Лента новостей
Выбрать все
Фильтровать тематики Выбрать
26 Мая
25 Мая
Лента новостей
Выбрать все
Фильтровать тематики Выбрать
26 Мая
25 Мая

Кому из льготников придется забыть о бесплатном проезде

05.01.2016, 19:19 Печать

31 декабря 2015 года Президент Украины подписал проект Закона №3628 «О внесении изменений в некоторые законодательные акты о стабилизации финансового состояния страны и усовершенствовании отдельных аспектов социальной политики». Согласно этому документу, предоставление бесплатного проезда в общественном транспорте отдельным категориям граждан отныне зависит от решения органов местного самоуправления.

Как сообщает телеканал 24, некоторые льготы, которые законодатели собирались отменить еще в прошлом году, хотя некоторые из них продолжали предоставляться, с 1 января 2016 года упразднены окончательно. К примеру, в прошлом году лицо, сопровождающее ребенка-инвалида, могло воспользоваться правом 50% оплаты проезда в межрегиональном электропоезде, а с 1 января 2016 года этому лицу придется оплачивать стоимость своего билета полностью.

В госбюджете на 2016 год нет строки о финансировании транспортных льгот, следовательно, ряд граждан теряет привилегии, которые раньше были гарантированы государством. Хотя окончательной отмены льгот пока не произошло. В частности, по-прежнему будут пользоваться правом на бесплатный проезд на автомобильном и железнодорожном транспорте инвалиды войны 1-й, 2-й, 3-й групп, участники боевых действий, пострадавшие и ликвидаторы катастрофы на ЧАЭС 1-й и 2-й категорий.

Отмена льгот не коснется военных пенсионеров и вдов военных, пенсионеров спецслужбы связи, детей из многодетных семей. В городском транспорте не потребуют купить билет у реабилитированных граждан, детей-инвалидов (1-я, 2-я группа).

Еще летом 2015 года в Министерстве социальной политики и инфраструктуры заявляли, что технически готовы к замене в 2016 году льгот на проезд в транспорте «живыми деньгами».

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции


По теме
Политика Месть для Генпрокурора 13 Мая
11:47

Месть для Генпрокурора

Месть для Генпрокурора Роз не было. Традицию поздравлять мужчин цветами прервали. Жаль, потому что «бывалые» напомнили бы Юрию Луценко розы без шипов, которые когда-то он дарил Юлии Тимошенко, как и «Терминатора», и «человека Президента». И злорадство здесь неуместно. Луценко все же возглавил Генпрокуратуру. Секрет полишинеля «Интригу» о назначении Луценко Генпрокурором тянули так, что можно было уже подумать, что его кандидатура не пройдет. Но все сложилось так, как думалось. Да еще и со скоростью невероятной: в один день проголосовали изменения в закон, которые позволить человеку без спецобразования возглавить прокуратуру, их подписал Президент, и в газете опубликовали. Аплодируем! С газетой вообще анекдот. Не в том, что вышла раньше, чем сообщения в интернет-СМИ. А - в верстке! Соседние статьи заголовками ценителей смешинок не баловали, в частности, чего стоит «По Счастливой улице... на кладбище». И в нем что-то есть. Не стоит даже останавливаться на бутафорском блокировании трибуны радикалами или закрытом от прессы рассмотрении представления Порошенко на Луценко, даже обсуждении его кандидатуры с фразами «мести не будет».  До назначения произошло немало интересного. Например, многие нардепы отмечали «не для прессы», что Луценко - временная фигура в ГПУ. Что он должен наделать шума и принять ряд решений (пусть чаще и управляемых местью и политической целесообразностью). А уже через короткое время после него любой может заехать на белом коне в Генпрокуратуру и выглядеть очень даже достойно. Говорили, разговаривали Кроме того, говорили, что за голоса за Луценко просили много. И недаром в Украину прилетел сам Игорь Коломойский, который за лояльность «своих» просил хотя бы контроль за таможней. Немалые аппетиты, как говорят за глаза, были у Юлии Тимошенко. Нашептали на ушко, что хотела Она как минимум, чтобы отдел «К» СБУ возглавил Владислав Бухарев. А как максимум - всю Службу безопасности для Андрея Кожемякина. Но не сложилось. Порошенко Василия Грицака не променял. Были разговоры о попытках оказать денежную помощь или гарантирование неоткрытия или аннулирования дел. Правда? Кто его знает. Но в отношении экс-регионалов, похоже, какие-то договоренности есть. Ведь во время представления Юрия Витальевича они на него не нападали, спрашивали даже очень мягко (максимум о 2 мая в Одессе). Да и на Комитете не брыкалась, против не голосовали. Человек Президента Сам Юрий Луценко публично был очень мягким. Сказал, что и заместителям даст шанс работать, и всех прокурорских поганой метлой гнать не будет (разве что тех, кто под закон о люстрации попадет). Более того, если будут работать хорошо - повышения зарплаты им добьется. Конечно, как и все постмайдановские Генпрокуроры, Луценко поклялся довести до конца дела Майдана, наказать виновных. А нардепу Сергею Мельничуку, который пожаловался, что год прокуратура его не допрашивает, сказал, что и его, и других услышат. («Аналитической службе новостей» Мельничук сообщил, что уже в понедельник пойдет в ГПУ. Напомним, ранее народный депутат Украины Сергей Мельничук заявлял, что фигурирует в 24 эпизодах, которые объединены в одно уголовное производство, открытое Генеральной прокуратурой Украины). Еще интересно, Юрий Витальевич акцентировал, что дела Давида Сакварелидзе и Виталия Шабунина - позор для ГПУ. Их должны изучить и, если окажется, что их породила политическая злость, то Луценко лично извинится за систему. Мысли вслух Луценко обещал еще много чего. Но вот после его назначения далеко не все комментарии можно напечатать. Хвалебные оды - это одно. А реальные эмоции были довольно резкими. В частности, в «Блоке Петра Порошенко» говорили, что теперь фракции конец. Не потому, что Луценко незаменимый ее лидер. Ведь прямым руководителем всегда был Порошенко через Игоря Кононенко. А потому, что раскол углубляется, а выборами пахнет все сильнее. Но публично член БПП Александр Черненко отметил, что еще прозвучит немало политических оценок назначения Юрия Луценко Генпрокурором, что неуместно. «Думаю, лучшую оценку этому даст время. Но у меня не политические, а исключительно человеческие эмоции. Волею случая я оказался (через одного) соседом Юрия Витальевича по парламентской скамье. Это было замечательное полуторагодовалое соседство, полное фирменных шуток, опытных советов, коротких и точных книжных рецензий, и просто интересных историй. Этого мне теперь будет не хватать», - рассказал он. В свою очередь представитель Народного фронта Леонид Емец добавил, что не хочет, чтобы Луценко отказывался от мести. «Все должны получить по заслугам. Кто делал добрые дела - благодарность. Кто плохие - наказание. Месть - только название для справедливости. Юрий Луценко не должен забывать о мести. Наказанными должны быть те, кто раньше творил зло. И те, кто отказывается бороться за то, за что погибли люди», - отметил он. Кредит доверия Каким Генпрокурором будет Луценко - покажет время. Он действительно имеет шанс расшевелить тихое и нетронутое гнездо прокурорских. Кредита доверия у него нет. Ожидают от него больше бездумного выполнения всех пожеланий своего кума - Порошенко. Или же - просто махания шашкой. Сам он говорит, что будет справедливым и незаангажированным политически. Кто прав? Скоро увидим.
Политика Парламентский переворот 06 Мая
18:17

Парламентский переворот

Парламентский переворот Парламент и народные депутаты не имеют сегодня ни доверия, ни уважения. И поговорка, что паршивая овца все стадо портит, здесь весьма уместна. Ведь на фоне популистов и бездельников все остальные как-то теряются. А еще если во время пленарной недели транслируется картинка из пустого сессионного зала, вообще слов нет. Поэтому идея переформировать работу парламента, представленная 6 мая 2016 года председателем ВР Андреем Парубием, действительно заинтересовала. С головы на ноги Что же предлагается? В частности, в наработанном законопроекте, который, по словам Парубия, после обстоятельного обсуждения с экспертами и достижения согласованной позиции со всеми лидерами парламентских фракций, будет зарегистрирован в ВР и вынесен в зал, предложена схема, которая позволит улучшить качество работы. Для этого планируется увеличить количество пленарных недель с двух до трех. И полностью сломать старую схему. Так, в понедельник предложено проводить День правительства с 11:00 до 14:00, чтобы народные депутаты имели возможность дебатировать с чиновниками. Пленарными днями могут стать только вторник и четверг (и утреннее, и вечернее заседание). Предполагается, что нардепы будут больше работать в комитетах и комиссиях: в понедельник с 16:00 до 18:00; в среду с 10:00 до 16:00; в пятницу с 10:00 до 15:00. Кроме того, хотят добавить работы Бюджетному и Антикоррупционному комитетам: они должны будут рассматривать все без исключения инициативы и давать свои выводы, что позволит отсеять популистские и лоббистские законодательные инициативы. Кроме того, каждую среду (16:00-18:00) должен быть еще и новый вид работы - заседание Совета комитетов, во время которого председатели комитетов будут подводить итоги и формировать предложения для Согласительного совета, который будет проходить по пятницам с 15:00 до 16:45. И, как отметил председатель ВР Андрей Парубий, в открытом для прессы режиме. Не штрафом единым Спикер надеется, что соответствующие изменения в статью 19 Регламента ВР депутаты внесут до конца этой сессии. А что касается дисциплины, депутатов-прогульщиков, то уже на следующей пленарной неделе их будут наказывать гривной. Парубий рассказал, что уже дал соответствующее распоряжение. А на вопрос АСН, будут ли бездельников наказывать лишением мандата, ответил, что это сделать могут только избиратели. «Это невозможно (лишать депутатских полномочий за прогулы. - Авт.). Для этого нужны изменения в Конституцию. Но мы будем другие формы воздействия применять. В частности, обращусь к премьер-министру Владимиру Гройсману с просьбой: депутатов, которые не ходят на заседания, не принимать. А то есть такие депутаты, которые на заседание ходить не могут, а вот к министрам, особенно профильным, имеют очень много вопросов. Есть причинно-следственная связь», - полушутя отметил он. И подчеркнул, что фамилии тех, кто игнорирует свои депутатские обязанности, будут публиковаться, что обязательно возымеет эффект, особенно в отношении мажоритарщиков, с которых уже спросят люди, ведь нет ничего сильнее, чем общественное давление. Саботажем за комфорт Алексей КошельВ экспертной среде давно и упорно говорят, что работу парламента нужно улучшить. Как отметил в комментарии АСН генеральный директор ВОО «Комитет избирателей Украины» Алексей Кошель, предложенные изменения в ст. 19 Регламента ВР позволят нарастить эффективность парламента - коэффициент полезного действия может вырасти на 10-20%. «Но не стоит слишком оптимистично говорить о возможности принятия изменений в Регламент. Все эти нововведения делают профессию народного депутата Украины не совсем комфортной. Чем больше мы обеспечиваем прозрачность, повышаем эффективность, сокращаем каникулы, тем больше будет сопротивление. Это вмешательство в зону личного комфорта. Поэтому получить 226 голосов в зале будет трудно. Возможно, будет саботаж. Возможно, будет принят компромиссный сценарий частичной реализации изменений», - сказал он. В то же время Кошель убежден, что изменения нужны. Со временем также следует вводить и другие, в том числе прямую трансляцию с заседаний всех парламентских комитетов на сайте ВР, и предвидеть, что один-два народных депутата не могут быть субъектами законодательной деятельности, а только группа парламентариев, и не меньше, чем самая маленькая фракция парламента (сейчас это 19 нардепов), что позволит избежать популизма и «законодательного спама». Логикой единой Евгений МагдаВ том, что инициатива по изменению формата работы ВР выглядит логичной, уверен политический эксперт Евгений Магда. «Нужно изменить устоявшийся график работы хотя бы ввиду того, что жить и работать в полурасслабленном состоянии в условиях продолжающегося конфликта с Россией парламентарии не имеют права. Морального, даже если мы говорим об отечественной политике», - сказал он в комментарии АСН. Магда отметил, что работу народных депутатов стоит интенсифицировать: «Надо привязать парламентариев к их рабочим местам и функциональным обязанностям». Но политолог предупреждает, что депутаты могут задействовать относительно попытки навести порядок в работе ВР старые и проверенные методы. «У меня есть небезосновательные сомнения, что депутатский корпус поддержит подобные изменения, есть риск, что их элементарно заговорят», - прогнозирует он. Работать, работать! Юрий КлючковскийВ том, что такие изменения в календарь ВР можно только приветствовать, заверил АСН и депутат нескольких созывов, президент Института избирательного права Юрий Ключковский. «Две рабочие недели в месяц - слишком большая роскошь для столь высокопоставленных государственных деятелей, еще и высокооплачиваемых. Не секрет, что за неделю так называемой «работы в комитетах» в лучшем случае Комитет работает один день, а остальное время депутаты отдыхают. Над законопроектами не работают, даже не стесняются сказать, что их не видели», - отметил он. Ключковский также добавил, что трудно прогнозировать, как проголосуют нардепы за такие изменения в Регламент. «Но каждый депутат теперь должен думать, как он выглядит в глазах людей. Закончились времена закрытых, неприкосновенных депутатов, до которых никто не может добраться, которым все равно, что о них думают. Если кто-то из депутатов не хочет работать в парламенте, то пусть честно скажет. А тем, кто проголосует против таких изменений в Регламент, я бы предлагал добровольно сложить мандаты. Не хотят, пускай не работают, но не мешают другим», - резюмировал эксперт. Кнут или пряник Как видим, старт реформе работы ВР дан. Но удастся ли дойти до финиша с победой, или по дороге противники изменений все распылят и выхолостят? У нас возможно все. Но действительно нет ничего сильнее, чем общественное давление, а просто критиковать и не любить власть - позиция страуса.
Общество В небе над реактором 26 Апреля
09:34

В небе над реактором

В небе над реактором 30 лет назад летчики армейской авиации Военно-воздушных сил, чтобы закрыть с воздуха разрушенный реактор Чернобыльской АЭС, совершали до 30 вылетов в день, пролетая сквозь зоны, где радиация зашкаливала за тысячи рентген. Экипажи вертолетов действовали практически в обстановке ядерной войны... Ночь 26 апреля 1986 года поставила человеческую цивилизацию на грань жизни и смерти. В 1 час 23 минуты 47 секунд четвертый реактор Чернобыльской АЭС потрясли два мощных взрыва. На пульт дежурного Минатома СССР идет условный сигнал. Он трансформируется по нарастающей: 1, 2, 3, 4. Это означает на Чернобыльской станции возникла ситуация с ядерной опасностью, радиационной опасностью, пожарной опасностью, взрывной опасностью. Внутри развалин четвертого энергоблока горит около 2,5 тысячи тонн графита и других радиоактивных веществ. Обстановка критическая. Над Припятью багровеет небо… Человек сильнее атома Правительственная комиссия во главе с Борисом Евдокимовичем Щербиной принимает постановление: провести облет станции с воздуха и радиационную разведку. 26 апреля с армейского аэродрома «Борисполь» поднимается Ми-8 капитана Сергея Володина. Курс – на ЧАЭС. В сражение с невидимым и коварным врагом вступают воины-авиаторы... Из воспоминаний Героя Советского Союза генерал-полковника в отставке Н.Т. Антошкина: «26 апреля 1986 года около обеденного времени я был срочно вызван в штаб округа. Встретил меня взволнованный генерал Анатолий Фомин, на тот момент исполнявший обязанности командующего войсками Киевского военного округа. Он сказал, что на атомной электростанции случилась беда, возможно, потребуется наша авиация. Надо срочно выехать туда и на месте во всем разобраться. В принципе, какой-то особой задачи мне не ставилось. Было только сказано, что туда же вылетает правительственная комиссия и более конкретные указания я получу уже в Чернобыле. В штаб округа прибыл и мой командующий, генерал-лейтенант авиации Николай Крюков. Его мнение было таким же: «Николай Тимофеевич, кроме тебя из моих заместителей послать некого (в тот день их не было в Киеве). Времени мало, выезжай срочно. А через денек-два мы тебя там заменим». Тут же договорились, что вместе со мной поедет как специалист начальник химслужбы подполковник А. Кушнин». В Припяти тогда мало кто осознавал, что уровень выброса радиоактивных веществ в 500 раз больше, чем после бомбардировок Хиросимы и Нагасаки. Из воспоминаний Героя Советского Союза генерал-полковника в отставке Н.Т. Антошкина: «Распоряжение руководителя правительственной комиссии Щербины было коротким: «С земли к реактору не подобраться. Поэтому вся надежда только на вертолетчиков... Ваши вертолеты нам нужны здесь прямо сейчас». Ученые предложили наглухо закрыть реактор сверху защитным слоем песка. Подступиться к аварийному блоку кроме как с воздуха было неоткуда. Требовалось как можно быстрее начать сбрасывать с вертолетов в горящий кратер мешки с песком. Ближайшим аэродромом к Чернобылю был аэродром Черниговского летного училища. Туда в срочном порядке и решено было перебросить вертолетный полк из Александрии. Ночью, в условиях грозы и низкой облачности, перелетела вся техника — и Ми-6, и Ми-8. Летчики были опытные, почти все только что вернулись из Афганистана. «Первые два Ми-8, ведомые заместителем командующего ВВС Киевского военного округа по армейской авиации полковниками Борисом Нестеровым и командиром гвардейского вертолетного полка Александром Серебряковым, подняли в воздух членов правительственной комиссии». Военный совет Военно-воздушных сил Киевского военного округа приступил к формированию Объединенной авиационной группы (ОАГ). Конкретизируются задачи авиационным командирам, прежде всего в поиске эффективных технологий применения авиации. Ядром авиационной группы от 12 военных округов стал 51-й отдельный гвардейский вертолетный полк (ОГВП) под командованием полковника А.И. Серебрякова. В общей сложности ОАГ на первом этапе ликвидации катастрофы насчитывала более 80 вертолетов и самолетов различных типов (Ми-6, Ми-8, Ми-24 РХР, Ми-26, Ан-26, Ан-30). Они базировались на аэродромах «Певцы» Черниговского летного училища и «Гончаровское». На полевом аэродроме в Малейках была организована дезактивация авиатехники. 27-28 апреля началась отладка методик сброса нейтрализующих веществ на аварийный реактор. Велась радиационная разведка. Доклады разведчиков были тревожными. Температура над эпицентром поврежденного реактора достигала 180-200 градусов по Цельсию. Уровни радиации в зоне разрушения реактора член правительственной комиссии академик В.А. Легасов оценивал в 3000-3500 Р/ч. Из средств защиты вертолетчиков были только респираторы. За один пролет над реактором каждый из членов экипажа мог фактически получить дозу радиации от 3 до 8 рентген. Допустимая доза радиации для летного состава, согласно нормативным документам, составляла 24 рентгена. Из воспоминаний командира вертолетной эскадрильи 51-го ОГВП полковника в отставке Ю.Н. Яковлева: «Мы делали первые экспериментальные сбросы. Как? С какой высоты? Что там творится? Никто ничего не знал, что там делается. И когда мы начали подходить на высоте 25 метров... Под тобой как ад. Ярко-красный огонь. Жара. Мы как на сковородке себя чувствовали. Вертолет в этих условиях не должен был летать. Он у нас летел. Подбором высоты мы вышли на высоту 150 метров. На этой высоте температура была порядка 120 градусов. Когда мы все отработали, пошел массовый запуск вертолетов. На станцию шли только те, которые были готовы!» Командованием ОАГ было принято принципиальное решение: утром вертолеты перелетают с аэродромов базирования на три площадки, расположенные вблизи АЭС. На каждой из них должны были находиться однотипные машины, что диктовалось технологией загрузки и методикой выполнения полетов по наиболее результативным схемам заходов, руководитель полетов и бригадир с радиостанцией, который командовал погрузочными группами. Управление вертолетами, когда они должны были выполнять заход для сброса грузов, с земли осуществляет авианаводчик. Авиация на ночь на площадках не остается. Схемы маршрутов должны быть проложены так, чтобы экипажи выходили на цель непрерывным потоком. Точность попаданий в цель фиксируется на фото экипажем специально выделенного вертолета, который должен находиться выше машин, атакующих пораженный энергоблок. По окончании рабочего дня вертолеты уходят для дезактивации на аэродром «Малейки», а оттуда на свои аэродромы базирования. Изначально вертолетные площадки находились на удалении 500-600 м от реактора. Затем они были перенесены на 14–18 км от реактора из-за повышения радиационного фона. Массированная воздушная круговерть началась 29 апреля. В воздухе работало от 30 до 40 винтокрылых машин. Применялся боевой порядок «поток одиночных вертолетов» с интервалами между ними до двух минут. Сброс грузов в реактор выполнялся на скоростях 100-120 км/ч с высоты в 200 м. Кроме высокого уровня радиации, задача усложнялась тем, что в районе энергоблока находилась 150-метровая труба, а вертолет «проваливался» над поверженным реактором на 20-30 м, так как из-за высокой температуры резко падала тяга двигателей. Из воспоминаний полковника в отставке О.Г. Чичкова: «Я вылетал всегда первый — в 3:30, с рассветом. Пролетал над четвертым блоком и делал замеры, об их результатах тут же докладывали в Москву. Например, утром 6 мая было под 300 рентген. Как только что-то в реактор сбрасывали — уровни радиации поднимались». 12 мая во время вылета на разведку в четвертом энергоблоке было обнаружено пламенеющее пятно. Это свидетельствовало о высокотемпературном пожаре. Было решено нейтрализовать очаг возгорания путем сброса на разрушенный реактор 80 т свинца. Это стало последним крупным сбросом с воздуха на 4-й энергоблок. 27-28 апреля вертолетчики оперативно отработали методику полетов на аварийный реактор. 28 апреля полковник А.И. Серебряков произвел 22 вертолето-вылета и сбросил 30 т грузов. Подполковник Ю.Н. Яковлев (командир вертолетной эскадрильи 51-го ОГВП) за 28-29 апреля произвел 32 вертолето-вылета и сбросил 50 т грузов. Подполковник В.В. Славников (командир вертолетной эскадрильи, ВВС БВО) в течение 29-30 апреля совершил 19 вертолето-вылетов и сбросил на реактор 76 т грузов. 3 мая заместитель командира 51-го ОГВП подполковник С.Я. Степанов, выполняя задачу по радиационной разведке на вертолете Ми-8, пролетел в непосредственной близости от поврежденного реактора, что позволило получить ценные данные о радиационной обстановке. Высокую организованность, самоотверженность, боевую четкость проявили руководители полетов. Руководство полетами осуществлялось с крыши гостиницы «Припять», расположенной в полутора километрах от реактора. В начале мая правительственная комиссия приняла решение о мониторинге разрушенного реактора, так как необходимо было знать температуру в реакторе и состав выходящих газов. Выполнение этой сложнейшей задачи было поручено полковнику Н.А. Волкозубу. 8 мая уже начались тренировочные полеты. Из воспоминаний старшего летчика-инспектора отдела армейской авиации ВВС КВО, военного летчика-снайпера, мастера вертолетного спорта СССР полковника Н.А. Волкозуба. «8-го числа привезли нам термопару. Как проволока. Конец является датчиком. Увязали все, трос разложили в Чернобыле на площадке. И 9 мая подъехали Евгений Петрович Рязанцев (заместитель директора Института атомной энергии им. И.В. Курчатова) и Александр Степанович Цикало (начальник смены дозиметристов). Установили аппаратуру в вертолете. Перед полетом мы сами, экипаж, из листов свинца сделали защиту - положили на сиденья, на пол. Только там, где педали, где ноги, там нельзя было. Закрылись хорошо. Дали нам жилеты свинцовые. Мы объяснили своим пассажирам, как будем лететь, закрыли их плитами тоже, договорились о взаимодействии. Наблюдал за полетом мой коллега, полковник Мимка Любомир Владимирович. Он разместился в Припяти на гостинице «Полесье». Ну, все сели в вертолет, поднялись из Чернобыля без всяких проблем. Конец троса - чтобы лучше было видно - обозначили оранжевым кольцом. Я подошел на высоте 350 метров. Надо было узнать, как температура там, как мощность двигателей. Вертолет висел стабильно. Руководитель полета мне говорил: «До здания 50 метров. 40... 20...» По высоте и удалению он мне подсказывал. Но когда я стоял над самим реактором, ни я, ни руководитель уже не видели, попал я или нет. Поэтому послали еще один вертолет Ми-26. Полковник Чичков пилотировал. Он завис на удалении двух-трех километров сзади меня и все видел. Я должен был зависнуть возле трубы... А Евгений Петрович Рязанцев сам в люк смотрел. И он показывал жестами: «Над реактором». Замеры температуры делали на высоте 50 метров над реактором, 40, 20 и в самом реакторе. Евгений Петрович все видел. А аппаратура пишет. Когда все сделали - я отошел. За Припятью было намечено специальное место, и трос я сбросил в песок. Трос был радиоактивен. С момента зависания все это заняло 6 минут 20 секунд. А показалось - вечность. Это была победа! На следующий день, 10 мая, нам снова поставили задачу: определить состав выходящих газов. Опять все то же, такой же трос, только не термопара была на конце, а контейнер. Тут задача была попроще - надо было не висеть, а плавно пройти. 12 мая все надо было повторить с термопарой. Появился и опыт, и маленько спокойствие. Еще полетели. И, несмотря на то, что опыт, казалось бы, уже был, но менее шести минут провисеть никак не удавалось». Укротить радиоактивный ад 98 процентов летных экипажей имели боевой опыт, вынесенный из войны в Афганистане. Генерал-майор авиации Н.Т. Антошкин, офицеры делали все для того, чтобы проверенные практикой приемы пилотирования вертолетов в Афгане эксплуатировались в небе Чернобыля с максимальной нагрузкой. После первых дней полетов было принято решение о переходе от метода сброса грузов через грузовой люк к методу сброса грузов с внешней подвески. Устройство сконструировал заместитель командира 51-го ОГВП по инженерно-авиационной службе подполковник С.К. Юрко. Для сброса грузов стали использоваться тормозные, а затем десантные парашюты, что позволило повысить производительность летной работы и точность попадания в цель. На реактор было сброшено в общей сложности более 10 000 парашютов с грузами. Принципиальным обстоятельством явилось и то, что было сделано ударение на разработку методов радиационной защиты экипажей. Вертолетчики использовали листовой свинец и свинцовую дробь в качестве отражающих экранов, что позволило значительно снизить дозы облучения экипажей. Из воспоминаний полковника в отставке О.Г. Чичкова: «Уже в это время было ясно, что экипажи довольно быстро набирают «дозы». Два-три дня — и в госпиталь. Стали принимать меры. Листом свинцовым выкладывались полы кабины, а иногда и парашютные чашки в креслах пилотов. Химики утверждали, что 1 сантиметр свинца понижает облучение в два раза». К работе по минимизации психогенных потерь широко привлекались специалисты химической и медицинских служб. За период с 28 апреля по 26 мая для решения задач медицинского обеспечения было привлечено 47 медицинских работников (26 врачей и 21 человек среднего медицинского персонала), из них 41 человек из состава медицинской службы ВВС КВО. Из воспоминаний полковника в отставке С.Я. Степанова: «9 мая, в 22:45, над станцией вспыхнуло что-то вроде полярного сияния, чего в тех краях никогда не бывало. Будто знак. Наверное, Всевышний посмотрел на наши мучения и решил: хватит вам. И реактор начал успокаиваться. А ведь, как нам сказали специалисты, до критической массы оставалось всего ничего...» Из воспоминаний полковника в отставке Б.А. Нестерова: «Прямо надо сказать, что мысль была одна, как быстрее закупорить, положить пробку на этот реактор, чтобы к нему могли подойти наземные службы... Самоотверженность, мужество, высокий профессионализм авиаторов позволили начать борьбу за возрождение поврежденной атомной электростанции». 30 ноября 1986 года был успешно завершен комплекс мероприятий по реализации первоочередных мер по минимизации последствий взрыва на 4-м энергоблоке ЧАЭС и подписан акт государственной комиссии о принятии на техническое обслуживание объекта «Укрытие». Это стало возможным благодаря героическому подвигу обычных граждан своей страны, которые в смертельно опасных условиях достойно и честно выполнили свой гражданский и воинский долг. Рыцари чернобыльского неба были первыми! Своим подвигом они доказали: человек сильнее атома! …Их было более 600 тысяч. Военных и гражданских. Они - ветераны ядерной войны мирного времени, которая вошла в историю как Чернобыльская катастрофа. Каков же главный урок Чернобыльской катастрофы? Его емко сформулировал в своем дневнике академик В.А. Легасов: «Все аварии в мире развиваются по одному сценарию: накапливаются мелкие погрешности, каждая из которых сама по себе не страшна. Но когда их становится много, очень много, создается критическая масса. Тогда и происходит катастрофа: на атомной станции, на борту самолета или в личной жизни одного человека...» Справка о работе экипажей: 28 апреля выполнено 93 полета. Сброшено 151 тонна грузов (песка, глины, доломита, свинца, бора); 30 апреля выполнен 341 полет. Сброшено 1028 тонн грузов; 1 мая выполнено 437 полетов. Сброшено 1202 тонны грузов, к 11:00  удалось погасить горящее пятно внутри разрушенного реактора; по системам учета работ ОАГ с 27 апреля по 6 мая выполнено 1927 полетов. Сброшено 4925 тонн грузов, из них 1800 т песка и глины, 2400 т свинца, 800 т доломита и 40 т карбида бора, что привело к полному погашению горючих элементов в зоне разрушения реактора. По мере работы авиаторов уровни радиации над реактором снижались. К 5 мая - до 240 Р/час вечером и 140 Р/час утром. Впоследствии радиационная обстановка устойчиво стабилизировалась. На 6 мая температура воздуха над реактором была в пределах нормы.  
Общество Вербно-пальмовое воскресенье 24 Апреля
16:28

Вербно-пальмовое воскресенье

Вербно-пальмовое воскресенье За неделю до Пасхи православные и греко-католики отмечают Вербное воскресенье. В больших монастырях и крохотных церквях на утреннюю службу люди приносят вербу и пальмовые листья. В Евангелии описано, как Иисус воскресил Лазаря из мертвых, а люди, которые это увидели, поверили – он сын Божий. И когда Христос въезжал на следующий день на осленке в Иерусалим, народ в честь Царя стелил дорогу своей одеждой и приветствовал пальмовыми ветвями. И пока молва о чуде быстро разносилась в окрестностях, первосвященники и фарисеи принимали решение убить Иисуса. В память о тех событиях священник и сегодня освящает веточки пальмы, а у нас – вербы. Это дерево выбрано не случайно, ведь считается, что верба – живучее и сильное растение. Перед тем как принести вербу в храм, ее следовало срезать до рассвета с молодых деревьев, на которых нет засохших веточек. Но сейчас редко кто ходит за вербой в лес, чаще ее покупают прямо у храмов. Затем с ней идут в храм на службу. А после священник щедро поливает зеленые ветви и улыбающиеся лица святой водой. Говорят, что потом эти веточки защищают человека от нечистой силы и разных болезней. Поэтому и сегодня после службы можно было увидеть, как родители слегка ударяют своих детей освященной вербой.
marketgid
Новости партнеров
Loading...