Подписывайтесь на нас в Facebook
Спасибо, я уже с Вами.
counter
Лента новостей
Выбрать все
29 Июля
28 Июля
Все новости

Владимир Орлов: Без аналитической работы «черные сотни» превратятся в обычных рэкетиров

Владимир Орлов: Без аналитической работы «черные сотни» превратятся в обычных рэкетиров

Этим летом как никогда таможня была в центре внимания Кабинета Министров, и за прошедшие месяцы в ведомстве запустили ряд нововведений. В ГФС уже заявили, что с 1 августа таможня начала работу по принципу «единого окна», а также планируется введение обязательной фото- и видеофиксации таможенных процедур. Кроме того, в ближайшее время рекомендации по реформированию таможни представят американские консультанты. Поможет ли это в борьбе с коррупцией в ведомстве, как отразится на поступлениях в госбюджет, а также, что нужно для того, чтобы реформы проходили не только «на бумаге», но и в реальности – об этом в интервью с экспертом по вопросам налоговой и таможенной политики, заместителем главы общественной организации «Сила Украины» Владимиром Орловым.

— Как вы в целом оцениваете курс кабмина на реформирование таможни. Что делается правильно, а что нет?

— На таможне действительно накопилось очень много проблем, и правительство не зря уделяет столько внимания этому вопросу. Ведь по сути последние 2 года таможней никто не занимался. И хотя мне как человеку, который более 10 лет своей жизни отдал таможне и неприятно, что многие СМИ чернят и обвиняют таможню чуть ли не во всех бедах украинского народа, но понимаю, что системные изменения в ней уже давно назрели.

Поэтому я весьма положительно оцениваю то, что кабмин показал готовность проводить масштабные реформы на таможне. Но я против того, чтобы непрофессионалы, а иногда и просто невежды выдавали откровенную показуху за реформы. К сожалению, ГФС сейчас больше занимается популизмом, чем практической реализацией необходимых реформ на таможне.

По таможне за последние 3 года нет ни одного новшества, которым можно похвастаться и сказать, что это действительно упростило ведение бизнеса: ни долгожданного уполномоченного экономического оператора, ни автоматических процедур выпуска товаров в свободное обращение, ни присоединения к транзитным процедурам ЕС. Я уже не говорю, о переносе акцента контроля с этапа таможенного оформления на пост – аудит, и отслеживание всей цепочки поставки товара – от границы до реализации на внутреннем рынке. Под это, в том числе, и обосновывалась идея объединения таможни и налоговой.

— Ну почему же, не так давно ГФС запустили реформу «единого окна» …

— Создание системы «единого окна» при прохождении контрольных процедур активизировали только после того, как премьер-министром стал Владимир Гройсман. Это очень правильное решение, при чем, давно перезревшее. Только вопрос, что делали Миндох, а теперь ГФС все это время? Почему приходится этот технически сложный проект реализовывать аврально за пару месяцев? По моей информации, контрольные службы абсолютно не готовы к работе по принципу «единого окна», ни технически, ни инструктивно. О том, что «единое окно» фактически еще не заработало так, как должно, косвенно подтвердил и сам глава ГФС.

Та же история с институтом уполномоченных экономических операторов: ГФС с Минфином так долго разрабатывают нормативную базу, что, боюсь до момента принятия ее Верховной Радой, ЕС уже примет новый Таможенный кодекс, и мы опять будем в роли догоняющих. Более того, мало принять законы и подзаконные акты, надо время их апробировать на практике и получить обратную связь от бизнеса.

А то у нас получается, что в пресс-релизах «улучшили, упростили, ускорили», а в действительности - только в очередной раз ухудшили условия работы бизнеса. Поэтому, на месте правительства и Минфина, иногда полезно делать своего рода «контрольную закупку» - без показательного парада ГФС, выехать в регионы, вместе с бизнесом подать таможенную декларацию в оформление, и «побыть в шкуре» бизнеса, пройдя все процедуры таможенного контроля.

— Создание межрегиональной таможни, которое анонсировали в ГФС. Нужна ли она и какова ее функция. Насколько мне известно, это не новая для Украины идея…

— Подобная инициатива была внедрена в 1999 году. Тогда это называлось Оперативной таможней. Функции были абсолютно те же, что сейчас приписываются «новой» структуре. Буквально за пару лет эта Оперативная таможня превратилась в обычных рэкетиров. Потом все-таки под влиянием «очеловечивания» вместо таможни появилось Бюро рисков, которое должно было создать и внедрить автоматизированную систему управления рисками. На сегодняшний день это подразделение уже ГФС пасет задних вместо того, чтобы задавать тон всей работе таможенного направления ГФС. Но это, безусловно, и к большому сожалению вопрос приоритетов. Поэтому, возвращаясь к теме межрегиональной таможни, она может стать очередным органом со сверхполномочиями и размытой ответственностью, который будет генерировать сверхкоррупцию.

— Как создание межрегиональной таможни соотносится с другими планами по реформе ведомства. Вот, например, скоро свой план реформ предложат американцы. Есть ли смысл спешить?

— Как по мне, это решение вообще выбивается за пределы понятия реформ. Это абсолютно тактическое решение, я так понимаю, с целью точечного «затыкания дырок» на границе. А это является маркером того, что граница по сути никому не подчиняется. Что касается планов, ответственность за ситуацию на таможне в любом случае будет нести ГФС, независимо от предложенных или внедренных реформ. Я не жду чуда. Не будет такого, что американцы скажут нам магическую формулу и уже завтра все проблемы улетучатся. Реформы на таможне — большой кропотливый труд. Это не значит, что реформу нужно делать 10 лет, ни в коем случае. Оперативные шаги можно достаточно быстро предпринимать. И это нужно было делать еще вчера. Но, как говорится, чтобы преодолеть путь, нужно сделать первый шаг.

— Что нам могут предложить американские эксперты? И что нам нужно позаимствовать у американцев?

— В качестве шутки, но все же, позавидовать можно в первую очередь бюджету американской таможни — более 13 миллиардов долларов в год. А если серьезно, то мы находимся на разных планетах. В США таможня – это мощнейший правоохранительный орган со своим спецназом и даже авиацией. Колоссальная инфраструктура: сканеры и ультрасовременные технологии контроля. Самое главное — сильная аналитическая составляющая, доступ ко всевозможным базам данных других ведомств. Ведь американцы очень четко усвоили урок 11 сентября. Теперь контроль безопасности пассажиров самолета, например, начинается еще в стране отправления.

Но при этом даже такой орган испытывает определенные проблемы, поскольку США имеют очень напряженный участок границы с Мексикой. А это и кокаиновый наркотрафик, и незаконная миграция, и контрабанда оружия. Что говорить об украинской таможне, которая даже не имеет возможности и ресурсов патрулировать «зеленую границу». На сегодняшний день сумасшедший объем контрабанды сигарет идет как раз на участках границы, расположенных вне пунктов пропуска. Причем используются и тоннели, и беспилотники и надувные лодки и так далее. Это только один пример.

Поэтому я думаю, что американцы, проинспектировав украинскую таможню, побывали в машине времени. Это все они проходили наверно лет 30 назад. Но ждать какой-то панацеи наверно было бы наивно. У них своя специфика, у нас - своя. И тут шаблоны не сработают. Это стало понятно на примере полиции. Неплохая идея была извращена при ее воплощении в жизнь. Кроме того, есть Рамочные стандарты Всемирной таможенной организации, в которых все описано, куда должна двигаться таможня. Все уже давно придумано умными людьми, нужно просто брать и внедрять у себя.

— Видеофиксация. ГФС заявили, что фиксировать работу таможенного оформления по стране будут 6,5 тысяч видеокамер. Этого достаточно?

— Если продолжать политику сокращения штата ГФС за счет сотрудников таможен, то в скором времени эти 6,5 тысяч портативных видеокамер некому будет носить. На самом деле, вопрос не в количестве видеокамер, а какой результат мы получит от того, что 300 млн. грн. бюджетных средств будет потрачено на сомнительный проект по видеофиксации?

Упрощение процедур для бизнеса, сокращение времени для «прохождения» таможни – нет. Уменьшение злоупотреблений при таможенных досмотрах – возможно, но не факт. Таможенный досмотр – это всего лишь одна из таможенных формальностей. Почему мы не хотим фиксировать каким-то образом этап контроля таможенной стоимости, когда бизнесу «выкручивают руки», навязывая тарифы «свыше», или, когда «чистится» таможенная база?!

Видеофиксация может «иметь право быть», если, во-первых, количество досматриваемых грузов будет приближено к 1% от общего числа (европейская практика), во-вторых, когда будет действительно работать автоматическая система анализа и управления рисками, а не «черные сотни», межрегиональные таможни и другие контроллеры, которые, исходя из собственных интересов, будут «генерировать досмотры», давая указания направо и налево оформляющим инспекторам.

В нынешних условиях результатом видеофиксации будет еще большее затягивание процесса таможенного оформления, простои транспорта, увеличение затрат на внешнеэкономическую деятельность и, как следствие -очередные волны недовольства бизнеса.

Кроме того, возникает вопрос: а кто это видео будет смотреть, а главное – анализировать? Тем более срок хранения такого видео на центральном сервере - 3 месяца. Уверен, что эффект от установки видеокамер на дорогах будет больше, чем на петличке таможенника.

— Как в целом установка видеокамер может помочь наполнению бюджета?

— Абсолютно никак. Также как ожидать «чуда наполнения бюджета» от работы «черных сотен» нет никаких оснований. Если ГФС действительно создает «элит подразделения по борьбе с контрабандой», то должны быть поставлены четкие критерии эффективности их работы.  А это, по моему мнению, 30-50 % отработанных ориентировок, полученных от центра, должны быть результативными. И естественно, себестоимость проекта «черных сотен» (а это почти 4 млн. грн. в месяц зарплаты, плюс расходы на транспорт, бензин, оплата гостиниц и т.д.) должна перекрываться реальными денежными средствами, зачисленными в госбюджет, от работы «черных сотен»

Если говорить глобально, то роль таможни в наполнении бюджета главным образом заключается в стимулировании деловой активности сектора внешнеэкономической деятельности. А это достигается, в первую очередь, путем упрощения таможенных процедур.

К сожалению, об упрощении ГФС только говорит. От лозунгов «мы внедряем передовые международные таможенные стандарты» и перманентного изучения международного опыта надо давно переходить к практическим действиям. По упрощению таможенных процедур мы отстаем уже даже от Таможенной службы Республики Беларусь, у которой, заметьте, нет обязательств по Соглашению об Ассоциации с ЕС по упрощению таможенных процедур. В отличие от Украины.

Так вот, в Беларуси уже внедрили автоматический выпуск экспорта и работают над импортом. А мы даже не все типы предварительных деклараций оформляем автоматически. Белорусы сделали, а потом сообщили, что у них экспорт оформляется за 1 минуту. А мы последние 3 года хвастаемся, что экспорт у нас в среднем оформляется за 1 час. Разве это достижение?

— По вашему мнению, какими должны быть три первых шага для реформирования таможни сегодня?

— Во-первых, необходимо восстановить управляемость системы. Без этого ни о каких реформах можно даже не мечтать — они все будут саботированы таможнями на местах. Ведь на сегодняшний день распространенной тенденцией является, когда местные «элиты» фактически приватизировали таможни. Нужно обеспечить автономию таможенного направления. Заместитель главы ГФС должен иметь право назначения и увольнения, а также владеть правом поощрения и взыскания. Потому что сегодня управленческая вертикаль разрушена, ответственность размыта.

Начальники таможен, зная, какой бардак происходит в центральном аппарате, абсолютно не боятся негативных последствий. Поскольку все кадровые вопросы проходя через «сито» раздутого бюрократического аппарата могут менять свой вектор. Сугубо таможенные вопросы проходят согласование в непрофильных департаментах, а иногда и в подразделениях, которые вообще не имеют отношения к оперативной деятельности. Руководители таможен, осознавая, что курирующий заместитель главы ГФС не может принимать кадровых решений, могут «прыгнуть через голову» и решить свои вопросы с другими, более лояльными замами или непосредственно с председателем службы. При такой конфигурации как сейчас, заместитель главы ГФС по таможне - просто статист. Поэтому срочно необходимо усиливать эту позицию и наполнять ее смыслом.

— Кроме построения вертикали и кадровой составляющей, что еще, по-вашему мнению, нужно изменить?

— Следующее из главных, как по мне изменений - нужно возродить аналитические подразделения таможенного направления. Никакие «черные сотни» или «айнзац группы» не в состоянии побороть контрабанду, если оперативным мероприятиям не предшествует кропотливая аналитическая работа. Без аналитики эти «заградотряды» превратятся в банальных рэкетиров, которые будут «трясти» все внешнеэкономические грузы без разбору. В этом случае вообще вся репутация реформ на таможне будет подвержена серьезному риску. В-третьих, создание системы мотивации сотрудников таможни.

— Повышение заработных плат?

— Да, именно. Это тот вопрос, который нынешнее руководство ГФС даже не пыталось решить. Но я уверен, что Правительство все равно вернется к этому вопросу. Сейчас таможенник в Украине получает 100 евро, в Польше — минимум 800. И даже там вопрос коррупции очень остро стоит. Я не говорю, что после повышения зарплат на таможне коррупция исчезнет на следующий день. Но без этого говорить о каких-то системных шагах в этом направлении просто смешно. Я часто слышу, что нужно всех таможенников уволить и набрать новых, честных и неподкупных. Но не изменив систему мотивации, через 3 месяца мы получим тот же результат. Потому что инспектору надо где-то жить, что-то есть и еще добраться до работы, если это, например, пункт пропуска на границе. Мы ведь видим много задержаний с поличным, но на их места приходят другие и занимаются тем же самым. Только карательными мерами тоже ничего не добьешься. Кроме того, считаю первоочередной задачей — реформирование подразделение внутренней безопасности.

— Как именно?

— Это не должно быть подразделение внутреннего рэкета. Ведь сегодня сотрудники внутренней безопасности по сути вмешиваются в процесс таможенного оформления. Таким образом, действует презумпция виновности. Якобы инспектор уже виноват в чем-то. А это толкает его как раз на получение незаконного вознаграждения, чтобы откупиться от необоснованных претензий ВБ-шников. Подразделение внутренней безопасности должно заниматься своей непосредственной функцией — безопасностью инспектора и недопущение втягивания его в преступную деятельность.

Только комплекс этих действий позволит оперативно изменить ситуацию на таможне, причем в самые короткие сроки. Это уже набившие всем оскомину 3 месяца. Причем не бравирование увеличением платежей в бюджет, которое достигается выдавливанием из бизнеса необоснованных платежей. А реальный результат — то, что называют порядком.

Эти первоочередные мероприятия позволят создать необходимую почву для дальнейших действий: организация обмена информацией с таможнями смежных стран (по примеру Молдовы), привлечение средств для улучшения инфраструктуры в пунктах пропуска, коренной пересмотр технологий таможенного контроля. Тогда мы сможем и заткнуть «дырки» на границе и поломать схемы «серого» и всех других цветов и оттенков импорта.

Галина Липецкая, для АСН


Просмотров: 410

Самое читаемое сегодня

Генпрокуратура показала, как работали схемы экс-министра Клименко
Генпрокуратура показала, как работали схемы экс-министра Клименко
Генеральная прокуратура Украины показала, как работали преступные схемы экс-министра доходов и сборов Александ...
Россия шпионила за Макроном с помощью Facebook – Reuters
Россия шпионила за Макроном с помощью Facebook – Reuters
Агенты Российской Федерации использовали Facebook, чтобы шпионить за предвыборной кампанией президента Франции...
В миграционной службе сообщили, за что Саакашвили лишили гражданства Украины
В миграционной службе сообщили, за что Саакашвили лишили гражданства Украины
В Государственной миграционной службе подтвердили, что экс-президент Грузии и экс-губернатор Одесской области ...
Volkswagen, Daimler и BMW предложили объединиться в концерн, чтобы избежать обвинений в рыночном сговоре
Volkswagen, Daimler и BMW предложили объединиться в концерн, чтобы избежать обвинений в рыночном сговоре
Последний скандал с немецкими автопроизводителями начался с истории в еженедельнике Der Spiegel, который опубл...
Минюст готовит новые иски против Газпрома и РФ за оккупацию Донбасса
Минюст готовит новые иски против Газпрома и РФ за оккупацию Донбасса
Министерство юстиции Украины готовит новые иски против Российской Федерации и Газпрома за оккупацию Донбасса О...



0,24244999885559
Подписывайтесь на нас в Facebook
Top