварии управляли вертолетами, которые пытались потушить пылающий реактор. Ныне вход в гостиницу уже плохо просматривается из-за кустов и деревьев, выросших фактически из-под асфальта. Окна давно разбиты, а на этажах гуляет ветер. За гостиницей – парк аттракционов. На его колесе обозрения, правда, не успел прокатиться ни один местный житель – открытие было запланировано на 1 мая 1986 года… Качели заржавели и скрепят. Садиться на них нельзя: парк – одно из самых загрязненных мест в городе. В окрестных домах тоже уже давно никто не бывал. Да и в них заходить не рекомендуется. За 30 лет перекрытия рушатся и иногда обваливаются. Чернобыльская атомная станция была видна из многих окон в этом городе. Когда произошел взрыв, ночью 26 апреля, люди услышали гром, а после увидели розово-синее свечение над реактором. Тогда они еще не знали, что взрыв на станции приравняют к 75 Хиросимам и Нагасаки. Сегодня рядом с ним строится конфайнмент – арочное стальное сооружение, которое вскоре накроет четвертый энергоблок. Планируется, что его переместят на разрушенный реактор в конце 2016 года. Позднее внутри начнутся работы по разборке отработавшего свое объекта «Укрытие» и обломков блока. Они должны завершиться осенью 2017-го. «Некоторый персонал здесь работает только по несколько часов, - говорит специалист по координации строительства конфайнмента Петр Британ. - Все зависит от условий, где они находятся». У каждого – дозиметр. После критических 1500 микрорентген в час (это в 125 раз больше, чем в Киеве) работа прекращается. «Арка защитит от радиационной пыли, которая может подняться в результате каких-то обрушений существующего объекта укрытий», - уверяет Британ и говорит, что срок эксплуатации арки – сто лет. Еще один строящийся объект в Чернобыльской зоне – сухое хранилище для отработанного ядерного топлива. Его планируют сберегать тут также ближайшие сто лет. «Мы не знаем, как будут развиваться технологии, как будут обстоять дела с энергоресурсами. Сегодня переработка этого топлива экономически не выгодна. Но через сто лет ситуация может измениться», - говорит заместитель начальника проекта ХОЯТ-2 Владимир Дуда. Он показывает десятиметровые ячейки, в которых будет закрыто топливо исключительно с Чернобыльской АЕС. А в 16 километрах строится еще один объект, который сможет принять отработанное топливо и с других АЕС Украины. К слову, сейчас его увозят в Россию, за что Украина платит немалые деньги. Земля в Припяти, как и в некоторых других уголках 30-километровой зоны, заражена всерьез и надолго. Даже несмотря на то, что за 30 лет со дня аварии на электростанции уровень радиации упал в десять тысяч раз, жить в зоне отчуждения человек пока не сможет. «Еще 24 тысячи лет примерно 40% территории зоны будут оставаться опасными», - говорит председатель Государственного агентства по управлению зоной отчуждения Виталий Петрук.
Экономика Либеральность для валюты 05 Мая
18:04

Либеральность для валюты

Либеральность для валюты Зарегулированность валютного рынка и лимиты на продажу наличной валюты заставляют и крупных игроков, и простых людей искать обходные пути. Это длится уже долго, как и разговоры о необходимости либерализации административных ограничений, борьбе с офшорами и черным рынком. Сейчас власти снова обещают начать ослаблять удавки. Новая дорога Как сообщил первый вице-премьер-министр - министр экономического развития и торговли Украины Степан Кубив, 5 мая 2016 года состоялось заседание в Минэкономразвития по либерализации валютного регулирования с участием представителей НБУ и Минфина. «В ходе заседания по либерализации валютного регулирования обсуждались проблемные вопросы, поднятые предприятиями-экспортерами во время заседаний Совета по продвижению экспорта при Минэкономразвития и по результатам обзора торговой политики», - написал Кубив на своей странице в Facebook. Читайте также: Режим погоды для бизнеса Кроме того, по словам Кубива, на заседании обсуждали упрощение процедуры инвестирования за рубеж, либерализацию валютного регулирования, обязательную продажу валютной выручки, возврат валютной выручки и упрощение банковских процедур. А по результатам заседания была достигнута договоренность о разработке Дорожной карты по либерализации административных ограничений. На выход Эксперты убеждены, что снятие ограничений на валютном рынке пойдет на пользу финансовой системе. Александр ОхрименкоТак, в частности президент Украинского аналитического центра Александр Охрименко отметил, что падение экспорта по сравнению с 2013 годом составляет более 60%. К тому же экспортеры часто прячут валюту в офшорах, не возвращают ее в Украину. И если в 2013 году оборот валюты в день в среднем составлял около 2 млрд. долларов, то сейчас только 200 млн. долларов. «Глава Национального банка Украины Валерия Гонтарева просто не понимает, как работает валютный рынок Украины. Она все запретила и в результате валютный рынок рухнул. Сейчас большая часть операций - это черный валютный рынок и схемы с офшорами», - акцентировал он в комментарии АСН. Также Охрименко напомнил, что либерализация валютного рынка прописана в Соглашении об ассоциации с Европейским союзом. «Действительно, реформы крайне необходимы. Но первое, что надо сделать, - сменить главу Нацбанка. И, конечно, разработать настоящую Дорожную карту. Тогда, возможно через 4-5 лет, можно будет возродить валютный рынок Украины», - добавил Охрименко. Слово или дело Олег ПендзинВ свою очередь эксперт Экономического дискуссионного клуба Олег Пендзин, ранее возглавлявший департамент реального сектора экономики Минэкономразвития, настаивает, что в первую очередь для улучшения ситуации необходимо отменить ряд ограничений, введенных Национальным банком Украины. «Первое, что надо сделать, - это отменить ограничение на передвижение валютных средств (с точки зрения выведения полученной прибыли за пределы страны). Второе - обязательно пересмотреть порядок продажи валютной выручки, поскольку есть ограничение относительно возможности покупки проданной вами валюты для вашей же рабочей деятельности. Также необходимо снимать ограничения с физических лиц, потому что крайне важно привлечение свободных средств населения в банки», - убежден эксперт. Пендзин акцентировал внимание на том, что Украина реально очень нуждается в упрощении условий ведения бизнеса, как и в обеспечении безопасности инвестициям и усилении контроля за деятельностью налоговых органов. «Если действительно будет создана действенная Дорожная карта, которая позволит существенно либерализировать валютный рынок и обеспечить гарантии для инвестиций, прекратить вывод средств за пределы страны, это даст толчок для бизнеса. Иначе любые разговоры о привлечении инвестиций в Украину тщетны», - отметил экономист. Коррекция временем Александр ЖолудьСогласен с тем, что ограничения нужно постепенно снимать, и экономист Международного центра перспективных исследований Александр Жолудь. Он напомнил, что сейчас на валютном рынке продолжают действовать ограничения, которые были введены зимой 2015 года для стабилизации курса. А как показывает опыт других стран, такие ограничения могут быть действенными (для уменьшения паники) только в течение короткого периода и перестают действовать через 3-4 месяца. «Сейчас стоит постепенно убирать и эти, и ряд других ограничений, чтобы все-таки рынок сам себя регулировал. Речь идет об ограничении и для юридических лиц, и для физических лиц, в том числе о снятии валютных депозитов и покупке/продаже валюты. Ведь люди предпочитают хранить наличную инвалюту дома, а не в банках», - пояснил он АСН. Что касается реакции гривни на возможную либерализацию, то Жолудь уверен - она ​​будет зависеть от действий. «Нужно понимать, что на рынок, кроме ограничений, влияют и другие, экономические, факторы. Курс может колебаться при наличии ограничений, а может и быть относительно стабильным в их отсутствие», - акцентировал экономист.
marketgid
Новости партнеров
Loading...